Народный генерал

 

Удивительной была судьба  Нурали Шералиева. Я познакомился с ним, когда он учился в седьмом классе  школы-интерната Ховалингского района. Он ничем особенным  не выделялся среди остальных своих сверстников. Среднюю школу закончил на год раньше меня, в 1966 году. Последующие пять лет прошли незамеченными, мы были далеко и вестей друг о друге не имели. За это время я окончил школу, был призван на действительную военную службу. Шералиев также отслужил в рядах СА, демобилизовавшись, он поступил на подготовительные курсы сельхозинститута. После сдачи вступительных экзаменов был зачислен на первый курс механического факультета указанного института. В то время я уже работал следователем в Органах безопасности. После окончания института, как молодой специалист, Шералиев был направлен на работу в сельхозтехнику Ховалингского района в качестве главного инженера. Это был период, когда Минсельхоз СССР организовывал в Ховалинге аграрно-промышленные объединения по комплексному развитию животноводства. Планировалось поголовье скота довести до 50 тысяч голов. Директором АПО являлся Петров Н.П.  На эти цели были выделены большие деньги из бюджета Минсельхоза СССР. Сравнительно за короткий срок приобретались автомашины типа КамАЗ, тракторы, сенокосилки и другая сельхозтехника. Были асфальтированы все дороги,  строились комплексы фермы. Именно в этот период Шералиев показал себя как механизатор и организатор в «Сельхозтехнике» района. Учитывая его организаторские способности, по рекомендации Петрова он был назначен начальником «Сельхозтехники» района, где проработал до 1991 года. В указанном году был избран заместителем Председателя Ховалингского района, курирующего сельское хозяйство. Гражданская война застала его в этой должности. В сентябре 1992 года военным комиссариатом он был мобилизован в Курган-Тюбинский штаб сопротивления. Он работал в штабе, а Сафаров изучал его. Видимо, его добросовестность, ответственность за порученное дело и организаторские способности понравились Сафарову и он назначил его начальником штаба Народного Фронта. С сентября 1992 года до января 1993 года он состоял в должности начальника штаба. Благодаря его неустанной энергии все средства и силы были централизованы и все большие операции проводились с учетом обстановки на местах и со знанием дела. Принимались во внимание и учитывались оборонительные и наступательные факторы. Шералиеву удалось собрать в штаб добросовестных работников. Были введены в структуры ответственные за прессу, за средства массовой информации, за связи с иногородними корреспондентами и другие. Штаб в своей повседневной деятельности старался доводить до сведения источников массовой информации  задачи  Народного Фронта, его цели по восстановлению конституционного строя. Благодаря неустанной работе руководства штаба, представления о том, что в Курган-Тюбе и близлежащих к нему районах действует бандитское формирование, были развеяны. В штаб систематически приглашались иногородние журналисты, знакомясь с обстановкой на местах.

Надо отдать должное Шералиеву, который систематически исправлял Сафарова и направлял его энергию на осознанные поступки. Были определенные успехи и  недостатки в этом плане. Но все делалось, чтобы меньше было нареканий, а больше позитивных моментов в деятельности штаба и формирований Народного Фронта.

 

Шералиеву удалось первым делом установить четкую связь  со всеми подразделениями НФ, в том числе с Гиссарской долиной. Все предстоящие мероприятия по обеспечению вооруженных формирований необходимым военным обмундированием, вооружением и боеприпасами согласовывались с командиром зоны, а их исполнение немедленно докладывалось. Одновременно были изготовлены удостоверения штаба Народного Фронта и его бланки, необходимые для ведения делопроизводства. Был налажен строгий учет выдаваемого оружия членам НФ, которые призывались и зачислялись в отряды НФ. Был заведен и другой порядок учета оружия и другого вооружения, определенное количество выдавалось в штаб какого-либо района, за которое нес строгую ответственность начальник  штаба. Шералиеву удалось разделять с Сафаровым неограниченную личную власть и регулировать его бесконтрольность. В то же время в ряде случаев штаб выступал в роли технического исполнителя указаний и приказаний, поступавших от руководителей НФ. За весь период работы штаба Шералиев  е навещал своих детей. Он также регулировал хозяйственную работу, возложенную на начальников штабов. Были выделены ответственные работники штабов, которые отвечали за тыловое обеспечение. После переезда Сафарова в Душанбе Шералиев продолжил работу по завершению оформления документации по передаче личного состава в силовые и другие структуры органов власти. Кстати, надо отдать ему должное, что он сразу же вынес предложение о роспуске Народного Фронта в связи с тем, что он выполнил свою миссию по восстановлению конституционного строя. Нурали Шералиеву  было предложено на выбор несколько должностей, но он от них отказался и заявил, что до стабилизации  обстановки по возможности он бы поработал в Министерстве обороны заместителем. Его мотивация заключалась в том, что многие бойцы НФ зачислены в структуры МО и им пока необходимо чувство локтя. Эта просьба была удовлетворена , и в апреле 1993 года Шералиев был назначен заместителем Министра Обороны, где прослужил до 1995 года. В то время я был Министром безопасности, а Зухуров – Министром Внутренних дел. Посоветовавшись, мы пришли к единому мнению, что Шералиев должен работать по специальности – начальником ГАИ. Его кандидатура была одобрена, и приказом Министра он был назначен начальником Управления безопасности дорожного движения.  Спустя десять лет, я думаю, что в выборе Шералиева на эту должность, мы не ошиблись. Занимая эту должность в течение десяти лет, он многое сделал в самые трудные годы для реанимации, становления и дальнейшего развития службы БДД МВД Республики Таджикистан.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить