Заметки о наркотиках.

 

Когда мы говорим о наркотиках, как средстве одурманивания людей, которые их потребляли с давних времен, различные нации и народности наряду с юридическими аспектами необходимо изучить и их социологические  корни. Необходимо исследовать, почему же в различных регионах Средней и Центральной Азии к наркотическим веществам относятся по-разному. В одних государствах карают за потребление, в других – за сев,  пересылку, перевозку, потребление, распространение и хранение. Например, законодательство Пакистана, Афганистана вовсе не предусматривает уголовной или административной ответственности за посев, перевозку, сбыт и иную деятельность, связанную с производством наркотических веществ. Хотя всему миру известно, что основная масса наркотических средств приходится на долю Пакистана, откуда ввозится в северные провинции Афганистана, а затем распространяется в соседние республики. Очень много внимания уделяется выращиванию данного вида культуры и в северных провинциях Афганистана: в Гахаре, Мазори Шариф, Кундузе и близлежайших к приграничным районам участках Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.

         Это явление как социальное зло в Республике Таджикистан возникло не с момента приобретения суверенности, а оно имеет гнесиологические нормы и политическую подоплеку. До начала 1980 года в правоохранительных структурах не было ни одного случая выявления или обнаружения наркотических средств, которые бы доставлялись из-за кордона контрабандным или иным способом. Такое уголовно наказуемое деяние, как контрабанда наркотиков, впервые возникает в следственно-судебной практике после ввода советских войск в Афганистан. Впервые такие массовые перемещения через государственную границу наркотических средств имели место в Таджикистане и Туркменистане в 1981 году. Оперативными службами КГБ СССР были получены достоверные данные о том, что спецслужбами Пакистана разработана программа под кодовым названием «Белая война» (или героиновая), направленная на постепенное моральное разложение ограниченного контингента советских войск в Афганистане и жителей приграничных районов советских республик.

         Спецслужбы Пакистана, и в частности межведомственная разведка, используя бандформирования вооруженной афганской оппозиции, проводили активную разведывательно-подрывную работу против СССР. Основным организатором и координатором этих деяний являлся инженер Башир (Шахибулло сын Соибджона) – тогда заместитель лидера Исламской партии Афганистана, и руководитель вооруженных формирований Северных провинций Афганистана (и в настоящее время он является руководителем наркогруппы). До сегодняшнего дня он является фактически ставленником спецслужб Пакистана. С 1986 года, используя «Исламский фактор», он проводил комплекс мероприятий психологического воздействия на население, живущее в приграничных районах республики. Через своих эмиссаров в советский период под видом снабжения жителей приграничных районов религиозной литературой, брошюрами и книгами об исламе на таджикском и русском языках отправлял для реализации крупные партии наркотических средств. Продолжая свою преступную деятельность после распада СССР, убедившись, что Таджикистан больше не нуждается в продукции религиозного характера, он полностью специализировался на доставке и перемещении через  государственную границу наркотических веществ.

         Касаясь природы наркотических веществ в республике, мы должны рассматривать  их с точки зрения двух этапов.

         Первый этап, как я уже отметил, возник в начале 80-х годов. Данный этап имеет легальный и нелегальный характер. Легальная доставка – это когда военнослужащие или иные лица, выполняющие интернациональный долг в Афганистане, переходили государственную границу в установленном месте, т.е. через контрольно-пропускные пункты. Что касается перевозки, пересылки или сбыта, конечно, это осуществлялось нечасто с применением различных ухищрений контрабандным способом в специально оборудованных для этих целей тайниках.

         Нелегальная доставка свойственна тем лицам или организованным группам людей, которые нарушают государственную границу без установленного паспорта на любых  участках, где не имеется контрольно-пропускных участков. Для данной категории такой признак диспозиции контрабанды, такие перемещения не являются обязательным или квалифицирующим признаком. Достаточно предварительного сговора, а способ доставки необязателен.

         Так в ходе расследования уголовного дела в отношении гражданина Афганистана Джумагула сына Гадомамада группа жителей кишлака  Паршневского  сельсовета ГБАО были получены доказательства о совершении контрабанды наркотиков необычным способом. По договоренности об обмене наркотиков на продукты питания, с афганской стороны наркотики погрузили на надувные резиновые плавсредства и отправились на них по течению пограничной реки Пяндж. На противоположной же стороне эти плавательные средства вылавливалис, и содержимое из них изымалось. Аналогичным же способом обратно доставлялись в обмен на полученные наркотики продукты питания. Выявлялись и документировались способы перебрасывания полученных наркотиков на специально оборудованных передвижных тросиках и другие. В совокупности все выявленные в ходе предварительного следствия способы тщательно были проанализированы, подтверждены соответствующими показаниями и наряду с другими эпизодами были положены в основу обвинения. Верховный суд республики в 1983 году  в ходе служебного рассмотрения эти деяния квалифицировал как совершение контрабанды, где все члены преступной группы были осуждены.

         Второй этап, т.е. массовое распространение наркотических средств приходится на  период гражданской войны в республике. Первые крупные партии опийного мака оперативными подразделениями МБ, пограничными войсками РФ и республики были изъяты с начала 1993 года. Я не буду приводить конкретных примеров по каждому случаю, но отмечу, что любой незаконно переходивший границу из Афганистана в республику обязательно доставлял тот или иной вид наркотика. К тому же в 1992 – 1993 годах государственная граница была условная. Практически после массовых переходов Памирско-Кумсангирские и Шаартузско-Кабадиенские участки границы не охранялись. Поэтому мы с точностью не можем сказать, какое количество наркотических веществ  эти годы привозились и распространялись среди населения. Одно с точностью могу сказать, что воюющие стороны в ходе гражданской войны в абсолютном большинстве наркотики потребляли. Естественно, это расширяло географию их распространения и количество людей, которые потом стали уже зависимыми. На мой взгляд, это является одним из признаков, пустивших свои смертельные когти в обществе. Начало гражданской войны и политическая разруха образовали социальный слой и создали почву, где все чаще люди обращались к лицам, распространяющим наркотические средства. Обладая наркологическими действиями, по словам бывших бойцов воюющих сторон, они оберегали их от обморожения, придавали дух бодрости  и способствовали приливу сил. С другой стороны, одурманенные наркотиками бойцы смело шли в бой.

         Имея анализ контрабандных явлений с 1980 года, необходимо отметить, что в советский период случаи перемещения наркотиков на государственной границе осуществлялись на Памирском участке, в Узбекистане (Термезское направление) и в приграничных районах Туркменистана. Все расследованные уголовные дела по контрабанде наркотиков в 1980 – 1990 годах приходятся на долю Памирского направления (Ишкашим, Рушон) государственной границы. По всем расследованным уголовным делам по данному составу преступления в следственной практике Среднеазиатских республик не было ни одного случая обнаружения сильнодействующего наркотика героина. Впервые мы столкнулись с этим страшным пороком в 1994 году, когда на Шурабадском направлении государственной границы был задержаны трое нарушителей – жителей г.Куляба, членов Исламской партии возрождения. Они были вооружены и снабжены героином. У них было изъято 3 кг наркотика. В ходе предварительного следствия следователями Следственного отделения оперативной группы УМБ по Хатлонской области были получены достоверные  данные о том, что эти люди были переброшены с заданием совершить ряд террористических актов в отношении Мулло Хайдара и отдельных руководителей народного фронта г.Куляба. Что касается героина, то они должны были реализовать его и на вырученные денежные средства за конкретную сумму с помощью людей, согласившихся совершить такие деяния, осуществлять террористические акты. Мы знаем, что наркотики пошли в ход и, что своевременное их распространение и  контрабанда роднятся с террором. Но впервые в ходе следственной практики убедились в правильности выдвинутых предположений. В последующие годы расследованные дела данной категории практически все носили аналогичный характер. Уголовные дела подобного содержания в последующем расследовались в следственных отделах г.Хорога, г. Курган-Тюбе и Худжанда

          В результате многолетней практической работы в следственных органах и анализа материалов, полученных в ходе оперативно-технических мероприятий, я убедился, что наша республика не является производителем наркосодержащих веществ. Хотя во многих странах средства массовой информации во всех грехах обвиняют таджикистанцев. Мы являемся, грубо говоря, транзитным пунктом. Через нас идут, везут, распространяют. За все эти годы и 10 тысяч граждан практически нелегально прошли через нас и выехали в другие государства. Сколько их было привлечено за перевозку наркотиков, но почему-то все они выдавали себя за таджиков. Разница в том, что через территорию Туркменистана наркотики идут в два раза больше, но об этом нигде не сообщается. Аналогичным же образом наркотики через Термезский участок оседают в Узбекистане, но об этом тоже нигде не говорится. Разница в том, что мы, избрав демократический путь развития, не скрываем, что существует в недрах нашего общества подобное социальное зло и, что это явление __________. Мы, в отличие от соседей, больше придаем гласности. Мы и сейчас не скрываем, что в самый разгар гражданской войны оппозиционные силы, до реинтеграции находившись в Афганистане, отправляли в республику наркотики,  в  свою очередь их единомышленники реализовывали их и на вырученные денежные средства приобретали оружие, боеприпасы, обмундирование, осуществляли под прикрытием отдельных лиц террористические акты.

         Основные наркотические пути, которые функционировали вплоть до 2000 года, на Горно-Бадахшанских участках государственной границы:

         - Хорог, Рушон, Ванч,Дарвоз.

из этих районов наркотики доставлялись в Душанбе_____________ и Тавильдару,

         - из Тавилдары в Джиргаталь, дальше в Киргизию;

         - Шуробадское направление;

         - Московское направление;

         - Пархорское направление;

         - Пенджкентское напрвление;

         - Кумсангирское и Шаартузское направлние.

 

         Что интересно, пропорционально цены растут геометрически: если на линии государственной границы килограмм героина приобретают за 200 – 300 долларов, соответственно в Кулябе одни цены, то в Душанбе цена возрастает до 3000 долларов, в Ленинабаде – 5-7 тысяч долларов и чем дальше, тем цены выше.

 

 

         Прежде чем говорить о предупреждении,  пресечении и искоренении каких-либо явлений, негативных для любого общества, связанных с употреблением наркотических средств, вначале следует разобраться и выяснить, что и какие причины порождают их, в каких обстоятельствах они развиваются, совершенствуются, становятся достоянием многих и накладывают свой отпечаток на те или иные стороны общественной жизни, взаимоотношения членов общества и в ряде случаев становятся социальным  пороком.

Когда мы объявляем войну наркомафии, недостаточно глубоко знать о причинах, которые породили ее. Если заглянуть в историю развития человечества, то еще до нашей эры в жизни людей присутствовали наркотики, в особенности самыми распространенными были опиум и гашиш. Издавна в тех или иных слоях предшествующих формаций отдельные лица их употребляли. Они были известны в Афинах и Египте еще задолго до появления цивилизации. Знали о них и в государствах Центральной Азии. Но во все времена и века их родоначальником являлись экономически и социально слаборазвитые  слои населения. Они в основном появлялись там, где господствовала война, разруха, нищета и неустойчивая политическая система. Исключениями были те случаи, когда очень широко применялся опиум в народной медицине народными целителями против различных простудных и других заболеваний.

         Истории известны отдельные регионы, где абсолютное большинство населения употребляли и из поколения в поколение продолжают употребляют опиум. В определенной степени этому способствовало географическое расположение регионов, население которых проживало в труднодоступных, горных условиях и не имело возможности производить для себя необходимые продукты питания. То место, где они жили и живут по сей день, более семи месяцев в году изолировано от внешнего мира, и необходимых продуктов, запасенных жителями, хватало только для того, чтобы свести концы с концами. В результате такого систематического недоедания, когда многие страдали от различных болезней, и из-за отсутствия лекарственных средств, люди прибегали к травам. И именно здесь, как бы для этих целей появляется опиум, который в отдельных случаях служит в качестве лекарства, придает бодрости. Но с другой стороны он туманит голову,  уносит в мир грез, недоступных в обыденной жизни, поэтому люди находят оправдание его применению.

         Описанные мною обстоятельства характерны именно для многих районов (улусвольств) малого афганского Памира Исламского  государства. Это не является плодом моей фантазии, а вывод сделан на  основе социалогических исследований в ходе расследования уголовных дел о контрабанде наркотических веществ за период с 1981 – 1994 годов из Исламской Республики Афганистан и Республику Таджикистан. Когда  расследуется какое-либо уголовное дело, всегда задается вопрос каждому обвиняемому: «Какие обстоятельства способствовали тому, что вы совершили данное преступное деяние?» И, как правило, последует ответ о неустроенности в личной жизни, бытовых мотивах, бедности и других причинах, которые явились отправным моментом в совершении правонарушения. Работая долгие годы следователем  и расследуя более десятка уголовных дел о контрабанде наркотиков, на указанный выше вопрос на допросах я получал один ответ: «Мое жалкое существование, отсутствие денег и продуктов первой необходимости вынудили меня заниматься контрабандой наркотиков».

         Так, будучи привлеченным и осужденным за контрабанду наркотиков, гражданин ИРА житель кишлака Љоснуд Шугнанского улусвольства Аким показал, что у них в кишлаке все взрослое население, независимо от пола, употребляют наркотики, чтобы не умереть от голода и холода в зимний период. Из его  рассказов следует, что даже грудным детям в малых дозах в колыбели дают наркотики, чтобы утолить голод и усыпить.

         Когда мы говорим о наркотиках, как о средстве одурманивания, в заключительном слове включен весь комплекс уголовно-правовых и иных мер. Ни в одном регионе, области и общественном строе, где сев распространен, перевозка и сбыт этих веществ без разрешения соответствующих государственных структур запрещены. Это в полной мере относится и к их употреблению. Весь процесс должен находиться под контролем государства.

Что касается предупредительно-разъяснительной работы, направленной на искоренение наркотиков, как социального зла, наряду со структурами власти должны быть задействованы все механизмы в обществе. Это общественные объединения, профсоюзы, религиозные секты, радио и телевизионные средства массовой информации. Необходимо для наглядности исследовать материалы следственных и судебных рассмотрений. Больше организовывать открытых судебных процессов по делам данной категории.

Почему в советский период использовали весь комплекс правовых, политико-воспитательных и социально-экономических мер? Потому что все механизмы в обществе работали слаженно. Тогда государство в лице правоохранительных органов, политических и общественных организаций вело бескомпромиссную борьбу против наркомании. Эта работа начиналась в школах, продолжалась в ВУЗах, медицинских и других организациях, и, в конечном итоге, совокупность мер уголовных, правовых и административных в сочетании с другими мерами общественного воздействия в обществе давали положительные и очень эффективные результаты. К сожалению, сейчас эта часть в обществе ничем не заполнена. Судьба молодого поколения беспокоит не многих. Практически количество людей, систематически употребляющих наркотики, по сравнению с 1991 годом выросло в пятьдесят раз. Ежегодно умирает от этого несколько тысяч человек. 90% человек, страдающих СПИДом, были или являются наркоманами. Ежегодно все материалы по данным ООН публикуются и, думается, нет надобности приводить эти цифры. Что же произошло и делается с моральным обликом вообще, а с молодежью в частности. Такие ценности, как честь, достоинство, гордость, мужество практически исчезли из обихода. Кругом разврат. Что делается с девушками? В общественных местах, в ресторанах, практически везде  они в открытую курят, употребляют наркотики. Никем не презираются. Все эти пороки практически стали общественными явлениями в жизни общества. Видя все это, многие утверждают, что в демократическом обществе все дозволено. Разве пороки входят в понятие демократии? Я представлял себе, что демократия – это то, где существует свободный обмен мнений, исправно функционируют все демократические институты. Часть людей объясняет, что отсутствие идеологии в обществе привело к массовому формированию различных явлений. Разве недостаточно той идеологии, которую в свое время навязывали насильно и которая лопнула, как мыльный пузырь. А разве общество не в состоянии воспитывать своих членов, чтобы они выросли нравственно чистыми, могли любить свою родину, родную землю, родной очаг, свою нацию и трудиться во имя этого? Разве это не является идеологией? Великие мыслители Гиппократ, Жан Жак Руссо, Ломоносов, Абу-али-ибн Сино творили и создавали шедевры тогда, когда не было идеологии марксизма. При наличии такой постановки вопроса и вахканалии вседозволенности мы не сможем бороться с причинами, а лишь  с последствиями, порожденными  нашим обществом.

 По моему мнению, необходимо отметить какова сегодня реальная обстановка с производством наркотиков в нынешнем Афганистане. Страна в настоящее время является стабильно развивающимся наркотическим государством, как это парадоксально и не звучит. Посевные площади опийного мака по сравнению в 2002 годом увеличились на 8 процентов (с 74 тысяч га до 80 тысяч). Его культивированием охвачено почти 90 процентов провинций страны. Только в Афганском Бадахшоне, прилегающем к Таджикистану, посевные площади увеличились на 55%. Афганистан производит три четверти мирового объема незаконного опия. В целом совокупный доход от реализации наркотиков составляет почти половину ВВП страны и достигает около 4,4 миллиардов долларов. Ежегодный оборот международной торговли афганскими наркодельцами оценивается международными экспертами в 30 миллиардов долларов.

Именно такие чудовищные деньги и дают ответ на многие вопросы. И в частности на самый главный из них: «Почему борьба с наркотиками оказывается такой неэффективной». В октябре 2003 года переходное правительство Афганистана приняло закон о борьбе против наркотиков. Его несовершенство привело к тому, что закон не достиг своей цели. Дело в том, что в этом законе упор делается на добровольный отказ афганских граждан от выращивания опийного мака. Принудительные и карающие меры не предусмотрены. В законе также отсутствует ответственность за культивирование опийного мака. В условиях возросшего влияния полевых командиров на производство и реализацию наркотиков эти две рыхлые правовые нормы, конечно же не могли переменить ситуацию с производством наркотиков в стране и, в основном, были больше рассчитаны на международные организации.

Новейшую историю развития наркопромышленности в Афганистане условно можно разделить на три периода: «советский» (1980 – 1989 годы), «полевых командиров» (1989 – 1994 годы), «талибанов» (1995 – 2001 годы) . Сейчас идет фаза четвертого периода – «американского». Пик производства наркотиков как раз приходится на период «талибанов» - 4565 тонн и «американский» период – 3600 тонн.

Все четыре периода ознаменованы устойчивым ростом производства наркотиков. Нам, пожалуй, сейчас даже трудно осознать, при создании какого мироустройства мы присутствуем. Но уже ясно, что его неотъемлемыми составляющими будут наркотики и террор.

Ни в один преступный бизнес не вовлечено столько мирных граждан, сколько в наркоторговлю. В Афганистане опийный мак выращивает 264 тысячи семей, численный состав каждой из которых колеблется от 6 до 7 человек. Это примерно 1,7 миллионов человек. А еще масса людей задействована в переработке, транспортировке, вооруженном сопровождении наркотических грузов и других видах деятельности, которые так и или иначе связаны с наркобизнесом. Этих людей трудно назвать преступниками в нашем понимании. Они борются за жизнь теми средствами, которые у них есть. В этом их беда и трагедия. Эти люди на наркотиках явно не жируют и их транспортировка через Пяндж – единственный способ прокормить себя и свою семью.

Что мы ожидаем в дальнейшем и каковы тенденции распространения наркотиков? Постоянного маршрута транспортировки наркотиков в Европу нет. Исторически они переправлялись в «старый свет» через Балканы. Однако к концу 90-х годов наркотрафик сместился через территории стран Центральной Азии в Россию. Тому было несколько причин. Вследствие гражданской войны в Таджикистане в 1992 – 1997 годах многие наши соотечественники были вынуждены эмигрировать в Афганистан. Там часть из них оказалась вовлечена в наркобизнес. После возвращения на историческую родину они стали частью нового наркотрафика.

Сыграл свою роль здесь и русский язык, который стал фактически единственным средством общения наркодельцов на всем пути следования наркотиков по государствам бывшего СССР. Возникли и технические тенденции. Лаборатории по переработке опийного мака стали меньше, но  более современно оборудованы с целью уменьшения риска их обнаружения и уничтожения. Кроме того, теперь их стали располагать в северных районах Афганистана, непосредственно прилегающих к Таджикистану.

Изменилась и структура производимого зелья. Теперь через границу перебрасывается не опийный мак, а героин в аккуратных стандартных полиэтиленовых пакетах.

Его производство растет быстрыми темпами. Если в 1977 году было изъято всего 60 кг героина, то в 2003 году – уже около 4,6 тонн (!). То есть доля героина увеличилась с 1,2% почти о 74%. При этом надо помнить, что задерживается от 5 до 10% наркотиков. Остальные достигают своих потребителей. По оценкам ООН, по задержанию наркогрузов Таджикистан занимает 3 – 4 место в мире. 50% афганских наркотиков идут через Пакистан и Иран, 50% - через Узбекистан, Туркмению и Таджикистан. Однако здесь сказывается лукавство цифр. Поскольку Узбекистан и Туркмения не представляют в ООН данных по задержанию наркотиков, складывается впечатление, что они транспортируются, в основном, через Таджикистан. Что не соответствует действительности. Основной поток наркотиков из Афганистана идет через зоны ответственности Московской и Пянджской погранзаставы ФПБ. На этих направлениях на сопредельной территории сосредоточено большое количество посевных площадей опийного мака и минилаборатории по производству героина при низкой плотности войсковой охраны границы, как с афганской, так и с таджикской стороны. Здесь лучше налажены инфраструктуры и подъездные пути. Именно на этом направлении у наркобоссов имеется наиболее активная пособническая база в лице местного населения.

Говоря о некоторых исторических аспектах наркотических веществ в отдельных исследованиях,  мы рассматриваем их природу с точки зрения уголовного, уголовно-процессуального права, криминалистики и оперативно-технических мероприятий. Согласно ст. ________  уголовного

Закона Республики Таджикистан расследование уголовных дел по делам о контрабанде, нарушении государственной границы (ст. _____), незаконный полет отнесен к компетенции следственных подразделений  органов безопасности. Мы пытаемся рассмотреть их с позиции практики расследования дел данной категории применительно к условиям нашей реальной действительности. Хотя очень много написано литературы  советской эпохи на эту тему. Жизнь меняется, закон – не догма. Совершенствуются взгляды, в обществе возникают новые взаимоотношения, которые  всегда нуждаются в правовой  регулировке. Жизнь сегодня настоятельно диктует рассматривать контрабанду не только как уголовно-наказуемое деяние, но и как явление, которое имеет очень пагубные последствия в общественной жизни, наносит огромный ущерб экономической основе, финансовой системе. Контрабанда как уголовно-правовое понятие давно вышло из этой сферы. Если до 90-х годов это преступление совершали отдельные  группы, работающие по дипломатическим и другим каналам, аккредитованные в составах учреждений за пределами СССР, то в нашей сегодняшней действительности круг субъектов, занимающихся этой деятельностью, достиг своего апогея и в обществе имеет очень большой удельный вес. Сейчас контрабандой занимаются  бизнесмены, политики, банковские работники, дипломаты, военные и другие.

         Если в советский период контрабанду понимали как незаконное перемещение (раскрыть диспозицию), то сейчас в абсолютном большинстве случаев её постоянными спутниками являются наркотики и террор. Практика показывает, что огромные суммы денег, драгоценностей идут на подкуп должностных лиц, которые могут способствовать принятию законов, угодных состоятельным предпринимателям, олигархам. Выручка от реализации экономически выгодных сделок, совершенных преступными элементами, «теневым правительством», во многих странах направляются на совершение заказных убийств, террористических актов и даже изменения государственного строя. Например, как это имело место в Грузии и на Украине. Контрабандой ввозится все. Это товары широкого потребления, одежда, напитки, сигареты. 90% ввозимых в нашу страну продуктов питания и товаров повседневного спроса являются контрабандными. На данном направлении действует  специально организованная в этих целях группа людей. На наш рынок контрабандно ввозятся горюче-смазочные вещества, стройматериалы, спирт. Например, в 2004 году по показателям таможни сумма завезенного в республику крепких спиртных напитков и изделий составила около 200 тысяч долларов. Остальной ввоз контрабандный. Хотя в государстве вроде бы исправно созданы и функционируют все механизмы контроля. Это таможня, налоговая полиция и другие службы. Организованная контрабанда в обществе достигла больших высот, находится на самой высшей кульминационной точке и уже неподвластна провокационным структурам. Легальная контрабанда практически уже, за исключением отдельных случаев, не наказуема. В основном страдают те, которые занимаются нелегальной контра-бандой. Эти отдельные лица или группы людей, не имеющих доступа к организованной преступности, вынуждены из-за тяжелых экономических условий совершать разовые акты. Как правило, они никак не прикрыты, не имеют соответствующих «крыш» Но для статистики и следственно-судебной хроники нужны и они. Иначе контрабанда теряет свой смысл.

         В самой диспозиции контрабанды не говорится о «ввозе» и «вывозе». Это понятие есть в таможенном кодексе. Но мы думаем, что незаконное перемещение логически включает в себя эти термины. Нам представляется, что такой признак, как перемещение в специально оборудованные приспособления (тайники) практически изжил себя. Он стал характерен для перевозки и пересылки наркотических веществ. Говоря о таком признаке, как незаконное перемещение через государственную границу, необходимо помнить, что в таможенном кодексе к государственной границе приравнивается и таможенная граница. Немного отступая от данной темы, хотелось бы отметить, что в 1991 году мною был составлен проект первого таможенного кодекса республики, который был принят на 16-ой сессии Верховного Совета Республики Таджикистан в Ходженте. Это был единственный таможенный закон на постсоветском пространстве. Впервые тогда мы ввели в этот кодекс понятие таможенной границы. Нам думается, что данная формулировка должна быть в преамбуле состава контрабанды в следующей редакции: «Контрабанда – это незаконное перемещение через государственную или таможенную границу…» и далее по тексту. Такая постановка исключила бы различные суждения и споры юристов о времени окончании преступления. Как правило, на практике люди считают, что преступление считается оконченным после перемещения через государственную границу, а группа практиков придерживается мнения, что прямая квалификация совершения деяния должна идти при обнаружении на таможенной границе. Если исходить из смысла ст. ст. ________ таможенного кодекса, то оформлением грузов занимается таможня и при обнаружении контрабанды они должны задокументировать и передать материалы в органы дознания таможенных структур. Что касается контрольно-пропускных пунктов пограничной службы, они отвечают за визовой режим и не вправе вскрывать опечатанные таможней хранилища и контейнеры. Исключением являются те обстоятельства, когда у пограничников имеется оперативная информация о том, что работники таможенной службы состоят в сговоре с лицами, занимающимися контрабандной деятельностью. В таких случаях они должны производить все оперативные и следственные действия с представителями органов безопасности, поскольку согласно УПК данный состав подследственен этой службе.

         В то же время не надо забывать о том, что государство возложило определенные полномочия на подразделения пограничной службы. Это вытекает из ст. ст. ________  Закона «О государственной границе Республики Таджикистан», принятого Верховным советом в 1998 году. Наряду с функциями охраны государственной границы они должны принять меры, направленные на пресечение и предупреждение незаконного перехода границы и контрабанды. Как правило, данные положения должны иметь место там, где осуществляется общевойсковая охрана государственной границы и отсутствует пограничный контроль. В данной ситуации, когда совершается контрабанда, независимо от страны, на лицо имеет место «перемещение товаров, наркотических веществ, оружия или снаряжения», незаконное перемещение через государственную границу и состав считается оконченным с момента перехода на неустановленное место и без разрешения надлежащих властей. Исходя из этого, я думаю, что там, где присутствует таможня и государственная граница и там, где они выступают по отдельности, независимо от этого на лицо оконченный состав контрабанды. Практике наших следственных органов известны случаи, когда совершается так называемая «контактная контрабанда». Это перебрасывание наркотических веществ через пограничную реку, оставление их в обусловленных специально оборудованных местах. В таких случаях соучастники отделены друг от друга. Получатель находится на нашей, а поставщик – на афганской территории. На практике возникают вопросы – вменить ли подозреваемому наряду с приобретением наркотиков, оружия, военного снаряжения контрабанду. Думаю, что в таких ситуациях по каждому эпизоду должен быть индивидуальный подход.

         Так по уголовному делу по обвинению гражданина Республики Таджикистан в 1983 году в ходе расследования были получены его признательные показания о том, что он систематически получал по договоренности у граждан ИРА наркотики, которые они оставляли в специально отведенных для этих целях местах. У них была договоренность об этом на первой встрече и в установленное время и дни. Совершая контрабандные сделки, в последующем они обговорили все вопросы путем переговоров через реку Пяндж. Встал вопрос: предъявить ли  обвинение в совершении контрабандной деятельности. Анализируя собранные по делу доказательства и учитывая, что действительно там, где жил обвиняемый не было наркотиков, с учетом субъективной стороны, т.е. направленности умысла при предъявлении нового обвинения, мы статью о контрабанде вменили. Правда, в основу принято во внимание  еще заключение проведенной биологической экспертизы, определившей  по почве место сева. В ходе судебного рассмотрения собранные по делу доказательства объективно нашли свое подтверждение и гражданин В. Был осужден по ст.ст 240 и 76 УК Таджикской ССР.

         Всегда в ходе беседы со своими собеседниками работниками милиции, агентства по борьбе с наркотиками и психотропными веществами я задаю один и тот же вопрос: «Как остановить нарконаступление?».

         Свои мнения на этот счет они высказывают самые разные и противоположные. Начиная от: «Всех  наркодельцов расстреливать, а наркоманов – на зону» (как сказал один из работников: «Потрудятся год – другой на свежем воздухе, на лесоповале, моментально забудут о своем героине») и заканчивая легализацией «легких» наркотиков.

         Складывается впечатление, что единой тактики в том, что делать, нет. Есть организованная преступность, но к сожалению, нет организованной работы правовых и силовых структур не только в республике, но и в Центральной Азии и регионах Российской Федерации.. Вся стратегия работы по борьбе с наркомафией дальше различных советов и конференций в рамках СНГ не выходит. На этих форумах взаимно обвиняем  и  критикуем друг друга, а как остановить нарконаступление – пока вопрос открыт. Поэтому-то отсутствует и действенный инструментарий в борьбе против распространения наркотиков. Какое бы суровое законодательство у нас не было, не следует забывать, что мы продолжаем жить не по законам, а по истине.

         Да, мировая практика показывает, что на борьбу с наркотиками есть, как минимум, два взгляда: жесткий и либеральный. Однако, жесткие запретительные меры чреваты лишь ростом «цены вопроса», который предстоит решать наркоману.

         Современный человек настолько стремится ко всякого рода наслаждениям, что у него полностью атрофировались сдерживающие центры и он пойдет на все для получения вожделенной дозы, чтобы «улететь».

         Наркотические же либералы, ратующие за легализацию «легких» наркотиков, приводит довод, что употребление наркотиков со свободой выбора каждого индивидуума делать то, что ему заблагорассудиться. Кстати, опыт Нидерландов по легализации марихуаны не оправдал себя. Даже несмотря на то, что там были введены специальные кофейни, где можно было попробовать марихуану. Вместе с тем то, что можно Нидерландам, противопоказано Таджикистану с ее неразвитой и ослабленной в результате гражданской войны и многочисленных и неудачных реформ социальной инфраструктурой.

         Производство и реализация наркотиков настолько супервыгодный бизнес, что его вот так просто не разрушить. Этот порок (равно как и алкоголь и табак), по всей видимости, теперь всегда с нами. Самое  печальное состоит в том, что в конечном продукте – порции героина – адекватно заинтересованы тысячи людей, проживающих в разных странах. И они ждут  этой порции. То есть – рынок сбыта ей обеспечен.  Раз есть рынок сбыта, то всегда найдутся желающие поставить на него ходовой товар.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить