Народный лидер

 

Судьба свела меня с Сангаком Сафаровым еще летом 1992 года в городе Кулябе, куда мы поехали в командировку с начальником Главного таможенного управления при Правительстве республики Хамракулом Худойкуловым, у которого я был тогда заместителем. Мы должны были встретиться с председателем Кулябского облисполкома К.Мирзоалиевым. Были неотложные вопросы, и их надо было решить с глазу на глаз. Когда мы завершили беседу, офицер охраны из приемной Мирзоалева доложил, что Дед (Сафаров) и Рустам Абдурахимов пришли. Они вошли, поздоровались с нами и перешли к решению своих проблем. Мы распрощались, вышли и отправились в опергруппу  г.Куляба.

Вторая моя встреча с Сафаровым состоялась, когда я, выполняя задание в декабре 1992 года,  был принят Сафаровым в штабе Народного Фронта (НФ) в Курган-Тюбе. Меня сопровождал начальник штаба НФ Шералиев Н.  До этого я с Сафаровым лично не был знаком, если не считать описанную выше  встречу. По слухам и рассказам знал,  что за какие-то погрешности в советское время он был осужден и отбывал наказание где-то в России, а после освобождения работал буфетчиком в Кулябе. Люди, знавшие его, рассказывали о его щедрости, отзывчивости, человечности, а также нетерпимости к несправедливости.

Меня поразила его трезвость суждений, ясный ум и решительность.  В основном он говорил на русском языке. В период 1992 года средства массовой информации неустанно повторяли, что Сангак – отпетый  преступник, бандит, но правде надо смотреть в глаза. Он  – лидер народного движения за установление конституционного строя в новой эпохе. Надо признать, что он смог повести массу за собой. За ним пошло абсолютное большинство порядочных людей по зову сердца, чтобы защитить родной очаг и родственников, близких и друзей. Он понес наказание за свои деяния в советский период. Кстати он поднял осужденных против администрации ИТК, которая притесняла их. За все это он понес наказание,  и  ранее совершенные им деяния никоим образом не связаны с его деятельностью в период 1992 – 1993 годов. Не надо из этого делать трагедию. Из истории мы знаем, что практически все руководители Советского государства, начиная с Ленина, Сталина, Дзержинского и многих других до победы Октябрьской революции привлекались к уголовной ответственности за совершение государственных и других преступлений. Я знаю, что в законе понятие совершенных деяний независимо от мотивов называется преступлением. Видимо, появится человек в судебной системе и поставит вопрос о реабилитации Сафарова  за совершенные им деяния в эпоху социализма. В Эстонии, Польше и других Прибалтийских странах идет надругательство над памятью  советских солдат, освобождавших Европу от фашистской чумы. К  большому сожалению, сейчас многие к этому явлению относятся положительно. Я думаю, что преступления, за которые был осужден Сафаров в советский период, даже по понятиям действующих законов республики  давно погашены.

Пусть никто не делает ставки на то, что при этом я преследую целью уменьшить заслуги других и приумножить вклад других. Каждый человек, индивид и личность, в истории имеет свое место и рано или поздно оно находит отражение сначала в памяти народной, а затем и на страницах истории. Во все времена и века массу возглавляли личности и вместе с народом они делали историю. Как говорил А.Суворов: «Один в поле не воин».

 

Военный парад

 

Притеснив оппозицию, осенью 1992 года руководители Народного Фронта приступили к подготовке и проведению 16-ой Сессии Верховного Совета. Одними из первых вошли в город Душанбе руководители КНБ во главе с вновь назначенным Министром Зухуровым С.З. . Следом за ними 12 декабря прилетел Председатель Верховного Совета Республики Таджикистан нынешний Президент страны Эмомали Рахмон. В первых числах января 1993 года в КНБ приехал Шералиев, чтобы согласовать вопрос о приезде в столицу Сафарова. Он должен был принять участие в традиционном параде на площади Озоди 23 февраля 1993 года. Утро и день этого дня выдались пасмурными. Несмотря на пронизывающий  ветер и мокрый снег с дождем, с семи часов утра военные подразделения начали подтягиваться к центру площади Озоди. К 9 часам на трибуну для чествования парада поднялись руководители республики. В сопровождении охраны на автомобиле марки «Ниссан-Патрол» из Курган-Тюбе приехал С.Сафаров. Он был встречен участниками парада аплодисментами. Рядом с ним шел Министр обороны Узбекистана  генерал Рустам Ахмедов. О готовности участников парада докладывал Министр обороны Республики Таджикистан Шишлянников, который был приглашен из Узбекистана по рекомендации Ахмедова и назначен на пост Министра обороны Таджикистана. Участниками парада были бывшие вооруженные формирования народного фронта, включенные в состав силовых структур. Парад начался… 

Вначале на площадь вышли спортсмены. За ними выступили представители пограничного полка, где командиром был капитан Шамолов. Они продемонстрировали технику ведения рукопашного боя в стиле «каратэ». Следом за ними один за другим по площади прошли участники парада. По завершению парада руководители частей были приглашены на традиционный обед, а затем к вечеру все разошлись. С. Сафаров в тот же день подарил Р.Ахмедову автомобиль «Ниссан-Патрол», который тот, вылетая  в Ташкент, погрузил в самолет и увез с собой.

Уместным будет отметить, что он оказал в период экономической блокады  большую помощь Кулябскому региону. Через несколько дней после этого парада Сафаров по его  приглашению уехал в Ташкент в сопровождении Н.Шералиева, начальника  Штаба НФ. В ходе прошедшей встречи после церемоний гостеприимство Ахмедова перешло все границы, он предложил взамен за оказанную материальную помощь в период Гражданской войны рассмотреть вопрос о передаче Турсунзадевского района Узбекистану. По рассказам генерала Шералиева, которым был очевидцем и присутствовал при этом разговоре. По его словам Сафаров от такой постановки вопроса пришел в ярость и заявил, что ни один сантиметр таджикской земли никогда не будет отчужден. После этой встречи начался процесс ухудшения таджикско-узбекских отношений. Для начала они выдворили беженцев – лиц узбекской национальности, многие из которых находились в Сурхандарьинской области. В 1993 году беженцы из южных регионов республики узбекской стороной загружались в грузовые машины и доставлялись к таджикской границе, где и высаживались. В том же году представители Узбекистана стали требовать возмещения стоимости переданных в Термезе бронемашин для Бригады особого назначения ГКНБ в 1992 году.

В  период с января 1993 года Сафаров вошел в здание КНБ. Мы знаем, что в последнее время он и Саидов находились в непонятных отношениях. Хотя всегда он подчеркивал, что имеет двоих сыновей, называя Файзали Саидова  и Якуба Салимова. В период гражданской войны он многое сделал по укреплению формирования, где командиром был назначен Файзали. Основная бронетехника и стрелковое оружие, которые приобретались, были переданы в подразделения, где он являлся командиром. Хотя неоднократно Сафаров был предупрежден, не делать ставку на Файзали Саидова из-за его неустойчивости и вспыльчивости. Но каждый раз он пренебрегал этими предостережениями. С.Сафаров также очень доверял Якубу Салимову, который многое сделал для сплочения Народного Фронта. Он возглавлял Вахшскую группировку. Но оставаясь в здании КНБ, Сафаров всегда говорил Салимову о том, что ему он доверяет, но не убежден в стойкости его сотрудников, которые в 1992 году перешли на сторону оппозиции.

       Многие говорили о жестокости Сафарова. Да, естественно, война, какая бы она ни была, остается войной. Есть беспередельщики, мародеры, с которыми закон не всегда может справиться. На ваш суд выносятся два примера деятельности Сафарова:

       В первых числах января 1993 года сотрудники КНБ получили информацию о том, что некий Сухроб, представитель НФ, собрал вокруг себя десять человек и мародерствует в Кофарнихонском районе. В распоряжении его группы каким-то образом оказался БТР. В срочном порядке туда были откомандированы Нурали Шералиев, Абдулло Бобораджабов (ныне покойный), Акрам Худоназаров, которыми в одном из кишлаков при совершении насильственных действий в отношении мирных жителей была обезврежена и задержана группа мародеров. Все были доставлены в Душанбе. Увидев Сухроба, Сафаров сразу же узнал его. Оказывается, за подобные действия тот был изгнан из состава Народного Фронта. Все материалы были оформлены и переданы в правоохранительные органы.

       Другой пример: после ухода оппозиционных сил из Файзабадского района и поселка Оби-Гарм правоохранительные структуры приступили к исполнению своих служебных обязанностей. Вдруг приходит информация о том, что вооруженная группа под командованием Ибода Бойматова, Садулло Мирзоева, Малика Салихова, Хабиба Насруллоева общей численностью в 200 человек, дислоцировавшаяся в Оби-Гарме, практически дестабилизировала общественно-политическую обстановку в этом районе. Своими неправомерными действиями вызвали недовольство местного населения. Бойцы совершали изнасилования и убийства, занимались грабежом, выступая под маркой подразделений НФ. Хотя уже и было принято решение  о роспуске НФ, Шералиеву была поставлена задача разоружить эту группу и вывести ее к месту дислокации. Чтобы избежать провокации, для реализации принятого решения Шералиеву поручили взять с собой пять человек, поехать в штаб и решить возникшую проблему. Наряду с мирным решением вопроса и вывода группы боевиков  из поселка был предусмотрен вариант внезапного разоружения. Группа, действовавшая по указанию Сафарова, в составе Шералиева – руководителя, А. Бобораджабова, А.Худоназарова, Т. Одинаева, Хоркаша и Бобошо, вооружившись, ночью выехала в Оби-Гарм. Приблизившись к штабу, они обнаружили, что основная масса боевиков находится в нетрезвом состоянии, а полевые командиры развлекаются. Реально оценив обстановку, было принято решение проникнуть в расположение вооруженного формирования и застать тех врасплох. Группа была разделена на две части. Шералиев с одним из бойцов должны были разоружить руководство штаба, а вторая группа бойцов должна была окружить и обезвредить рядовых бойцов.

Операцию начали одновременно. Зайдя в помещение, где сидели Бойматов и другие, Шералиев, сорвав чеку у гранаты и держа ее в руках, потребовал у всех сложить оружие и  оставаться на местах. Параллельно в казарменном помещении группа под началом Бобораджабова быстро разоружила бойцов. Наутро все были возвращены в места постоянной дислокации.

К Сафарову прислушивались, его боялись и уважали. На протяжении  ста лет, а может и более, в истории Таджикистана и Средней Азии не было такого отчаянного человека. Как бы не называли его, однако, все равно он оставался лидером народного движения. Это дар Божий.  Наряду с этими  положительными качествами, конечно, как и всякому другому человеку, Сафарову  были присущи недостатки и свойственны ошибки. Бывало, что он был справедлив, и в то же время – жесток. Были случаи, когда он совершал в отношении определенной части людей самосуд, подменял собой судебные инстанции, выносил «приговор» и сам же исполнял его. Это, конечно, не делало ему чести. К тому же жизнью человека вправе распоряжаться только Бог. В случае совершения преступления прерогатива суда решать: кого казнить, кого миловать.

 

Месть

 

К большому сожалению, в 1992 году в штабе бойцов бывшей Кулябской области начались интриги на местнической основе. Был снят с должности председатель Кулябского облисполкома Мирзоалиев и отстранен от руководства штабом Сафаров, который, затаив обиду на вновь избранного Председателя облисполкома Ризоева Љ. и его окружение, приведшее его к власти, уехал из Курган-Тюбе, где обосновал штаб Сопротивления. Помнится, что до установления конституционного строя, он в Куляб не возвращался.

На сегодня очень многие выдвигают разные версии об истинных причинах и мотивах убийства Ризоева, который был застрелен Сафаровым. Он ответил за нанесенную ему обиду. В том же 1993 году Сафаров, выступая по телевидению, объявил, что Хасаналиев, мулло Хайдар и Курбон Зардак приговорены к смерти. Он считал, что эти люди, приведшие Ризоева к власти, и стали причиной его изгнания. На этот счет существуют разные версии, предположения о мотивах убийства, но другие толкования и комментарии излишни. Я привел основную причину расправы над Ризоевым. Утверждения Сафарова о том, что Ризоев был связан с оппозицией и людей вел на верную смерть преднамеренно, были высказаны для оправдания, одним словом, было задето самолюбие Сафарова. Это убийство вызвало огромный резонанс среди разных слоев населения. Одни одобряли действия Сафарова, другие осуждали. С другой стороны деспотичность Сафарова не давала никому возможности поднять голову, и все обсуждения имели место только в кулуарах и за его спиной.

 

Доверие

 

С января 1993 года Сафаров жил в здании КНБ. В принципе, его присутствие не стесняло никого. Днем Сафаров уходил на встречи, торжественные церемонии, а возвращался только к вечеру. Его всегда сопровождала охрана, состоявшая из членов бывшего Народного Фронта. Начальником охраны являлся  брат Сафарова – Давлат. Ему подчинялись восемь человек. Имена нескольких я назову: Саймумин, Рахмат, Хоким, Табарали и т.д. Они тоже остановились в КНБ. Тогда весь личный состав находился  на казарменном положении, и по ночам в городе подразделения КНБ контролировали  обстановку совместно с подразделениями МВД. Практически с пяти часов вечера все  улицы города были пусты и безлюдны. По ночам  слышны были выстрелы. Боевые действия шли на территории Кофарнихонского района.

По вечерам мы всегда собирались у Зухурова, докладывали результаты проведенной работы, намечали мероприятия на следующий день, а потом расходились.  Все это ежедневно доводилось до руководителя страны. Тогда было очень трудно, практически все сотрудники МВД и КНБ наряду с исполнением служебных задач решали вопросы, связанные с обстановкой в городе, состоянием экономики, продовольственные и другие проблемы. Трудность заключалась в том, что в правительстве многие отделы были вакантными, не было желающих работать. Мало кто хотел взвалить на себя бремя ответственности. Не было при Председателе советников и всевозможных помощников, и по этой причине полученная негативная информация по общественно-политической обстановке доводилась до него сразу, а после – уже до исполнителей. Такие решения принимались молниеносно и реализовывались сразу же. Не то, что сейчас, когда отдельные вопросы находят свое решение спустя 5-8 месяцев. По крайней мере, исполнительская дисциплина в указанный период была на должном уровне. Все вопросы хозяйственно-тылового характера решал первый заместитель Премьера Убайдуллоев, без прохождения нынешних бюрократических барьеров.

Все, начиная с С.Зухурова, обращались к Сафарову «Дед». Ему было уже за шестьдесят, но он был очень крепок. Руки у него были стальными. По вечерам он многое рассказывал о себе и часто в разговорах осуждал определенную группу людей, которые, по его мнению, занимая определенные властные полномочия, могли бы повлиять на ситуацию, но с самого начала заняли нейтральную позицию

Сафаров был очень понятливым и быстро вникал в суть  любого обсуждаемого вопроса.

 

Миротворческая миссия

 

С поговоркой: «Среда влияет на человека»,  я полностью согласен. Постоянно общаясь с Сафаровым по вечерам, мы обсуждали вопросы стабилизации,  престижа республики на международной арене. Эти беседы, естественно, не проходили бесследно для Сафарова, он делал выводы. Его историческая заслуга также заключается в том, что он нашел мужество и в январе 1993 года  заявил о роспуске всех структур Народного Фронта. Он понимал, что почва уходит у него из-под ног, однако твердо на всю страну  заявил, что все полномочия Народного Фронта перешли к законно избранному руководству страны. Были и другие попытки определенного круга людей, которые не были заинтересованы в роспуске НФ и продолжали настаивать на сохранении его вооруженных подразделений.

Приближался праздник «Навруз». Сафарова пригласили на праздничные мероприятия, которые проходили в Турсун-заде, Газималикском (Хурасон) и Восейском районах. Повсюду его встречали с восторгом, большинство людей относились к нему с уважением. Это чувствовалось по выражениям лиц встречающих, по торжественным приемам, которые устраивались в его честь. Многие восхищались им. В период до 1994 года  родившихся младенцев называли в его честь, имя Сангак стало очень популярным. Интересное было время. Встречая его, народ ликовал. Его называли властителем. По сути, он был противником исламского государства, но не безбожником, как называли после его гибели многие. В его честь слагали оды, его восхваляли, называли пророком. Многие боялись его.

Впервые на Сафарова была возложена миротворческая миссия по возвращению беженцев, которые находились у берегов пограничной реки Пяндж и намеревались в районе второй пограничной заставы Шаартуза перейти на территорию Афганистана. Сафарова к месту доставили вертолетом, где он выступил перед беженцами с призывом не покидать Родины, вернуться в свои дома и заниматься мирным трудом. Но времена были смутными. Часть людей боялась, другая часть не знала, что ожидает их, третья не была уверена в завтрашнем дне. Сейчас трудно определить, сколько семей возвратилось на родину предков, к местам своего проживания, а сколько перешло границу.

Приведенный пример являлся свидетельством того, что у Сафарова болела душа за простых людей, он думал о них и заботился об их судьбе. Это говорит о том, что он как боец думал не только о победе, но и о том, какой ценой она достигнута. Его ежедневная деятельность была многогранна: он плодотворно сотрудничал с корреспондентами средств массовой информации, давая интервью о сущности и значении НФ,  его задачах. Благодаря этому во многих странах знали его как руководителя народного движения.

Вторая миротворческая миссия  Сафарова по плану должна была осуществляться 23 марта 1993 года на  участке Нижнего Пянджа. Там тоже накопилось много людей, желавших перейти на территорию Афганистана. В этот период очень многие опасались за свою судьбу, судьбу своих детей и родственников, не зная, что их ожидает в перспективе. Исходя из этого, предполагали, что самый правильный вариант – это покинуть родные края и обосноваться в Афганистане. Задачей Сафарова и являлось выступление перед жителями Кумсангирского, Колхозабадского районов с просьбой не покидать родную землю.

Утром 28 марта, рано, как и всегда, Сафаров мною и Шералиевым был приглашен на завтрак. Одновременно он просил дать команду охране подготовиться к отъезду. В то время, пока он находился  в кабинете Зухурова, туда зашел бывший тогда Генпрокурор М.С.Солиев, который побеседовав с Сафаровым в течение нескольких минут, распрощался и вскоре уехал.

Сафаров оделся и вышел из кабинета. На вопрос Шералиева, что ему делать, велел ему остаться и работать над документами по оформлению и зачислению вооруженных групп НФ в правительственные структуры. Мы с ним попрощались, и он уехал в Нижний Пяндж. Там его ожидали представители местных органов власти и пресса. По полученной нами информации из  Хатлонской области встреча прошла на должном уровне. Сафаров, выступая перед собравшимися людьми, обратился к ним с просьбой не переходить на территорию Афганистана, оставаясь на родной земле. После встречи он уехал в Курган-Тюбе, где жил со второй женой, на которой  женился в период гражданской войны в Курган-Тюбе.

 

Преступление века

 

30 марта 1993 года в шесть часов утра раздался звонок прямого телефона с Зухуровым. Я поднял трубку, меня просили пройти к нему в кабинет. Я особенно не удивился этому звонку,  поскольку в этот период подобные просьбы были для нас привычным делом. Поднялся к Зухурову в кабинет, прошел к его столу. Тот сидел за своим рабочим столом, как всегда с сигаретой в руке. Поприветствовав меня, он сообщил о том, что сегодняшней ночью в Калининабаде были убиты Сангак Сафаров и Файзали Саидов, а также брат Сафарова – Давлат. Предположительно, Сангак застрелил Файзали, а телохранители последнего убили Сангака и его брата. Было принято решение направить на место происшествия  оперативно-следственную группу. Из  следственного управления выехал его представитель, а на месте был задействован начальник следственного  отдела УКНБ по Хатлонской области подполковник Гулям Бобоев. На место происшествия выехал Генпрокурор республики М.С Солиев. Сторонники Файзали сразу же задержали всех телохранителей Санкака и одновременно  начали выставлять блокпосты на дорогах, ведущих в Курган-Тюбе, и по Кулябской трассе. С другой стороны, бывшие полевые командиры, уже зачисленные в силовые структуры, подняли вверенные им подразделения по тревоге и единогласно объявили, что они уничтожат Одиннадцатую бригаду. Практически страна вновь находилась на границе гражданской войны. Аналогичные отклики и возгласы о необходимости уничтожения вооруженного подразделения  Ф.Саидова стали распространяться  в г. Кулябе  и его окрестностях. Руководством страны сразу же были направлены на места авторитетные люди для  улаживания назревающего вооруженного конфликта. Значительный вклад в снятие напряжения внес Абдумаджид Достиев. Ему удалось примирить обе стороны. Его, как лидера, поднявшего людей на борьбу, уважали все бывшие бойцы НФ и с ним считались. Был он в Калининабаде, после доставил в Куляб умерших, выступал на траурном митинге Сафарова, призывал людей к разуму, миру и спокойствию.

 

Начиная с марта 1993 года, все дальше и дальше очередная звезда истории постепенно начала гаснуть и затерялась в далекой галактике. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить