Заметки о государственной границе.

 

Предисловие.

 

         С юности во мне зрело желание изучать историю своего народа. Но из исторических трудов, доступных для всех, я не мог представить себе исторические земли таджиков.

         По воле судьбы я не раз бывал в Ташкенте, Ферганской, Заравшанской, Сурхандарьинской и Кашкадарьинской долинах, на земле Афганистана. Везде мне слышалась мелодичная  красивая материнская речь, услышав которую, мое сердце наполнялось восторгом и радостью,  потом я крайне удивлялся, почему они все говорят на сладкозвучном языке Рудаки, а мой любимый край, окруженный высокими горами, называется Таджикистаном. Я глубоко размышлял об этом, задавал многим вопросы, но никто из-за боязни «государственной политики» не осмелился дать мне точный и вразумительный ответ.

Первый раз я нашел ответ на свои вопросы в книге Бабаджана Гафурова «Таджики». Одно название книги таило в себе море понятий.

Я пришел к выводу, что основной корень бедствий для нас, таджиков, заключается в том, что у нас нет государственности и наше поклонение пришлым людям. Национальное величие, честь и достоинство, знание своего происхождения воспитывает в нас национальное государство. Прочитав строки поэта Икбола, я точно убедился в том, что нация лишенная своего языка и своей сути, нация, не имеющая своей особой природы и традиций, не познающая себя, становится раболепствующей нацией. Вот эти строки:

Всевышний той нации дал предводителя,

Чтоб предначертал судьбу своими руками.

К той нации не имеет дела,

Чей дехканин (крестьянин) посеял для другого.

 

Мы возносим тысячекратную хвалу создателю, который сделал нас свободной и независимой нацией, вручил нашу судьбу нам в руки, сделал нас владельцами государства, короны и престола.

Внутренние и внешние враги в надежде распада вновь созданного таджикского государства, используя всевозможные интриги и происки, очень умело разожгли пламя войны между таджиками.

Слава Всевышнему, что мудрый таджикский народ быстро раскусил злостные происки врагов, объединился и прислушался к словам великого Мавлона Джалолиддина Балхи (Руми), который советовал нам:

Умам умы оказывают помощь,

Собрание (совещание) дает мудрость и осторожность.

 

С такой целью народные депутаты 16-го ноября 1992 года в древнем Ходженте провели XVI сессию Верховного Совета Республики Таджикистан.

Депутаты вручили ключи нового Независимого таджикского Государства, которое было вновь восстановлено после 1000 летнего перерыва, в руки верного сына таджикского народа Э.Ш.Рахмонова. Он приложил знамя свободного Таджикистана к своим глазам, поцеловал его и произнес клятву, что до последней капли крови будет бороться за мир и национальное согласие таджиков, процветание страны и благосостояние народа. Он также пообещал, что станет архитектором нового независимого Таджикского Государства.

Эмомали Шарипович исполнил свою клятву. Он пошел путем утверждения мира и национального согласия таджикского народа и добился этого. Вернул на Родину большинство беженцев, одно за другим спроектировал основные опоры грандиозного национального государства и начал их строительство. Среди этих опор, одной из важнейших и основных было создание Вооруженных Сил, являющихся неотъемлемой частью независимого государства. В системе Вооруженных Сил самое чувствительное звено составляют пограничные войска.

В истории таджикского народа на практике, после тысячелетнего перерыва, впервые были основаны пограничные войска, основателями которых были Председатель тогдашнего Верховного Совета Республики Таджикистан Э.Ш.Рахмонов и бывший Министр безопасности Республики Таджикистан С.З.Зухуров.

Я многократно благодарен судьбе за то, что мне представилась возможность командования этими новообразованными войсками. Я полностью окунулся в их создание,  организацию и укрепление, много сил отдавая тренировкам и обучению личного состава. На протяжении четырех лет руководства этим процессом мною было испытано множество высот и падений, приливов и отливов, преодолено много лишений и недостатков и приобретен, хоть и небольшой, но все же военный опыт. Думаю, что публикация этих строк понадобиться для написания новейшей истории Таджикского независимого государства, в особенности, для создания истории Вооруженных Сил страны.

В этих воспоминаниях, которые представлены на суд уважаемых читателей, в основном, речь идет о периодах становления, обучения, организации, совершенствования пограничных войск и воспитании отважных молодых пограничников.

Период становления.

После распада Советского Союза и превращения бывших союзных республик в независимые государства, в некоторых регионах обострилось такое явление, как местничество. Некоторые граждане под прикрытием «вождей нации» открыто перешли на путь  вооруженной борьбы для захвата власти в стране. Политические события Таджикистана берут начало от февральских событий 1990 года. Февральские события  действительно стали  взрывом в обществе. Группа карьеристов под знаменем «перестройки» хотела провести свои политические цели, таившие в себе злые умыслы. Те люди, которые поддерживали новоявленных «вождей», по сути, не видели их подоплеки, по их представлению, эти «вожди» нации боролись за независимость республики.

Кульминацией накала политических событий в республике и основной причиной возгорания борьбы стали митинги, прошешие в сентябре 1991 года и митинги, последовательно состоявшиеся в апреле-мае месяцах 1992 года на двух площадях «Шахидон» и «Озоди». Эти митинги, в сущности, разделили нацию на две части и стали трагическим ударом по целостности республики.

На двух чашах весов решалась судьба одного народа, одной нации и одной Родины. В действительности это было противостояние двух фронтов, направленных друг на друга, от них исходил запах крови, в последствии приведших к кровопролитию. Правительство того времени было парализовано, некоторое время ситуация в стране стала бесконтрольной. В некоторых районах сформировались антиконституционные и конституционные группы. После поражения антиконституционных групп они в большинстве своем бежали в сопредельный Афганистан.

Исходя из целей и задач организаторов государственного переворота, было видно, что, устроившись в Афганистане, они продолжат вооруженную борьбу с позиций интересов политических групп единых помыслов, в особенности с Афганистаном, Ираном, Пакистаном и Саудовской Аравией и, естественно, для проведения военных операций, террористических акций, контрабанды в  Таджикистане, будет полностью использоваться его государственная граница с Афганистаном протяженностью в 1344 километров. Поэтому, начиная с конца 1992 года, технические сооружения, находящиеся на границе, стали ломать и уничтожать. Охранять некоторые участки границы с каждым днем становилось все труднее. Численность нарушителей госграницы со стороны Таджикистана и Афганистана также быстро возрастала. В те дни, исходя из сложившейся обстановки, российские пограничники одни были не в силах охранять всю границу. Такое положение дел поставило перед правительством Таджикистана новую задачу – укрепить государственную границу.

Первым документом, который должен был решить трудности на границе, было постановление Верховного Совета Республики Таджикистан от 18 декабря 1992 года под № 981. В основу этого постановления было положено создание при Комитете Национальной Безопасности Республики Таджикистан специальной бригады пограничников численностью в 1000 человек. 10 дней спустя, 28 декабря того же года, Таджикистан принял Постановление Верховного Совета республики под № 989 «О создании в составе Комитета Национальной Безопасности Республики Таджикистан Управления по охране государственной границы Республики Таджикистан».

Эти два документа в деле создания пограничных войск сыграли судьбоносную роль. По прошествии двух лет – 30 мая 1994 года – Президиум Верховного Совета Республики Таджикистан подписал приказ под № 273 «О создании пограничных войск в составе Комитета Национальной Безопасности Республики Таджикистан». В соответствии с этим приказом день 28 мая каждый год в республике отмечается как профессиональный праздник таджикских пограничников (без дня отдыха).

Первым командующим таджикской пограничной бригады был назначен полковник Сайфуллоев С. (в последующем генерал-майор). Первым руководителем Таджикского Пограничного Управления был полковник Рогов А.Н.

Упомянутые выше постановления и приказы были первыми решительными шагами в деле создания таджикских пограничных войск, их становления и совершенствования. Но эти войска все еще находятся под крылом Министерства Безопасности Республики Таджикистан.

Пограничные войска Республики Таджикистан, не смотря на свою малочисленность, в самый чувствительный период истории страны и в период гражданской войны могли охранять протяженность границы и полностью взять ее под свой контроль.

После создания  пограничной бригады, она постепенно стала совершенствоваться, охрана границы еще более укрепляться. Этому способствовало новое постановление Правительства Республики Таджикистан от 5 апреля 1995 года. В соответствии с этим постановлением опять же в составе Министерства безопасности Республики Таджикистан было создано Главное управление по охране границы.

В подчинение Главному управлению были приданы две пограничные бригады, один полк специального назначения Кумсангирского района, пограничники Шаартуза, комендатуры Калайхумбского и Рушанского отрядов. Кроме этого было дано разрешение на создание специальных рот связи, строительства и транспорта. Пункт пограничного перехода «Ходжент», Учебный центр подготовки младшего командного состава, база материального обеспечения, группа «Фалак», которые  раньше были в составе пограничных структур, по-прежнему остались в ведении Главного управления пограничных войск. Начальником Главного управления пограничных войск, как и прежде, оставался Рогов А.Н.

В конце 1996 года и в начале 1997 года в нашем обществе, особенно, в сфере политики, произошли кардинальные изменения. Правительство республики шаг за шагом, исходя из политической ситуации, встало на путь мира и согласия.

Жизнь открыто и ясно показала, что только сами таджики в силах погасить  огонь в своем доме. Жизнь еще раз подтвердила, что оружие не является средством решения проблем в обществе. Руководитель республики с большой ответственностью сделал многое в целях обеспечения мира и единства, целостности Родины, организовал встречи и переговоры с непримиримой оппозицией и тем самым подготовил благоприятную почву для заключения мира и национального согласия. С другой стороны военные столкновения и внутренние распри потихоньку стали находить свои решения. Такое положение и такая ситуация требовали еще более сильного укрепления внутренней границы таджикского государства. В целях еще более сильного укрепления государственной границы приказом Президента Республики Таджикистан в феврале 1997 года при Правительстве Республики Таджикистан был создан Комитет по охране государственной границы. В тот же год был принят Закон Республики Таджикистан «О границе». В соответствии с этим Законом все должности и основные направления деятельности пограничников были упорядочены.

Государство имеет понятие национальной независимости. Оно неприкосновенно и неразделимо, что также подчеркнуто в Конституции Республики Таджикистан. На структуры Комитета по охране Государственной границы возложены крайне трудные обязанности – защита государственной границы. Комитет по охране границы в нашей республике – совершенно новая структура.

Границы Таджикистана по своему местонахождению и территориальному месторасположению делятся на 2 части.

Первая часть – внешние границы Республики Таджикистан с общей границей стран СНГ. Эта линия границы в соответствии с договоренностью со странами СНГ  оформлена документально. Это границы: Таджикистана с Афганистаном (1334 км) и Таджикистана с Китайской Народной Республикой (511 км).

Вторая часть – внутренние границы, это границы Таджикистана с Узбекистаном и Киргизстаном, которые соответственно составляют 1363 и 990 км. После вооруженного выступления М.Худойбердыева в городе Турсун-заде и его нападения на Согдийскую область нам пришлось вплотную заняться  укреплением внутренних границ. В этих регионах в 2000 году было создано семь пограничных отрядов с соответствующим вооружением и техникой.

В феврале месяце 1997 года Президент республики назначил меня Председателем комитета по Охране государственной границы при Правительстве Республики Таджикистан и обязал меня использовать все возможности, чтобы в будущем принять все меры для формирования пограничных войск республики. Я понимал, что мне оказано большое доверие и в то же время возложена великая ответственность перед народом и Родиной. После назначения, я познакомился с офицерским составом данного комитета. Одна группа младших офицеров уже служила в войсковых частях после окончания в 1995 году шестимесячных курсов в Центре обучения Российских пограничников в Таджикистане, а другая группа оканчивала кратковременные курсы в городе Алматы. Остальные офицеры и прапорщики либо были ветеранами народного фронта, либо призваны на службу военными комиссариатами. В те дни в войсковых частях не хватало более 70% солдат, особенно на южных частях границы и Турсунзадевского района. На это были свои причины. На протяжении 1995 – 1997 годов политическое положение в регионе бывшей Курган-Тюбинской области постоянно обостряли сторонники Махмуда Худойбердыева, а в Гиссарской долине и Трсунзадевском районе – И.Бойматов  и его люди. Другой причиной неспокойствия тех дней был «синдром командиров» бывшего народного фронта, которые из-за слабости силовых властей пользовались этим. В большинстве своем они номинально числились действующей войсковой частью, но, к сожалению, каждый командир в действительности в своем лице видел себя главнокомандующим. Для восстановления военного порядка и послушания их профессиональным войскам требовалось время.

Я понимал, что после формирования структуры Комитета, необходимо безотлагательно заняться вопросом подготовки профессиональных офицеров и в республике, и за ее пределами. Для его решения необходимы были большие деньги. В мае месяце 1997 года проект структуры Комитета и его Положение были представлены в Правительство республики. В состав структуры входили председатель Комитета, его первый заместитель (генерал-майор Сайфуллоев С.), начальник Управления работы по кадрам – одновременно заместитель председателя Комитета (подполковник Ахмедов М.), начальник управления разведки (поиска) – одновременно заместитель председателя Комитета (подполковник Сулаймонбеков А.), заместитель Председателя по обеспечению, тылу и вооружению (подполковник Гураев Н.). Так как внутренние границы определяли свое понятие и место в обществе, на первом этапе стоял вопрос укрепления границы республики с республиками Узбекистан и Киргизстан.

Поэтому в городе Ходженте  приступили к деятельности комендатура, а в Науском и Матчинском районах пограничные пункты наблюдении. Кроме этого мы отказались от системы комендатур, которые не могли управлять несколькими регионами и внедрили бригадный порядок. Исходя из этого, мы включили в структуру создание 4 бригад в Хатлонской области. В Пархарском, Пянджском, Джилликульском и Турсунзадевском районах уже действовали новые комендатуры. В центре – то есть в Комитете – уже открыли новые структурные подразделения, такие как: Управление права и международных отношений, информационная служба, Управление разведки, прессцентр и несколько других подразделений. Наш проект, представленный в Правительство республики, был утвержден постановлением Правительства республики под № 346-9 от 5 августа 1997 года, а  также увеличена численность пограничников. Официально, после принятия Правительством постановления, подполковник Эмомов Р. (ныне полковник) был назначен командиром первой бригады, командующим второй бригадой ( в составе трех комендатур) был назначен подполковник Шалолов С., командующим третьей бригадой (в составе двух комендатур) – подполковник Чолов К., командующим четвертой бригадой – майор Раджабов Б., командирами отдельных пограничных комендатур в Дарвазе и Рушане – Комилов Б. и Холбашев Х., начальником пограничной комендатуры – подполковник Саидов С. и полковник Хамидов Х.Р. – начальником пограничной комендатуры Ходжента. Генерал-майор Рогов А.И. Правительством Республики Таджикистан был назначен начальником штаба пограничных войск. Наши предложения о создании военного госпиталя, а в аэропорту города Душанбе – отдела по контролю границы нашли свое решение. Отдел пограничного контроля в Согдийской области в аэропорту г.Ходжента и несколько пограничных пунктов в других районах Согдийской области уже функционировали на законных основаниях.

 

Совершенствование структуры КОГГ при Правительстве

Республики Таджикистан и укрепление внутренних границ.

 

Когда на границе спокойно, жизнь течет свои чередом, люди со спокойной душой занимаются любимым делом, все на этой священной земле, называемой Родиной, наслаждаются жизнью и способствуют ее благоденствию.

Разве таджикский народ с полной уверенностью может сказать, что на границах Родины все спокойно?

Прежде всего, благодаря неустанным стараниям уважаемого Президента Таджикистана Э.Ш.Рахмонова, в нашей стране восстановлен бесповоротный мир, постепенно все нормализуется, и задача пограничников состоит в том, чтобы сохранить эти завоевания. Охрана границы – это не только профессиональный долг, а священная обязанность каждого гражданина и патриота своей страны.

Очевидно, понятие «внутренняя граница» во многих бывших советских республиках появилось после распада той сверхимперии. Во времена Советского Союза между республиками границ не было, регионы делились на административные территории, и это деление было прерогативой Верховного Совета СССР. Неправильное распределение участков границы проводилось в целях разногласия по принципу «разделяй и властвуй».

Большинство пограничных споров между бывшими советскими республиками возникли в 1992 году и явились результатом неправильного раздела земли, воды и вооружения, которые до 1992 года считались собственностью одной республики, а после распада СССР, стали собственностью другого независимого государства. Вспомните кровопролитие Армении и Азербайджана, Горного Карабаха, Узбекистана и Киргизстана за регионы и участки, которые десятки лет тому назад были определены Постановлением Президиума Верховного Совета в собственность той или иной республики.

Республика Таджикистан по своему географическому расположению граничит с исламским Государством Афганистан, Китайской народной Республикой, Узбекистаном и Киргизстаном. О том, что с древности в странах Средней Азии не было линии границ, свидетельствуют также исторические источники. История древнего таджикского народа подробно проанализирована в книге Б.Гафурова «Таджики» и поэтому об исторических и административных границах республики до наступления полной независимости, то есть до 9 сентября 1991 года, я, уважаемые читатели, ничего сообщать не буду. Только хочу поведать о событиях, происшедших после 1992 года до наших дней, с какими трудностями мы столкнулись при создании пограничных войск на границе с Узбекистаном. До 1994 года, до создания новой пограничной армии, политическую ситуацию внутри республики контролировали силовые структуры. На границах с Узбекистаном и Киргизией еще не существовали пограничные силы. Никаких правовых норм о линиях границы Таджикистана не существовало, за исключением нескольких постановлений и приказов Президиума Верховного Совета СССР.

После известных событий 1992 – 1993 годов Республика Узбекистан в одностороннем порядке без переговоров с Правительством Таджикистана на границе Сурхандарьинской области стала строить пограничные сооружения. Кроме этого, руководство Узбекистана, из-за холодных отношений, сложившихся между нашими государствами, подвергло нас экономической блокаде. Кстати, во время сильных противостояний 1992 года руководство Узбекистана, оказало народному фронту Таджикистана огромную материальную и финансовую помощь. Потом, стало ясно, что эта помощь была оказана не бескорыстно. После установления Конституционного строя в Таджикистане, они начали вести  политику, не отвечающую интересам нашей нации и государства.

Слава Всевышнему, что они не добились своей цели. Руководитель нашей страны довел до сведения мирового сообщества, что Государство таджиков, Таджикская нация избрала свой собственный путь развития и, что мы намерены жить  и трудиться согласно традициям наших предков. Они очень надеялись, что в ответ на их помощь Правительство Таджикистана будет у них идти на поводу. Эта «дерзость»  руководителя Таджикистана  нашим соседям пришлась не по нраву, и в силу вошли неписанные законы дипломатии преследования.

Изучив и проанализировав поступающую информацию, Президент страны поручил С.Зухурову заняться созданием пограничных войск и устройством пограничников на границе с Узбекистаном. Это было нелегким делом. Представьте себе, что районы Турсунзаде, Гиссара, Шаартуза, Бешкента и все районы Согдийской области граничат с Узбекистаном. Согласно нормам пограничной структуры, в каждом районе должна была действовать одна пограничная комендатура и четыре пограничные заставы. Мы все понимали, что все это претворить в жизнь будет трудно, но, не смотря на предстоящие трудноси, мы должны были поэтапно исполнить поручение Президента.

Первая пограничная комендатура была создана в Турсунзадевском районе. Четыре заставы на границе и один контрольный пункт на автомагистрали «Душанбе – Денау» приступили к своим обязанностям. Это было в 1995 году – время, когда в Гиссарской долине противоборствующие силы Бойматова И., Солехова М. и других имели очень сильное влияние. Из-за боязни вооруженных боевиков, правительственные учреждения, можно сказать, не работали. Не смотря на эти трудности, пограничная комендатура начала свою деятельность на границе.

Второй пограничной единицей в 1997 году стали комендатура «Ходжент», которая была создана в городе Ходженте. Она вначале занималась только наблюдением автомагистралей в Науском и Матчинском районах.

Руководители Министерства Безопасности на нескольких переговорах с представителями силовых структур Узбекистана предлагали, учитывая многовековую историю дружественных отношений двух наших народов, установить пограничный контроль в регионах передвижения людей. Мы эту проблему предложили еще исходя из того, что на протяжении веков эти два народа смешались и в соседних регионах имеют многочисленных родственников. Но, узбекистанцы не согласились. Конечно, с точки зрения самостоятельной государственной политики и международных правовых норм мы знали, что каждое государство может укреплять и охранять свои границы. Исходя из этого, мы не были согласны с концепцией защиты границы на всей ее протяженности с быстрым созданием пограничных структур, и было бы лучше, если бы мы приступили к этому поэтапно…

Сегодня во всем Европейском континенте нет таких родственных народов, как таджики и узбеки, посещение государств народов разных национальностей сохранили те формы, которые существовали в советское время между республиками.

Но, к большому сожалению, сосед не довел до конца неписанные  законы добрососедства, не дал нам возможность жить спокойно и укреплять свою независимость. Слава Всевышнему, что таджикское здравомыслие восторжествовало  и  раскусило происки «соседа».

Возникшие волнения в Курган-Тюбе, Турсунзаде и Гиссаре со стороны антиправительственных сил под руководством командующего Президентской Бригадой быстрого реагирования полковника Худойбердыева М. и его сторонников, и с другой стороны – неофициальное  вмешательство некоторых официальных кругов Узбекистана, любыми путями стремящихся обострить ситуацию в республике, заставили Правительство Таджикистана поставить на первый план правительственных мероприятий вопрос укрепления границы с Республикой Узбекистан. К этому времени бунтовщики после поражения успели скрыться в различных регионах Узбекистана. Но они не достигли своих нечестных целей.

В разгром антиправительственных групп внесли свой вклад и таджикские пограничники. Они вместе с Президентской гвардией (Мирзоев Г.) показали чудеса смелости и отваги, в особенности этим отличились солдаты и офицеры 1 – 3 пограничных бригад (командующие Чолов К., Шалолов С, Эмомов Р.).

За заслуги и воинские подвиги Указом Президента республики полковник Шалолов  был удостоен высокого звания генерал-майор, а Чолов К. ордена «Спитамен» первой степени.

Террористические группы, разместившиеся в соседней республике, преследовали глобальные цели, в том числе, взятие власти в стране с помощью силы. В разных регионах страны они всесторонне нагнетали обстановку. Эти группировки не брезговали кровопролитием и уничтожением людей. Их постоянные нападения на пограничные районы, войсковые части, террористические операции против отдельных лиц начались уже с 1997 года. Ежедневные информации, которые к нам поступали, свидетельствовали о том, что они с легкостью не отказались от своих целей. Примером этому может служить первое столкновение, происшедшее в Турсунзадевском районе между сторонниками бывшего Председателя районного Хукумата Бойматова И. и пограничниками  районе заставы «Гулхас». Это нападение пограничники совместно с офицерами и солдатами Президентской гвардии успешно отразили, в результате перестрелки, длившейся целые сутки, были уничтожены десятки нарушителей границы; уцелевшие боевики вновь скрылись в Узбекистане.

Через некоторое время террористическая группа прямо на месте работы безжалостно убила Председателя города Турсунзаде Хайруллоева С. В те же дни, такая же террористическая операция была проведена  в отношении офицеров Президентской гвардии. К сожалению, ими были убиты 17 человек. Мы имели сведения, что антигосударственные группы в соседней республике под руководством своих господ в лице Службы безопасности и Внутренних дел проводят военную подготовку и еще раз хотят попытать «счастья», поэтому они рассредоточились по всей линии границы. Турсунзадевский и Шаартузский районы и Согдийская область были закреплены за Службой безопасности и Внутренних дел соседней республики. С целю обострения политической обстановки в приграничных районных, эти две властные структуры принимали все возможные меры и постоянно вели разведывательные действия. Таджикские пограничные не раз задерживали лиц, занимавшихся сбором сведений о ситуаций в упомянутых регионах. Одновременно, мы были свидетелями того, как поэтапно усиленно укреплялись и строились пограничные сооруженные на границе Узбекистана с Таджикистана со стороны властных структур соседнего государства. В 1997-1998 годах почти вся граница Узбекистана на местах была укреплена двумя рядами колючей проволоки на территории  Сурхандарынской области, Термеза и на границе с Согдийской областью.

Отсюда возникает вопрос, почему Правительство Таджикистана, зная цели и стремления антигосударственных групп, не приняло оперативных мер, не укрепило свои внутренние границы? Потому что были причины, препятствующие этому. Прежде всего, это была экономическая причина, так как для строительства зданий и сооружений и на содержание 5-6 тысяч пограничников нужны были средства. С другой стороны, послевоенное положение страны требовало того, чтобы вернуть беженцев из Афганистана, обеспечить их едой и кровом, выплатить им компенсацию, реинтегрировать бывших боевиков в силовые структуры страны, всех их необходимо было одеть, покормить и обеспечить жильем. По этим причинам мы не могли заняться созданием государственной границы Таджикистана и Узбекистана, её защитой и наблюдением. Те малочисленные силы, состоявшие из двух комендатур и 600 пограничников и офицеров, на протяжении более тысячи километров границы никогда не смогли бы обеспечить спокойствия

С последовательной настойчивостью Президент Эмомали Шарипович Рахмонов на протяжении 1996-1998 годов для обеспечения охраны границы и решения двухсторонних пограничных трудностей создал Комитет по охране госграницы при Правительстве Республики Таджикистан и провел с пограничными структурами соседней республики ряд переговоров. Благодаря настойчивости Президента  Э.Ш Рахмонова, мы добились того, что с двух сторон были созданы комиссии по решению спорных вопросов на государственном уровне, которые они не раз обсуждали на совместных заседаниях и изыскивали пути преодоления трудноразрешимых пограничных вопросов. Наш кровный сосед на этих встречах с большой «любовью» обещал, что ради укрепления исторической дружбы таджиков и узбеков всегда готов открыть воздушные пути между Ташкентом и Душанбе, а также Самаркандом и Душанбе. Но все это было только пустыми разговорами. Мы с радостью по радио, телевидению и в печати доводили до сведения своих граждан результаты этих встреч, и они с большой надеждой ждали наступления «счастливых» дней, но, к большому сожалению, не дождались этого. Словом, разговор был одним, а действия другими.

На встречах и двусторонних переговорах мы по-дружески жаловались, что антигосударственные группы Таджикистана нашли приют в вашей стране, у них нехорошие цели по отношению к нам. Руководители Узбекистана упорно отрицали этот факт, говоря, что наши жалобы не соответствуют действительности.

Кроме того, наши кровные друзья средствами массовой информации своей страны представляли таджиков разбойным племенем и исламскими фундаменталистами.

В начале 1998 года в силовые структуры страны поступали сведения из разных источников о том, что в отдельных приграничных местах и регионах Узбекистана вооруженные группы численностью от 50 и до 200 человек проводят военные занятия. Они готовились к тому, чтобы местами перейти границу и обострить ситуацию в некоторых районах нашей республики. По поручению Президента страны мы предпринимали меры, но они были явно недостаточными, так как не имели полной возможности реализовать запланированное. Основная причина была в слабости экономики страны.

В конце концов то, что мы ожидали, увидели воочию. В конце октября месяца 1998 года я был в командировке для участия в заседании Совета командующих пограничными войсками СНГ в Санкт-Петербурге. 3 ноября я вернулся в Москву. Утром в программе «Вести» я узнал, что в ночь с 3 на 4 ноября в 4 часа утра более тысячи вооруженных людей под руководством полковника Худойбердыева М. на севере страны, перейдя узбекскую границу, без сопротивления захватили все города и районы Согдийской области, за исключением Исфаринского и Пенджикентского районов.

В тот же час, когда я узнал о случившемся, быстро одевшись,  отправился в аэропорт «Домодедово». К счастью, в тот день самолетом, прибывшим из Душанбе в Москву, управлял генеральный директор авиакомпании «Таджикистан» М.Мастонгулов. Я нашел его и переговорил с ним по поводу возможности возвращения в Душанбе. Он тоже узнал о случившимся только посредством массовой информации во время полета и пообещал по возвращении захватить меня  с собой. Поле полудня наш самолет взял направление на Душанбе. В 20.00 часов я вышел в аэропорту города Душанбе и отправился прямиком в рабочий кабинет.

Порасспросив своих заместителей, начальников управлений и отделов о ночном нападении Махмуда, я более подробно узнал о случившемся. Согласно имеющейся информации, Худойбердыев и его сторонники проникли в страну с северной части Шахристанского района и почти без сопротивления вошли в Ходжент, взяли под контроль аэропорт и другие стратегически важные объекты. Единственным местом, оказавшим сопротивление, был пост ГАИ города Ура-Тюбе. В этом неравном бою погибли все бойцы поста. Ознакомившись с обстановкой, я по телефону сообщил Президенту страны о своем досрочном возвращении из командировки. Президент находился в своем рабочем кабинете и был доволен моим скорым прибытием. Поручив мне найти Азимова А. – секретаря Совета безопасности – и, посоветовавшись с ним, решить сложившуюся ситуацию, а ночью явиться с докладом к нему. Тотчас же я вместе с Азимовым отправился к Зухурову С., являвшемуся Министром безопасности. Прибыв в Зухуровы, мы узнали о том, что командующий Президетской гвардией Мрзоев Г. и заместитель Министра безопасности, ныне покойный, Джабиров Ш. находятся в Согдийской области, где офицеры и солдаты Президентской гвардии ведут ожесточенные бои в городе Чкаловске и уже имеются человеческие жертвы. Мы пришли к выводу, что для начала в помощь гвардейцам  Мирзоева Г. вертолетами необходимо перебросить десант. В ту же ночь я приказал командующему 1-ой бригадой подполковнику Эмомову Р. подготовить отряд быстрого реагирования в количестве 48 человек в городе Кулябе, доставить их ночью в г.Душанбе, чтобы рано утром отправить их в Согдийскую область. Руководство группой было поручено смелому и отважному офицеру – капитану Аловердиеву Шеру. Эта группа, прибыв в Согдийскую область, в боях со сторонниками Худойбердыева совместно с Президентской гвардией проявила большую отвагу и стойкость. В последующем они все были удостоены правительственных наград. В те дни основному нападению подвергался батальон Президентской гвардии, дислоцированный в г.Чкаловске. Махмуд Худойбердыев таким путем хотел поквитаться с Г.Мирзоеым, потому что во всех своих поражениях он винил Мирзоева. Другие военные части, находившиеся в области, до прихода вспомогательных сил из центра не предприняли ни  одной операции и большинство высокопоставленных чиновников области показали свою бездеятельность.

Во время очередного совещания Зухуров С. сказал, что Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами Республики Таджикистан разрешил в случае нехватки военных сил использовать реинтегрируемые отряды бывшей оппозиции. Решили несколько отрядов под руководством Зиёева М., Искандарова М. и еще ряда других офицеров высадить в аэропорту г. Пенджикента. Анализ обстановки показал, что бунтовщики под руководством подполковника Зварыгина С.А. (заместителя Худойбердыева М.) вошли в Айнинский район и взяли  всю местность под свой контроль. Со стороны Азобского перевала дорогу «Душанбе – Согд» перекрыли офицеры и солдаты бригады особого назначения МВД республики (командующий – генерал Косымов С.).

Согласно установки действующего штаба, после расстановки дополнительных сил в Пенджикентском районе и начала движения их в сторону Айнинского района в одно время необходимо было начать с двух сторон взятие  в кольцо антигосударственных сил. Мы сообщали Президенту страны обо всех предпринятых планах, которые он одобрил. Перед тем, как мы начали устанавливать боевые части, уважаемый Эмомали Шарипович, приказал несколько единиц боевой техники погрузить вместе со 150 пограничниками на железнодорожные составы и отправить их в Согдийскую область для укрепления границы между Узбекистаном и Таджикистаном, а также использовать их в боевых действиях. Э.Ш.Рахмонов подчеркнул, что это было предложением Правительства Узбекистана. После того, как ситуация в Согдийской области была нормализована, соседи вспомнили эти моменты и тем самым хотели «доказать» свою невиновность. В ту же ночь генерал-майор Шамолов С. согласно полученному приказу посадил 150 пограничников с 4-мя бронемашинами на поезд и отправил их в Согдийскую область. Этой группой руководил майор Джафаров М. Через три дня пограничники прибыли в Науский район и приняли под свой контроль защиту границы республики.

Утром 6 ноября мы из аэропорта г.Душанбе отправили в Пенджикентский район 250 солдат из отрядов Зиёева М., Искандарова М и Низомова М. Со стороны Комитета по охране госграницы – 40  офицеров во главе с полковником Рахимовым С. (в настоящее время является начальником Управления по пограничному контролю в аэропорту г.Душанбе) были напрвлены в Пенжикентский район. Эта группа показала себя геройски  и нанесла смертельный удар по бунтарям. Было решено, что я должен вылететь в г. Чкаловск немедленно для руководства частями, расположенными в Пенджикентском районе.

В боевых столкновениях с бунтовщиками все солдаты и офицеры зарекомендовали себя бесстрашными воинами, показали чудеса отваги и храбрости, захватив в плен более 50 бунтарей и сдав их в отделы внутренних дел.  Проверив и изучив все обстоятельства, мы выяснили, что все они прошли военную подготовку в Зоминском районе Узбекистана и там были вооружены службой безопасности Узбекистана, после чего направлены в Согдийскую область для ее захвата. По моему мнению, боестолкновения организованные Согдийской области  были не восстанием (бунтом), а скрытым международным террористическим актом. Отвага и геройство проявленные  в этих боях отважными сынами Таджикистана при разгроме бунта и подавления террористического нападения Махмуда Худойбердиева и его приспешников, напоминают читателям геройские подвиги Спитамена, Шерака, Муканны, Деваштича, Темурмалика и Сарбадоров, Восе и Ахмадшаха Масъуда и сотни других истинных таджикских патриотов. Благородные имена офицеров и солдат, а также военачинников пограничных сил будут золотыми буквами вписаны в новейшую историю славного таджикского народа, в историю подвигов Вооруженных Сил республики и останутся на века.

В 1999-2000 годах в связи с тем, что, ежедневно, оперативная обстановка на границе Таджикистана с Узбекистаном осложнялось, для укрепления направлений Турсунзаде , Эсанбай, Султанабад Шаартузкого района были приняты дополнительные меры. В Турсунзадевском направлении за сёт внутреннего резерва дополнительных едениц была создана пограничная бригада. На границе Узбекистана и Таджикистана в Гиссарском районе создана новая пограничная комендатура (состоящая из трех пограничных постов, командир полковник Саидов Рустам ), а также пограничная комендатура в местности Гулхас Турсунзадевского района. В составе 4-й пограничной бригады в Шаартузком районе была создана пограничная комендатура «Султанабад». В целях усиления границы в регионах Согдийской области в апреле 2000 года в Пенджикенской и Исфаринской направления были направлены 350 пограничников и 100 пограничников в Истаравшанское направление.

В 2000 году в районе Горной Матчи Согдийской области была организована Приказом Президента республики в июне 2001 года на базе 6-ой пограничной бригады в Согдийской области новая пограничная  комендатура «Мастчох», состоящая из 4 пограничных постов  (командир Бокиев Ч.), с местом дислокации в г.Ходженте.

Была создана оперативно-военная группа в составе 6-ти пограничных застав, 7 отдельных пограничных бригад Комитета по охране госграницы были преобразованы в пограничные заставы. Уже до начала боевых столкновений внутри Узбекистана и Киргизии в регионах Баткент, Ош, Фергана, Гулистонлик линия границы Таджикистана с республикой Узбекистан и Киргизией была под контролем таджикских пограничников. Одновременно, в целях укрепления границы Таджикистана с Киргизией в районах Джиргиталь (командующий Искандаров М.) и Исфара (командир Абдурахмонов Т.Р.) были созданы две комендатуры.

В 1999 – 2000 годах средстве массовой информации Узбекистана и Киргизии вновь начали проводить против Правительства Таджикистана злобную пропаганду. Прежде всего, они распространяли всевозможные слухи и клевету, хотели тем самым скрыть свои внутренние недостатки и возложить свои беды на наши головы и тем самым показать себя перед мировым сообществом в качестве «пострадавших». В боевых столкновениях, развязанных внутренней оппозицией тех стран, хотели обвинить силовые структуры Таджикистана и нашего Президента страны. С этой целью использовались все средства, на Таджикистан возводили напраслину, будто бы Джума Намангони и его сподвижники разместились в Раштской группе районов, где были созданы военные террористические лагеря, обучающие террористов и с помощью таджиков их через границу переправляют для ведения террористических операций в Узбекистане и Киргизии. Все эти интриги были не обоснованы и были очередными происками и играми закулисной политики.

Не смотря на эту пропаганду и клеветнические слухи, Правительство Таджикистана и Президент страны дали наказ не брать пример с соседей, а сообща с ответственными лицами органов правосудия этих стран принять все возможные меры для стабилизации положения в их государствах. Президент многократно нам повторял, что неспокойное положение в соседних республиках не принесет никакой пользы нашему народу. Не раз он предлагал руководству Узбекистана и Киргизии совместно с международными наблюдателями посетить Раштскую долину, являющуюся якобы учебным центром для представителей «Исламского движения Узбекистан» и самим все увидеть и сделать соответствующие выводы. Но соседи только обещали и ничего не делали. Разными причинами отказывались от этих предложений. Весной 1999-2000 годов по поручению руководителя государства совместно с Секретарем Совета безопасности Азимовым А., один раз в Самарканде, а другой раз в Сарасийском районе Сурхандарьинской области Республики Узбекистан, мы провели переговоры с Министром внутренних дел, Командующим пограничными войсками и представителем Службы безопасности Республики Узбекистан и предложили им действовать сообща против сил, вносящих сумятицу в ситуацию на наших границах. Об этом были уже составлены совместные протоколы, и всякий раз мы требовали от наших соседей передавать нам какие-либо достоверные факты о том, что силовые структуры Таджикистана помогают Джуме Ходжаеву и его сторонникам. Но в ответ нам ничего не было представлено. В действительности же, источником распространения лживых слухов являлся гражданин Узбекистана, представитель «Исламского движения Узбекистан» Махмудов У.Э., который 3 августа 2000 года на границах Аштского района в ущелье Бурулук был задержан таджикскими пограничниками и передан Управлению Министерства безопасности Республики Таджикистан в Согдийской области.

Во время допроса он подтвердил, что до 1996 года проходил военную подготовку в Тавильдаринском районе, потом он прибыл в Узбекистан. В июле 2000 года вблизи Пянджского перевала убил одного узбекского пограничника и при попытке перехода Таджикской границы был задержан. Действительно 27 июля 2000 год вблизи упомянутого перевала на государственной границе Таджикистана и при неподчинении один из них был убит, другой, до его поимки, скрывался в ущелье и склонах Бурулука. Для выяснения личности Махмудова по установленному порядку был послан запрос в соответствующие органы Узбекистана. Они подтвердили, что этот человек совершил в Узбекистане ряд тяжких преступлений и несколько лет находится в розыске. В те дни в г.Ходженте действовал совместный штаб из числа представителей органов правопорядка и силовых структур Таджикистана, Узбекистана и Киргизии, цель которой была нормализация обстановки в некоторых горячих точках региона. Получив информацию о задержании Махмудова, представители Узбекистана потребовали его передачи за содеянные преступления в распоряжении Министерства внутренних дел Узбекистана. Согласно установленного решения Махмудов был передан узбекской стороной. Прошло немного времени, и в августе 2000 года пропагандистская машина средств массовой информации двух соседних республик вновь начала обвинять Республику Таджикистан. Все приводимые нами факты, мы знали, были составлены по показаниям Махмудова. Со стороны представителей Таджикистана до сего дня никто не отрицал и не может отрицать, что до подписания протокола о национальном согласии 27 июня 1997 года во многих регионах Раштской долины были расположены военные лагеря бывшей оппозиции. Махмудов на допросах подтверждал, что проходил военную подготовку в Тавильдаринском районе в 1996 году. Еще необходимо открыто отметить следующее. Возможно, что некоторые полевые командиры прибыли в Таджикистан из Афганистана и в последствии перешли в Узбекистан или Киргизию. Но, на протяжении почти двух лет, сотни и тысячи их сторонников, проживавшие в этих республиках, поддерживали их. Их в Таджикистане не было. Пограничные возможности, которые имели близкие нашим сердцам – узбеки, нам только снились. Но, к сожалению некоторых, как в 1998 году в районе Шахристана Махмуд Худойбердыев с тысячью вооруженных людей смог незаметно проникнуть на территорию Таджикистана и узбекские пограничники его не увидели? Это «естественно», если мы сегодня укрепляем границу Таджикистана поэтапно, то наши соседи уже давно во многих местах своих границ протянули колючие заграждения из проволоки, а там где не смогли – установили мины.

С августа месяца 2000 года Республика Афганистан, вопреки международной конвенции, начали устанавливать на своих границах противопехотные мины без предварительного сообщения. Для того, чтобы обелить себя, скрыть свои преступления, «соседи» через печать и средства массовой информации прокомментировали эти действия как защиту против террористов. К сожалению, многие граждане, не знающие об этих «подарках соседей», при посещении своих родственников или базара, находящегося напротив своего села, подорвались на этих минах, многие из них погибли или стали калеками, семьи остались без кормильцев, а дети осиротели. Так на протяжении всего времени с августа 2000 года до настоящего времени сотни граждан Республики Таджикистан подорвались на этих минах, многие их них погибли или получили тяжелые увечья. Но до сих пор ни один террорист не пострадал от этих мин. Вот в чем заключается «доброжелательность соседа»!

 

На путь становления мира и согласия!

 

Горький опыт жизни подтвердил, что мир и согласие в стране можно восстановить только мирными путями. Мир и согласие были давней мечтой нашего народа.

История человечества свидетельствует о том, что таджики никогда ни на кого не поднимали меч. Таджикистан после своей независимости под воздействием различных причин, в том числе зарубежного влияния, был вовлечен в круговорот внутренней войны. Судьба дальнейшего существования нации и таджикского независимого государства зависела от того, сумеем ли мы погасить пламя этой войны. Чтобы достичь мира и согласия, нам пришлось затратить порой уму непостижимые усилия, проявить силу воли и решительность, шаг за шагом показывать терпение и выдержку, проторять друг к другу пути доверия. Мы, подписав соглашение о мире, тем самым в действительности завершили действие долгого и страшного конфликта, возникшего после распада советского строя.

Можно открыто сказать, если бы не было долгой войны в Афганистане, в Таджикистане не могли бы возникнуть такие кровавые события. Многие страны региона должны понять, что мир в Таджикистане стал прочной стеной, преградив распространение опасности в Центральной Азии. Эти беды были предотвращены в Таджикистане. Если бы этот конфликт не прекратился в Таджикистане, то пламя войны в Афганистане перешло бы в Среднюю Азию и затронуло бы народы, проживающие еще дальше на севере.

Комитет по охране государственной границы при Правительстве Республики Таджикистан, действуя в рамках мира и национального примирения, и согласно постановлению Правительства Республики Таджикистан № 47 от 1602.1999 года «О создании временных частей и соединений в действующих Вооруженных Силах и других воинских частях Республики Таджикистан из числа вооруженных формирований Союза таджикской оппозиции» провел в 1999 – 2000 годах  ряд заметных дел. Прежде всего, он выполнил положения Протокола, касающихся военных дел, то есть создал план вхождения в пограничные войска вооруженных отрядов бывшей оппозиции и приступил к его осуществлению.

Первая наша рабочая группа начала работу под руководством генерал-майора Ахмедова М. Мы 3 октября 1999 года отправились в Джиргиталь, Таджикабад, Хаит и Ляхш и за счет вооруженных отрядов оппозиции в течение недели создали пограничную номенклатуру с центром в Джиргитале. Второй рабочей группой руководил генерал-майор Сайфуллоев С. Он поехал в Вачский и Рушанские районы и провел там подготовительные работы о создании там, в будущем,  пограничных комендатур.

По договоренности с Комиссией по национальному примирению в пограничные войска должны были быть реинтегрированы две тысячи боевиков таджикской оппозиции. Для определения годности боевиков для службы были созданы двусторонние аттестационные комиссии. Во время аттестации из установленного количества прошли аттестацию 1128 человек.

В целях организованного и быстрого завершения реинтеграции, в соответствии с 7 статьей Закона республики «Об обороне» были созданы следующие части – пограничные комендатуры «Джиргиталь» - в центре Джиргитальского района (командующий полковник Искандаров Мухаммадшо), «Тешиктоз» - в Кабодиёнском районе (кмандующий полковник Халимов Али), «Ванч» - в центре Ванчского района (командующий полковник  Мухабетшоев Муким), «Ишкошим» - в Ишкашимском районе (командующий Худоев Худойдод), «Мургаб» - в центре Мургабского района (командующий подполковник Мухаммадбокиров Мухаммадбоки).

Из состава комендатуры «Тешиктоз» 60 солдат и офицеров были направлены для укрепления границы республики в распоряжение 6-ой бригады, созданной в Согдийской области, а после выступления Худойбердыева – переданы пограничной комендатуре в Пенджикентском районе. Батальон в количестве 110 пограничников подполковника Шамсова Алоудина был  размещен в Аштском районе. Второй этап реинтеграции оставшихся сил оппозиции, которые были доставлены в республику из Афганистана под гарантией и руководством представителей международных организаций, начался в феврале 2000 года. Заново из числа боевиков вооруженной оппозиции 928 человек должны были быть реинтегрированы в пограничные войска. Из их числа в пограничной бригаде «Ходжент» были созданы комендатуры: «Тбошар» - командир   Саидбурхонов Сайджалол, «Ганчи» - командир Джумаев Сииджон, «Шохон» - в составе 1-ой пограничной бригады в Шуробадском районе (командир подполковник Хушвахтов Гоибназар), «Карокчикул» - между Пенджикентским и айнинским районами (командир полковник Доштов Якшанбе), «Калининобод» - майор Сияров З., «Эсанбой» - в составе Турсунзадевской пограничной бригады (командир майор Шарифов А.)

Необходимо отметить, что Министерство безопасности одним из первых поняли, что без мира и согласия не обойтись, и внесли первый кирпич в здание мира еще в 1994 году. В результате пропагандистской работы работники Министерства в целях целостности страны смогли склонить на свою сторону вооруженную группу бывшей оппозиции под командованием Холбашева Холбаша, которая  в полном составе вошла в погранвойска страны и стала служить в пограничной комендатуре Рушанского района. В настоящее время полковник Холбашев Холбаш является руководителем военно-оперативного отряда в Горно-Бадахшанской автономной области. Это пограничное соединение было создано в 2000 году.

Стоит также отметить, что реинтеграция проходила нелегко. Их месторасположение, обучение пограничным обязанностям продлилось более года. Были ряд причин, препятствующие этому. Прежде всего мы поставили вопрос о том, что реинтегрируемые отряды вооруженной оппозиции были выведены из разных мест. Многие боялись, что после ввода в Вооруженные Силы за содеянные преступления в годы гражданской войны будут привлечены к ответственности. Многие не знали об амнистиях за содеянные преступления. Необходимо также сказать о том, что офицеры Комитета, назначенные заместителями новых командиров с честью, за короткий период, выполнили возложенную на них задачу и правильно организовали работу среди солдат и офицеров. Результатом этого является то, что среди пограничников не произошло ни одного инцидента. Все понимали, что каждая пядь, каждая горсть земли Родины – священна, граница также является священной зоной. Через некоторое время по семейным обстоятельствам или по иным объективным причинам ряд вышеназванных офицеров, поняв, что Правительство не имеет к ним корыстных целей, подал в отставку и перешел на гражданскую работу, поставив мирную жизнь превыше всего.

Последнее военное соединение, которое поставило точку на реинтеграции в пограничные войска, был вооруженный отряд в Таджикабадском районе (командир полковник Зокиров Абдукосир. Этот  отряд в структуре Комитета был создан как комендатура «Пролетарская», но по решению руководства до нормализации обстановки в Раштской долине был оставлен в Таджикаадском районе и только осенью 2000 года отряд был переведен в Пролетарский район Согдийской области.

По просьбе и желанию руководителей страны в 2000 году во время ротации офицеров в войсковых частях часть офицеров из своих частей добровольно перешли или были переведены в другие комендатуры и пограничные заставы. Кроме этого комендатура «Ишкошим»  была переведена в Турсунзаде, а  «Колхоззобод» на границу Таджикистана с Киргизией в район Канибадама и Исфары. Таким образом, пограничная бригада в Ходженте, созданная в 1999 году за счет новых созданных комендатур стала полновесной пограничной бригадой и полностью взяла под свой контроль государственную границу с Узбекитаном и Киргизией в Пенджикентском, Шахристанском, Ура-Тюбинском, Зафаробадском, Науском, Ганчинском, аштском, исфаринском, Пролетарском, Джиргатальском и Мургабском районах.

Необходимо напомнить о том, что поэтапное проведение реинтеграции было одной из политических идей руководителя страны на пути укрепления мира и национального согласия. Пограничные войска страны, без преувеличения, можно сказать, выполнили эту задачу. Это было нелегко. Были силы, которые своими преступными деяниями этому процессу наносили моральный ущерб. Они всякими путями стремились внести раскол между офицерами и солдатами, сеяли семена вражды. В этих целях они не раз предпринимали против пограничников всякого рода происки и интриги. Так, например, в декабре 1998 года в Дарбандском регионе преступная группа Мулло Абдулло задержала группу пограничников Комитета по охране госграницы, доставлявших продовольствие для солдат Рушана и Дарваза, нанесли тяжелые увечья сержанту Рджабову Б. и нескольким другим пограничникам, силой отобрав 60 комплектов военного обмундирования, 100 ____________ и несколько мешков муки. В апреле 1999 года на территории Ленинского района бандитами безжалостно были убиты командир воинской части 2730 Комитета по охране государственной границы подполковник Назаров А. и старший лейтенант Назаров С. Таких примеров можно привести множество. Несмотря на эти трудности, офицеры Комитета, не щадя сил и своих жизней, в целях единства и целостности страны работали и действовали в неспокойных регионах. В этом была большая заслуга генералов Сайфуллоева Сафарали и хмадова Махмудбека, офицеров Сулаймонбекова Аноятшо, Гураева Нарзулло, Джабборова Гаффора, Абророва Хамидулло, Рогова Александра Ивановича, Эмомова Рамазона, Саидова Сайобида, Джафарова Мухаммада, Шамолова Саидшо, Тураева Рамазона, Шарипова Собира и других офицеров.

В завершении этой главы хочу отметить, что в становлении и организации и вводе реинтегрируемых сил также большая заслуга бывшего заместителя Премьер-министра Республики Таджикистан, ныне Председателя Комитета по охране государственной границы при Правтельстве Республики Таджикистан генерал-лейтенанта Азимова Абдурахмана Рауповича.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить