Командир народного фронта 

 

       Ходили разные слухи и легенды о командирах вооруженных формирований Народного Фронта. Здесь мне хотелось бы рассказать об одном из них.

       Он рос, как и все: детский сад, школа, детство, юность. Воспитываясь у родителей, с юных лет  был крутого нрава. Среди своих сверстников старался выделиться и стать вожаком. Учился в советской школе. Кроме этих качеств ничем иным не отличался от других. Таким был Файзали Саидов.

       О нем узнал в 1990 году. Я руководил расследованием уголовного дела в отношении зачинщиков февральских событий в Душанбе. Тогда было установлено, что весьма активную роль в организации и проведении несанкционированных митингов играли руководители мечетей, где систематически, пропагандируя силу, настраивали верующих выходить на митинги и выражать свое несогласие  с правительством республики. Одним из таких лидеров и был Саид Ашраф из Бохтарского района, Тогда еще в ходе расследования вышеуказанного уголовного дела было установлено, что Файзали Саидов как активный участник массовых митингов являлся телохранителем Саида Ашрафа. Материал в отношении него был выделен в отдельное дело и направлен для производства оперативно-следственных мероприятий в г.Курган-Тюбе. Проведением оперативно-розыскных мероприятий руководил следователь УВД Нуриддин Абдурахимов, который  находился в родственных отношениях с Файзали Саидовым. Мы договорились о допросе Саидова  и о последующем прекращении части материалов  уголовного дела в отношении него. Файзали был допрошен мною,  рассказав о том, что в феврале был на площади у здания ЦК, однако в противоправных действиях участия не принимал. На самом же деле в материалах видеозаписи он был зафиксирован, как активный участник. Эту часть мы записали на другой кассете и отправили Абдурахимову. Больше к этому вопросу мы не возвращались. В принципе, подобное часто практиковалось между следователями и оперативниками, когда дело касалось их близких или родственников. Это неписанное правило осуществлялось без  корысти, из уважения друг к другу. В 1992 году в республике начались дестабилизационные процессы, и наше общество было разделено на две враждебные друг другу части. Группа Файзали Саидова формировалась в Калининабаде. Когда у них не было оружия, Файзали с представителями штаба г.Калининабада, будучи в Кулябе, получили  несколько единиц стрелкового оружия  и одновременно выступили по телевидению г.Куляба, призвав мирное население Куляба на вооруженную борьбу против оппозиционных сил. В основном боевые действия первоначально велись на территории Бохтарского и Вахшского районов, но в  результате раздробленности и отсутствия единого замысла они не блистали особыми успехами. Стычки носили эпизодический характер. Силы оппозиции были  сплоченными, работали более целеустремленно и успешно. Такая обстановка продолжалась до прихода С. Сафарова. Вооруженные стычки велись первоначально  и в Вахшском районе, но отсутствие  общего руководства сказывалось на их нерезультативности. Приехав в Курган-Тюбе, Сафаров сразу взялся за объединение всех мелких вооруженных групп, которые действовали в Вахшском, Бохтарском районах и в г.Курган-Тюбе. Первоначально начальником штаба был Сухроб Афгонов, но вскоре от полученного огнестрельного ранения он скончался. Трагическим днем и одновременно днем  всеобщего возмущения явилось 27 июня 1992 года, когда на городских площадях собрались противоборствующие силы для заключения мирного  соглашения. Но, к большому сожалению,  вооруженные бойцы оппозиции под командованием мулло Мамаджона открыли стрельбу по собравшимся, где несколько человек были убиты и многие ранены. Это вызвало волну возмущений, и многие поднялись на вооруженную борьбу. Этими провокационными действиями оппозиционные силы способствовали  гневу людей и многие из них прямо с площади  пошли в штаб и записались добровольцами. Одновременно был наведен порядок в работе штабов всех районов бывшей Кулябской области, которые с военными комиссариатами занимались мобилизацией мужского населения. На эти же штабы было возложено обеспечение продовольствием направленных бойцов. К тому же Кулябская область находилась в экономической блокаде, а в Фархорском районе свирепствовала эпидемия . Наравне с этими  проблемами более 50 тысяч беженцев из г.Курган-Тюбе, Вахшского и Бохтарского районов находились в районах Кулябской области. Все полевые командиры и бойцы практически к сентябрю были объединены под началом руководителей штаба в г.Курган-Тюбе. Ими были: Ф.Саидов, братья Чоловы – Курбон и Султон, С.Шамолов, Ш.Сабзов, Х.Каримов, М.Худойбердыев и представители Гиссарской долины. Основная масса бойцов была нормальными людьми  и подчинялась всем указаниям и наставлениям, которые поступали из штаба. Конечно, среди них были и грабители, и воры и мародеры. К таким, в основном, командиры  были беспощадны. В борьбе за восстановление конституционного строя  сложили головы более тысячи молодых людей.

 

Око за око, зуб за зуб

 

Их подвиг навечно останется в памяти народа. Они сложили головы за будущее нации и государства. Многие из них посмертно награждены орденами и медалями, другими государственными наградами.

       Но вернемся к Файзали. По рассказам очевидцев и тех, кто его окружал, он стал жестоким после убийства отца. Его труп был обнаружен на мусорной свалке, со следами издевательств с особой жестокостью. Похоронив своего отца, Фвайзали поклялся отомстить за него. Он действовал по принципу: «Око за око, зуб за зуб». Многие после этого избегали общения с ним, а при встречах старались обойти его стороной. Он никого не щадил: ни своих, ни чужих. Первоначально Сафаров сделал ставку на Файзали, поэтому приобретенное оружие и бронемашины передавал ему. По этой причине формирование, которым он командовал, стало самым мобильным и оснащенным по сравнению с другими. За ним стали отмечаться случаи неповиновения, совершения непонятных рейдов в те или иные районы. Как это было, например, в Пяндже, затем в Фархоре, где им были застрелены ни в чем неповинные люди. К концу 1992 года, когда оппозиционные силы были изгнаны из Курган-Тюбе, Бохтара, Вахша, Колхозабада, Файзали кроме  Сафарова больше никому практически не подчинялся.

 

Он стоял у истоков

 

       Мне вспоминается, когда Саидов со своей бригадой, которая была включена в состав Министерства обороны, в январе 1993 года без согласования с кем-либо местом своей дислокации избрал  район зоопарка города Душанбе. Его нахождение в городе вызвало негативную реакцию. К тому же оппозиционные силы хотели использовать его против руководства МВД и быстро установили с ним контакт. Он пытался искать группу людей, которые считали, что он является идеологом оппозиции. Нами была получена информация, что он усиленно разыскивает поэтессу Гульрухсор Сафиеву. Информация была доложена С.Зухурову, вскоре было принято решение: найти поэтессу и обеспечить ее мерами безопасности во избежание неприятных случайностей.

Саидов решил встретиться с Зухуровым и мной, а после встречи уехать. К зданию КНБ он прибыл в сопровождении более двадцати телохранителей, но, повстречав меня возле дверей, успокоился и велел всем своим подручным находиться в машинах. Сам же в моем сопровождении вошел в мой кабинет, где вспоминал о февральских событиях, и тепло благодарил меня за  поддержку, оказанную ему  в свое время. Вскоре я проводил его в кабинет к Зухурову. В процессе беседы Саидов заверил нас, что на следующий же день он передислоцируется в Курган-Тюбинскую область. Затем попрощался и, действительно, на следующий день покинул пределы города Душанбе. Одновременно С.Зухуров говорил с ним о том, что мы все встали, чтобы восстановить конституционный строй, и что недруги попытаются использовать любой наш промах в свою пользу. В итоге, привел пример с Гульрухсор Сафиевой и в доходчивой форме объяснил ему, что всем писателям и творческим работникам надо оказывать содействие. Файзали дал слово, что больше не будет преследовать Сафиеву или других писателей. Своевременно принятые меры позволили  с учетом эмоциональности Файзали убедить его вернуться на место постоянной дислокации.

 

Вместе с тем, несмотря на существенные свои недостатки, Саидов очень многое сделал для установления Конституционного строя. В подразделении, где он был полевым командиром, а после в структуре МО, прошли боевую закалку многие солдаты, впоследствии ставшие офицерами. Многие из них не вернулись с поля боя, отдав свои жизни за светлое будущее. Вечная им слава! Но такие как:  генерал Нур Фокиров, полковник Табарали  и сейчас верой и правдой служат Отчизне

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить