В ГРАНИЦЕ ВСЯ ЕГО ЖИЗНЬ

 

Зима 1993 года выдалась мрачной. Трудно было поверить, что всего за один год такой прекрасный и светлый город, как Душанбе, мог так серьезно изменится. Перебои с электричеством, прекратившееся отопление, длинные очереди за хлебом, безлюдные улицы, по которым патрулируют вооруженные боевики... И ощущение нависшей, над только что образовавшейся страной, большой беды и горя.

Всего пару месяцев назад наспех сколоченные подразделения Народного фронта отбили город у вооруженных формирований оппозиции. Надо было строить новое государство, приводить его в цивилизованный вид. Кабинет начальника Управления по охране Государственной Границы КНБ РТ полковника Александра Ивановича Рогова в те дни выглядел по-военному буднично. На подоконнике стоял пулемет с заправленной лентой, а под столом – ящик с боевыми гранатами. На всякий случай. Конституционная власть хоть и пришла всерьез и надолго, но еще была нестабильной и нуждалась в защите.

Работая день и ночь над формированием первых пограничных подразделений, Александр Иванович с ностальгией вспоминал прямо-таки идеальные условия своей службы в Афганистане, когда боевые операции и охрану границы советские пограничники осуществляли “на всем готовом”. Тут же самому приходилось собирать, обучать и сколачивать первые пограничные подразделения, чуть ли не по отдельному человеку вооружать их, обмундировывать, «с боями», едва ли не через первых лиц правительства, выбивать каждый мешок муки, каждую банку тушенки, при этом воспроизводить из памяти все, что удалось запомнить когда-то в пограничном училище и академии, на заставах, и в отрядах.

23 февраля 1993 года на площади Озоди состоялся первый парад Вооруженных сил Таджикистана. Как и всякие первые формирования, сражающейся, только что обретшей независимость страны, подразделения новой армии одеты и вооружены были, кто во что горазд, но все были воодушевлены и решительно настроены на священное дело защиты своей страны. Эти полупартизанские формирования еще предстояло преобразовывать в национальные вооруженные силы. В этот день полковник Рогов принял окончательное решение оставаться в Таджикистане до тех пор, пока границы страны не будут надежно защищены собственными пограничными войсками.

***

Один из основателей пограничных войск независимого Таджикистана генерал-майор Александр Рогов пограничником стал во многом благодаря своему отцу, Ивану Афанасьевичу, который целых пять лет с 1949 по 1954 год служил срочную в пограничных войсках. Был связистом, дослужился до старшины. Он много и интересно рассказывал своим сыновьям (второй брат Александра Ивановича, Владимир Иванович, кстати сказать, полковник МВД живет в Пензе) о пограничниках, о том, как участвовал в ликвидации литовских “лесных братьев” на границе с Польшей. Тогда-то Александр Иванович и не думал, что сам станет генералом, и будет громить банды моджахедов на границе в Средней Азии.

Тогда же предел мечтаний будущего генерала ограничивался страстным желанием: чтобы в военкомате  его включили в команду пограничников. Надо сказать,  в те годы отношение советской молодежи к службе в армии было несколько иным, чем сейчас, и чтобы попасть в элитные войска, коими тогда были пограничники, допризывнику порой приходилось выдерживать серьезный экзамен.

С детства начал готовить себя к службе на границе, хорошо учился, увлекался спортом, особенно хоккеем, коньками и лыжами. Участвовал в соревнованиях на первенство области, занимая при этом призовые места. Во многом благодаря этому он и попал в пограничную команду.

Служить срочную пошел в далеком теперь уже 1970 году. Как когда-то и отец, Александр Рогов попал на польскую границу только не в Литву, а в Брестский погранотряд. Служба была не в пример сороковым годам, порядок на границе дружественного союзного государства оставалось только поддерживать. На следующий 1971 год, не долго думая, Александр написал рапорт и поступил в Московское погранучилище. На следующий год, когда было построено Голицынское пограничное политическое училище, был переведен туда и там его закончил, став одним из первых его выпускников.

По распределению удачно попал в Закавказье в Батумский погранотряд. Как и все голицынцы, сначала был заместителем начальника заставы по политической части, но, так же как и большинство выпускников своего училища, получив отменную подготовку, дальше пошел не по политической, а по командной линии. Уже через 2,5 года старший лейтенант Рогов был назначен начальником заставы “Кедкеры”.

Хотя застава и располагалась на границе с Турцией – наиболее вероятным противником и членом НАТО, участок был спокойный. Вообще-то в те годы спокойно служить можно было на любом участке границы. Страна была в пике своего могущества, и желающих проверить прочность ее границ было не много. В такой обстановке можно было спокойно заниматься самообразованием, совершенствовать боевую подготовку, тщательно воспитывать подчиненных, обучать их искусству охраны границы, поддерживая твердый порядок и дисциплину.

Рабочая закалка, помноженная на знание и опыт солдатской службы, помогли старшему лейтенанту Александру Рогову сделать вверенную ему заставу отличной. В 1980 году с этой же должности в 30 лет он поступил в Академию имени Фрунзе на пограничный факультет, который закончил в 1983 г. И опять по распределению попал в спокойную и благополучную по тем временам Прибалтику в Кингисепский погранотряд. Два года прослужил ЗНШа отряда.

Его судьбу резко изменило назначение в 1985 году в Краснознаменный Среднеазиатский Пограничный Округ.

Два года провоевал он в составе Керкинского погранотряда на должности заместителя начальника погранотряда в качестве руководителя оперативной группы.

Под этой группой надо подразумевать не оперативный отдел штаба отряда его с «бумажной» планирующей и контролирующей работой подразделений границы, а самое настоящее руководство боевыми действиями на территории Афганистана.

Тогда на плечи майора Рогова “нарезали” участок Афганской территории трех афганских провинций, примыкавших к Керкинскому погранотряду, протяженностью чуть ли не300 кми глубиной до200 км. Перед советскими пограничниками стояла конкретная задача, чтобы ни одна банда душманов не смогла приблизиться к границам Союза ближе, чем на пушечный выстрел. Вверенные майору Рогову подразделения прикрытия, состоящие из 4-х мотоманевренных групп, 1 ДШМГ, 5 отдельных постов и застав, были разбиты на две полевые оперативные группы, которые в те, пожалуй, самые жаркие годы афганской войны, вели интенсивные боевые действия. Мангруппы в то время были не в пример нынешним. Не редко численность ММГ вместе с подразделениями усиления доходила до 600-700 человек. Общая же численность подчиненной майору Рогову группировки достигала 4000 человек. Под началом майора-пограничника фактически “висел” даже не мотострелковый полк, а самая настоящая, полнокровная боевая мотострелковая бригада. Всем этим войском ему и приходилось непосредственно напрямую управлять, организовывать и выполнять конкретные боевые задачи.

Сами операции, собственно, планировались в Москве и Ашхабаде, оперативной же группе все эти задумки приходилось реализовывать в жизнь. Дело было крайне не простое. Ведь на бумаге штабных карт, руководящих директив и приказов все было ровно и гладко в реальности же боевой обстановки надо было учитывать  и реальные овраги, горы, и ущелья.

Но как бы трудно не было, воевать тогда было можно. Обеспечение и снабжение было отменное, командиры были грамотными солдаты обученными. В таких условиях офицеры взрослели и росли быстро. Не было редкостью, когда офицер в год – два получали по 1-2 звания досрочно. Солдаты уходили домой, имея 1-2 медали, а нередко и ордена. Да и солдаты были отборные, многие в войска приходили после окончания техникумов и даже институтов. Воевать умели. Фактически под началом подполковника Александра Рогова погранвойска КГБ СССР получили в то время двух Героев Советского Союза – прапорщика  Виктора Капшука и майора Николая Лукашова.

Для осуществления руководства боевыми действиями надо было не только иметь опыт и знание, но и обладать отменным здоровьем,  спать, зачастую, короткими урывками, держать в голове огромную базу информации, уметь мгновенно принимать оптимальное решение. Это было делом молодых и энергичных офицеров.

За эти два года Александр Рогов провел большое число боевых операций. Те, кто  были в то время в Афгане, знают что такое Джангар-Арыкская операция, Андхойская, Мойманейская... Во всем этом Александр Рогов принял самое активное деятельное участие.

Воевали фактически без перерыва. Обстановка менялась ежедневно и каждую ночь. Проводка колонн, рейды, зачистки “зеленок”, разгром духовских баз... Офицеры жили в своем измерении. Только спустя годы Александр Иванович начал смотреть на ситуацию тех лет несколько иначе. Командиры штабов видят войну совсем по-другому, чем солдаты, военные журналисты, политики и просто мирные люди. К примеру, маршал А. И. Еременко, командовавший одним из фронтов под Сталинградом по своему собственному признанию, по-настоящему осознал размах и значение Сталинградской битвы только в 1944 году, когда между боями появилось немного свободного времени, чтобы почитать газеты и журналы.

Так и Александр Рогов только после вывода из Афганистана Ограниченного контингента ясно осознал, что поражение в этой войне имело не военный, а политический характер. Если бы вместо расплывчатого распоряжения “...оказания интернациональной помощи афганскому народу” высшим советским руководством был отдан конкретный приказ “победить” - победили бы, несомненно.

Александр Иванович, честно признается, что весьма смутно помнит ход тех громких операций, за которые он получил три боевых ордена и добрый десяток медалей. Дневника он не вел, а работа штаба сама по себе рутинная и лишена каких бы то ни было эмоций. Если восстанавливать хронологию, то получится до банальности однообразно как на тактических занятиях в училище или академии: карты, замысел - решение, вовремя обеспечили, перебросили силы и средства, предугадали, предотвратили, недоучли, упустили... Для него же самые ценные и запомнившееся операции это те, при которых удалось избежать потерь, а главное – боестолкновений  в невыгодных для пограничников условиях.

Боевые действия в Афганистане сводились к условиям, когда «духи» стремились нападать на пограничников, когда те их не ждали и своевременно уходить от навязываемого им боя. Пограничники же в свою очередь старались заставить духов принять бой в невыгодных для тех условиях и избежать его, когда для самих он ни к чему не нужен.

Как это не странно, но самый запомнившийся Александру Рогову рейд, это тот, когда удалось избежать невыгодного для себя боя с душманами. Это случилось в 1996 году во время перегруппировки сил и средств. Подполковник Александр Рогов тогда непосредственно возглавлял прохождение огромной колонны, которая состояла из подразделений 2-х мангрупп, мотострелкового батальона Советской Армии, афганского пехотного батальона, а так же большого “обоза” с грузами, боеприпасами, горючим, продовольствием и прочими грузами. В общей сложности перемещалось несколько сот транспортных средств и до полутора тысяч человек.

Колонна шла в облаках пыли по горным и степным афганским дорогам под прикрытием “вертушек”. «Духам», естественно, стало известно о перегруппировке столь внушительной силы, оттого пропустить эту колонну просто так они не могли.  Такая колонна, где перемешаны боевые и тыловые подразделения, всегда являлась лакомым кусочком для душманов. Командование мятежников тоже запланировало масштабную операцию, руководство которой взяли на себя старые противники  Александра Рогова полевые командиры инженер Башир и Ахмад Пахлаван.

Обеспечение и прикрытие на первых порах прошло успешно. В горах духи не решались приблизиться к столь внушительной силе, пока пограничники не подошли к зеленой зоне протяженностью более чем40 км.

Командование моджахедов именно здесь и решило нанести свой коварный удар. На всем протяжении 40 км вдоль дороги группы душманов подготовили засады, опорные пункты, огневые точки.

Подойдя к зеленке, колонна встала, разведчики, которые сделали вылазку в расположенные там кишлаки, доложили, что духи готовы к нападению. Надо сказать, что сама колонна во время движения растягивались на40 км. Тучи пыли, жара, разбитые дороги, заставляли машины идти на большой дистанции друг от друга. Фактически получалось, когда первая машина выходила бы из “зеленки”, то самая последняя в нее только вошла бы. Для разгрома колонны это идеальные условия. Духи могли пропускать бронетехнику и безнаказанно обстреливать и поджигать из гранатометов грузовики с бензовозами. Обзор во время движения был крайне затруднен. Мало того, что все утопало в тучах пыли, деревья, заросли кустарника и дувалы кишлаков находились рядом с дорогой зачастую всего в нескольких метрах. Завяжись бой, ни то, что разминуться, развернуться негде. В таких условиях невозможно осуществить грамотный маневр. К тому же и офицеры не были знакомы с местностью, не было подготовленных позиций для минометных и артиллерийских батарей, способных поддержать огнем.

Каждая группа «духов» состояла из 2-3 гранатометчиков, 2-3 пулеметчиков с 1-2 снайперами, действовать они намеревались по принципу волчьих стай. Ударил - отошел, потом опять приблизился, опять ударил и опять отошел.  Если ввязываться в бой, проводить без подготовки жесткую зачистку, там уже не разберешь, где мирные, а где душманы. В таком случае наверняка пострадали бы мирные афганцы и еще больше озлобились бы на власть. В общем, инженер Башир свое дело знал, подготовился он основательно. Пограничников в зеленке ожидала большая бойня.

Подполковник Рогов тогда оказался в весьма щекотливой ситуации, либо вводить колонну в “зеленку”, втягиваться в очаговые бои и перестрелки с потерями прорываться, либо встать, вызывать встречную колонну, ждать ее несколько дней, а потом, развернувшись фронтом, еще несколько дней зачищать всю зеленую зону опять же с боями и потерями.  И в том и другом случае совершенно не нужные потери составили бы не один десяток убитых и раненых пограничников. К тому же и операция так просто на ходу не проводится. Надо все спланировать, обеспечить, сделать запросы в штабы, организовать поддержку авиацией и артиллерией...

Такая заминка в пути обретала еще  и фактор морально-политического воздействия. Враждебные радиоголоса и информагенства не преминули бы на весь мир раструбить о том, как «армия Башира блокировала, окружила и успешно громит в районе Маймонида крупное соединение Советской армии...»

Перед подполковником Роговым возникла классическая ситуация, когда при любом раскладе в неудаче он оказывался бы крайним, неся на себе всю ответственность. Было от чего схватиться за голову. В своем полевом штабе, размещенном в КШМке, офицеры всерьез задумались над тем, что делать дальше.

К тому времени Александр Рогов уже знал психологию духов, умел предугадывать их действия. Его мозг, обдумывая окончательное решение, словно компьютер анализировал и всю имеющуюся информацию. Было ясно – моджахеды к этой операции подготовились основательно. Будет жарко. Однако, опытный штабист сумел зацепиться за одну ниточку. Проанализировав данные, полученные от разведчиков и агентов, выходило, что командование мятежников ориентировалось на ведение боевых действий в светлое время суток.

Днем проще организовывать взаимодействие, осуществить маневр, к тому же ночью духам вести такой бой не с руки, когда враг мерещится за каждым углом, можно запросто перестрелять друг друга.

Эту, пожалуй, единственную слабость в системе организации и решил использовать в своих интересах подполковник Рогов. Взвесив все за и против, он решил взять на себя всю ответственность, приняв неординарное решение, пройти “зеленку” ночью.

Как известно, в Афгане после вечернего намаза наступало время душмана. Мирные в светлое время суток дехкане, доставали стволы и выходили на тропу войны. В ночное время наши подразделения осуществляли движение только в крайне исключительных случаях. «Духи» к этому уже привыкли, и сами понимали, что шурави гарантированно не сунуться ночью в контролируемую ими “зеленку”. Такой наглости со стороны «духи» даже представить себе не могли. Поэтому подполковник Рогов и решил проскочить через зеленку именно ночью.

Когда солнце начало клониться к горизонту, он собрал офицеров и отдал приказ на движение, предупредив: первыми огонь не открывать, но быть в полной готовности к любой неожиданности.

Как только с мечетей, разбросанных в зеленке кишлаков, началось протяжное пение мулл и все правоверные мусульмане, отложив стволы, приступили к намазу, колонна, взревев сотнями двигателей,  включив все фары, в полной иллюминации тронулась с места. Некоторые водители, стремясь оказать максимальное психологическое воздействие, приспустили глушители, что создавало невероятный грохот.

Подполковник Рогов ехал в КШМ-ке в конце колонны, слушая через переводчика перехваты духовских радиопереговоров. С началом выдвижения колонны душманы почти час находились в ступоре и только потом засуетились. Посыпались запросы, уточнения, дополнительные инструкции. Ведь с наступлением сумерек, готовясь к завтрашнему бою, банды отошли  от дороги в глубь зеленки. Многие, чтобы набраться больше сил и хорошо отдохнуть, с вечера завалились спать, зная по опыту, что до утра шурави в зеленку ну никак не сунутся. Судя по переговорам, в штабе Башира царили неразбериха и суматоха. Полевым командирам сыпались приказы и распоряжения: срочно выдвигаться к точкам сбора, выносить боеприпасы, готовить огневые точки... В ответ шли доклады о неготовности. Многие моджахеды разбрелись до утра по домам к своим женам и их спешно собирали, посылая посыльных...

К полуночи, за каких-то три часа, колонна сумела проскочить всю зеленку. Обошлось без единой потери в личном составе и технике. «Духи» смогли сделать лишь отдельные выстрелы вдогонку.

Афганистан стал для Александра Рогова настоящей боевой школой. Служил вместе с нынешними генералами Наимовым, Лобовым, которые в то время командовали мангруппами, а генерал Николай Наумов и полковник Фахарисланов были у него начальниками полевых оперативных групп.

На такой адской должности, выматывающей все моральные и физические силы, больше двух лет было трудно выдержать. В 1987 году подполковник Рогов был назначен начальником штаба Керкинского отряда. Тогда впервые за два года он наконец-то смог нормально отоспаться. На следующий год он принял под свое командование Термезский погранотряд, через который под его прикрытием вскоре прошли выведенные из Афганистана колонны советского воинского контингента. Казалось, все, кончилось война! Тогда еще мало кто понимал, что она переходила лишь в другую фазу, выжидая момент, чтобы, переметнуться на территорию Советского Союза.

С распадом Советского Союза Термезский погранотряд перешел под юрисдикцию Узбекистана. Тем временем в соседнем Таджикистане разгорелась братоубийственная гражданская война. Формирования Народного фронта, победившие оппозицию, отступившую в Афганистан и в горные районы восточной части страны, встали перед проблемой формирования своих государственных, силовых и военных структур. Страны СНГ решили оказать Таджикистану помощь в деле государственного и оборонного строительства. В октябре 1992 года полковник Александр Рогов был оправлен в командировку в Душанбе, для оказания помощи в деле организации пограничной охраны рубежей молодого государства.

Начинать работу по строительству национальных пограничных войск Таджикистану пришлось фактически на голом месте. Самой большой проблемой являлся кадровый голод. По предложению правительства Александр Рогов в начале 1993 года возглавил только что созданное Управление по охране Государственной Границы, которое подчинялось Комитету национальной безопасности, возглавляемое в тот момент Сайдамиром Зухуровым.

Первым подразделением пограничных войск Таджикистана стала сформированная при живом участии полковника Александра Рогова и руководителя КНБ Сайдамира Зухурова бригада спецназначения КНБ.

Первые пограничники Таджикистана, одетые кто во что горазд, кое-как вооруженные и снаряженные прошли по площади Озоди 23 февраля 1993 года. Этот день стал Днем образования Вооруженных Сил Республики Таджикистан.

Бригада спецназначения КНБ тогда больше была ориентирована не столько на охрану границы, которую в то время защищали российские пограничники, сколько на ведение боевых действий в приграничной зоне. Для этого в ее состав была введена даже танковая рота. Бригада состояла из 4-х отрядов спецназначения, а ее штаб располагался в Кулябе. Первостепенная задача сводилось к прикрытию южного направления и оказания поддержки российским пограничникам. Подразделения КНБ тогда проводили зачистку приграничных населенных пунктов, разблокировали российские заставы, чем оказали своим российскими коллегам весьма неоценимую помощь и поддержку.

4-й отряд этой бригады прикрывал Шаартузское направление 1-й комендатуры Пянджского отряда. Здесь таджикские пограничники выставили свои посты между заставами в разрывах снесенной отступающими в Афганистан беженцами и отрядами оппозиции сигнализационной системы. 2-й отряд бригады прикрывал Кумсангирское направление. 3-й отряд располагался на левом фланге российского Пянджского погранотряда  на участках с 11-й по 15-ю погранзаставы, а 1-й  отряд бригады располагался на пархарском направлении.

Общая численность бригады в 1993 году составляла не многим более 1000 человек.

В предельно короткий срок бригада, попутно ведя боевые действия, была укомплектована, обучена и хорошо вооружена. Первые подразделения таджикских пограничников состояли из проверенных и обстрелянных бойцов Народного фронта. В бригаду принимали тех, кто уже прошел службу в Погранвойсках СССР, в Советской армии, опытных и обстрелянных сотрудников КНБ и МВД, тех, кто имели афганский опыт.

В первые месяцы 1993 года при активном участии начальника Московского погранотряда подполковника Василия Масюка был образован 1-й Учебный центр со школой сержантского состава.  Первым командиром учебного центра стал полковник Джумахон Раджабов, который много сделал для подготовки первых таджикских пограничников. Осенью 1993 года был осуществлен первый призыв в погранвойска КНБ РТ.

Уже тогда было ясно, что гражданская война в Таджикистан закончится совсем еще не скоро. Подтверждением тому стали интенсивные бои весной 1993 года в районе 11-й 10-й и 15-й застав Московского отряда. Внезапное нападение и разгром 12-й заставы предопределило 13-летнее присутствие российских пограничников на таджикско-афганской границе.

Тогда, на помощь истекающей кровью 12-й заставе едва ли не самым первым подоспело небольшое подразделение погранвойск КНБ, которое базировалось в Йоле. С началом боя на рассвете 13 июля таджикские пограничники вместе с бойцами йольской мангруппы попытались прорваться к 12-й заставе, поддерживая ее огнем двух своих танковых орудий до самого подхода отрядного резерва. Вместе с российскими пограничниками бойцы КНБ подавляли  огневые точки и опорные пункты боевиков, которые были расположены на пути к заставе. Это была первая совместная операция пограничных структур России и Таджикистана. С этого момента тесное взаимодействие стало обычным явлением.

Пограничники бригады совместно со своими российскими коллегами участвовали в Соригорской операции, зачищая тыловые участки 12-й,13-й и 11-й застав. Были еще совместные операции 1994-1995 годов на Дарвазском направлении, наведение конституционного порядка  в Горном Бадахшане.

В те трудные годы большую роль в деле организации пограничной службы Таджикистана сыграли генералы Махмудбек Ахмедов, Сафарали Сайфуллоев, полковники Алексей Вялов, Александр Гребенников, Нурхан Назаралиев.

Уже в первый год после распада СССР стало ясно, что благие пожелания относительно того, что внутренние границы СНГ будут «прозрачными», останутся только благим пожеланием и вопросом необозримо отдаленного будущего. Помимо прикрытия Афганской границы, планирования и организации ведения боевых действий Александру Рогову пришлось заниматься и организацией пограничного контроля на границе с Узбекистаном и Киргизией, выставлять первые пункты пропуска, чтобы контролировать передвижение иностранных граждан и грузов. С учетом событий, вскоре и вовсе было принято решение - прикрыть войсками границу, как с Узбекистаном, так и с Киргизией.

Пограничники Таджикистана принимали активное участие в наведении конституционного порядка в стране. Бригада спецназначения наравне с сухопутными подразделениями Министерства обороны и Внутренних войск сражалась в Тавильдаре, Гармской зоне, на Памире. Пограничники участвовали в ликвидации банд и террористических групп, которые вторглись на территорию Киргизии в 1999-2000 гг., пограничники отражали и нападение на Согдийскую область банд мятежного полковника Махмуда Худойбердыева. Фактически пограничники МБ в то время являлись элитным спецназом, выполнявшим наряду с внутренними войсками и подразделениями Министерства обороны самые ответственные боевые операции. Боевой опыт, приобретенный Александром Роговым  в Афганистане, тогда пришелся весьма кстати.

С началом реализации программы приема-передачи таджикско-афганской границы генерал-майор Александр Рогов был вновь переброшен на самый сложный участок строительства национальных пограничных войск Таджикистана. Он возглавил  1-й пограничный отряд Московского направления. А в настоящее время генерал А.И.Рогов возглавляет Пограничный институт Главного Управления Пограничных войск Государственного Комитета Национальной безопасности Республики Таджикистан, воспитывая молодых офицеров-пограничников, чья дальнейшая жизнь будет напрямую связана с защитой рубежей Отечества.

 

 

Генерал-полковник  ЗУХУРОВ Сайдамир Зухурович

Родился в 1951 году в Фархорском районе Хатлонской области. Образование высшее. В  1975 году окончил исторический факультет Душанбинского государственного педаго-гического института. С 1977 года в органах Комитета государственной безопасности Таджикистана в качестве оперативного работника. От рядового сотрудника прошел путь до министра государственной безопасности, министра  внутренних дел Республики Таджикистан, заместителя Премьер-министра страны, председателя Государственного комитета по охране государственной границы.  В настоящее время – начальник Главного Управления по защите государственных секретов при правительстве Республики Таджикистан.

         Сайдамир Зухуров является воином-интернационалистом. В 1980, 1983-1985 годах он находился в Демократической Республике Афганистан, где выполнял  интернациональный долг. Награжден орденами «Красного Знамени», «За личное мужество», «Исмоили Сомони» второй степени. Ему  присвоено почетное звание «Заслуженный деятель Таджикистана». Имеет  много других наград Республики Таджикистан, стран СНГ и Афганистана.

         В 1991 произошли события, в результате которых на политической карте мира возникло независимое, целостное, суверенное государство Таджикистан. Независимость – это бесценный исторический дар, и он требовал от каждого гражданина страны, в том числе работников безопасности, большой ответственности и особо бережного отношения к нему. Только что созданное самостоятельное  таджикское государство входило в новое историческое время в новые политические условия, в результате которых деятельность органов безопасности коренным образом изменилась. В те судьбоносные годы (1991-1994, 1996-1999 г.г.) С.Зухуров стал первым председателем, затем министром безопасности независимого Таджикистана.

           Сайдамира Зухуровича Зухурова хорошо знают не только в Таджикистане, но и многие чекисты, общественные и политические деятели, дипломаты и военные государств Содружества и нашего региона. По праву он пользуется огромным и беспрекословным авторитетом, особенно в своей среде. Трудно переоценить его заслуги в восстановлении мира и согласия на таджикской земле, становлении и укреплении национальных органов безопасности независимого государства, в воспитании нового, молодого поколения таджикских чекистов.

 

            БОБОХОНОВ Бобочон Каримович – родился в 1945 году в Фархарском районе Хатлонской области. Трудовую деятельность начал в органах прокуратуры после окончания юридического факультета Таджикского государственного университета им. В.И.Ленина в 1973 году.

         В 1973-1978 годах – следователь прокуратуры  Вахшского района, 1978-1979 – прокурор следственного отдела прокуратуры Курган-Тюбинской области, 1979-1985 – заместитель  прокурора Вахшского района, 1985-1990 – прокурор Пянджского района, 1990-1991 старший помощник прокурора этой области по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних, 1996-1997 прокурор Ленинабадской (Согдийской) области, 1997-2000 – первый заместитель Генерального прокурора Республики Таджикистан.

         Указом Президента Республики Таджикистан от 26 апреля 2000 года назначен Генеральным прокурором.

         За трудовые заслуги награжден орденом «Шараф», медалью «20-летие Победы в Великой Отечественной войне», почетными званиями «Заслуженный юрист Таджикистана» и другими высокими наградами.

 

Верховенство закона – основа правового государства.

 

         Таджикистан, как суверенное образование, сегодня твердой поступью идет по пути великих перемен, мечта и цель его народа – построение демократического, правового, светского государства, создание свободного гражданского общества, обеспечение мирной, достойной жизни в стране и установление добрых взаимоотношений со всеми странами мира. Спустя более тысячи лет после распада могучего государства Саманидов, таджикский народ вновь получил возможность в рамках отдельной страны заложить фундамент своего независимого государственного строительства. Трудно было этого достичь, однако таджикский народ ради своей давней мечты сумел преодолеть тернистый путь бесчисленных препон и препятствий.

         Вместе со своим народом органы прокуратуры Таджикистана со дня основания внесли ощутимый вклад в дело укрепления законности и правопорядка, истории нового государственного строительства, возрождения и единения нации. Сотрудниками органов прокуратуры Таджикистана проделана огромная работа по обеспечению верховенства законов, установлению мира и спокойствия на таджикской земле, защиты правовых основ строительства демократического, правового, светского государства.

         В 1991 году на нашу древнюю землю ступило судьбоносное время, и произошли события, в результате которых на политической карте мира возникло независимое, целостное, суверенное  государство Таджикистан. Независимость – этот бесценный исторический дар – требовала от каждого гражданина страны, в том числе работников правоохранительных органов, большой ответственности и особо бережного отношения к ней. То есть народившееся самостоятельное таджикское государство вошло в новое историческое время, в новые политические условия, в результате которых деятельность органов прокуратуры коренным образом изменилась. В эти судьбоносные годы Н. Хувайдуллоев (1991-1992 годы) стал первым Генеральным прокурором независимого Таджикистана.

         Независимость с одной стороны, безусловно, законный повод для национальной гордости таджиков и таджикистанцев, с другой стороны – это большая ответственность всех граждан за страну, укрепление ее основ, бережное отношение к ней происходящего. Казалось бы, что наступило время, когда государственная дисциплина, правопорядок, темпы экономического развития республики, условия жизни людей должны были выйти на новые рубежи и подняться на такую высоту, что жизнь нашего народа должна была улучшится на целый порядок.

         Однако, к сожалению, первые шаги на пути в нашем независимом государстве начались по непредвиденному сценарию, а именно с разрушений, пожарищ, уничтожения материальных ценностей. В Таджикистане под маской демократии возникли политические партии и организации, деятельность которых с самого начала была направлена на захват государственного строя, построение иного политического общества. Им даже удалось на какое-то время поделить республику на отдельные земли и вотчины, силовыми методами и обманом создать многочисленные вооруженные формирования. В результате началась гражданская, братоубийственная война. В заполыхавших очагами пожаров – городах, районных центрах, кишлаках погибло много безвинных людей.

         Здравомыслящие силы общества, конечно, осознавали, что бессмысленное перетягивание каната, противостояние враждующих политических сторон ни к чему хорошему, кроме разрухи в Отечестве, уничтожения генофонда нации, несчастия людей, падения нравов, расцвета преступности и невиданного кризиса в экономике не приведут. Это понимали многие, однако, лишь благодаря мужеству и решительным действиям Главы государства Эмомали Шарифовича Рахмонова разгоравшийся огонь гражданской войны, национальной трагедии был относительно быстро потушен. Президент сумел привести враждующие стороны общества к переговорам, призвать их к пониманию друг друга и направить общие усилия к созидательному труду. Долгожданное Соглашение о национальном примирении, после четырех лет войны, было наконец подписано, мир и спокойствие стали желанной реальностью нашего края. В обществе воцарились новые политико-нравственные взаимоотношения.

         Еще свежи в памяти те моменты, как после исторического заседания 16-ой сессии Верховного Совета республики органы законодательства и исполнительной власти современными действиями сумели упорядочить свою деятельность и тем самым заполнить пустовавшее пространство в работе местных государственных учреждений и общественных организаций. В этих условиях переходного периода орган прокуратуры сумел с ответственностью выполнить свой конституционный долг: работать в новых реалиях.

         Экономика, общественная жизнь людей стали поворачиваться к лучшему. Результатом этих улучшений явилось принятие 6 ноября 1994 года путем референдума Конституции Республики Таджикистан. В подготовке и принятии этого важного во всех отношениях правового акта также велика заслуга работников прокуратуры.

         Конституция объявила Таджикистан суверенным, демократическим, правовым государством, определила основные задачи государственного строительства и общественной жизни, с учетом изменений, имевших место в обществе, определила место и задачи Прокуратуры. Согласно Конституции Генеральный прокурор и подчиненные ему прокуроры осуществляют надзор за точным и единообразным исполнением законов на территории республики без вмешательства государственных органов и должностных лиц.

         11 марта 1996 года на сессии Маджлиси Оли Республики Таджикистан был принят Конституционный закон «Об органах прокуратуры Республики Таджикистан», в котором получили дальнейшее развитие конституционные нормы о  прокуратуре. В законе ясно и четко сформулированы и изложены задачи, основные направления деятельности органов прокуратуры, требования, предъявляемые к работникам прокуратуры.

         Президент страны уважаемый Эмомали Шарипович Рахмонов еще 31 декабря 1992 года (спустя 52 дня после избрания на пост главы государства) отмечал: «Группы преступников, которые причастны к убийствам людей из-за занимаемой должности, национальной и местной принадлежности, вероисповедания и представляющие себя правительственными силами, преследуют враждебную цель – уронить авторитет законного правительства».

         Органы республиканской прокуратуры в годы гражданской войны, несмотря на многочисленные трудности, также не жалели сил  в поддержании правового порядка в республике, особенно в столице, городе Душанбе. Прежде всего, они вели борьбу с теми группами непримиримых, кто по локоть погряз в крови, убивал людей, грабил имущество горожан, вставал на их пути и изолировал от общества. Из числа опытных работников органов прокуратуры и других правоохранительных органов были созданы 35 оперативно-следственных групп.

         В тот период в республике организованными вооруженными группами и отдельными группировками совершались такие тяжкие преступления, с какими прежде не приходилось сталкиваться. Расследовать их было весьма нелегко. Попытка военного переворота, захват заложников, терроризм относились к таким тяжким преступлениям. Следователи и работники правоохранительных органов с достоинством и честью сдали и этот экзамен профессиональной пригодности в условиях гражданской войны. Причастных и виновных в военных преступлениях тех лет, будораживших общество и весь мир, они привели-таки на скамью подсудимых. Ими  с честью были проведены расследования сотен убийств, разбоев и грабежей, захватов заложников, террористических актов, все вскрытые преступления  доведены до логического конца, виновные понесли наказание. Например, лица, действовавшие под маской «Народного фронта» и нарушавшие мирный покой края, терроризировавшие население, ставившие препятствия  единению и взаимопониманию людей, ответили перед законом и понесли наказание. На том и закончилась деятельность «Народного фронта».

         На протяжении 1994-1996 годов массовый характер приняли преступления, связанные с хищением и контрабандой товаров, имеющих стратегическое значение – хлопок, алюминий и другие. В первое время расследование уголовных дел по контрабанде этих товаров было возложено на три следственных органа – следственные управления Министерств внутренних дел и безопасности, Управление по расследованию уголовных дел особой важности  Генеральной прокуратуры. Расследование этих уголовных дел было весьма трудным, потому что все они были связаны с иностранцами и иностранными государствами, и доказательства необходимо было собирать именно там.

         Кроме того, большая часть этих преступлений были совершены в течение 1992-1995 годов. Из-за истечения большого промежутка времени многие обличительные документы были уничтожены. По этим причинам предварительное следствие на первом этапе шло с трудностями. Имела место волокита, производство по многим делам незаконно было приостановлено.

         Для возобновления следствия по подобным уголовным делам по инициативе Генерального прокурора 30 августа 1996 гола по совместному приказу Генерального прокурора, министров Внутренних дел и Безопасности республики при Управлении по расследованию уголовных дел особой важности была создана оперативно-следственная бригада.

         За небольшой срок в штабе бригады были собраны свыше 138 уголовных дел и следствие по ним централизовано.

         Кропотливой работой следователей, строгим прокурорским надзором и требовательностью руководства Генеральной прокуратуры был достигнут положительный результат. Предварительное следствие по 57 уголовным делам в отношении 112 обвиняемых было закончено и дела направлены в суд. Виновным были определены соответствующие наказания. Установленный в ходе следствия ущерб в размере 1 млн. долларов США, 383 млн. российских рублей и 242 млн. таджикских рублов был возвращен государству. Кроме того, главным результатом следствия стало то, что полностью был перекрыт путь подобным преступлениям.

         Причиной нашей гордости является и тот факт, что органы прокуратуры в годы противостояния, гражданской войны и после установления мира в стране всегда стояли на защите закона и верности ему. Верность органов прокуратуры верховенству закона не позволила многим оппозиционным группам достичь своих корыстных целей – изменить государственный строй страны.

Постепенное укрепление политических и экономических устоев государства, и самое важное – единство расколотой в какой-то момент нации, стало гарантией того, что защита прав и свобод граждан страны осуществлялась в соответствии с требованием закона, ибо без соблюдения закона, без порядка и твердой дисциплины невозможно провести изменения в обществе и построить правовое, светское государство. Поэтому соблюдение законов и его исполнение всегда находится под повседневным надзором органов прокуратуры.

         Уже говорилось, что 1993-1995 годы для работников прокуратуры были особенно трудными. После известных событий на руках у населения оказалось большое количество огнестрельного оружия. Часть его, попав в руки преступных групп, стала причиной нарушения общественного покоя в стране. В связи с этим 2 декабря 1994 года вышел Указ Президента Республики Таджикистан «О добровольной сдаче и изъятии у населения огнестрельного оружия, боеприпасов и военной техники в республике». Органы прокуратуры страны вели в соответствии с этим указом разъяснительную работу среди населения о добровольной сдаче оружия. Вместе с другими правоохранительными органами за небольшой срок было изъято 24504 единицы огнестрельного оружия. Указ был издан своевременно, потому что из 2860 тяжких преступлений в стране 105 были совершены с применением огнестрельного оружия.

         Бесчинства, чинимые группами оппозиции в долине Рашта, вынуждали органы прокуратуры провести против них решительную борьбу и в соответствии с требованиями закона привлечь их к уголовной ответственности. В Джиргатальском районе решительными действиями работников прокуратуры был положен конец деятельности кази, осуществляющего разбирательства правовых вопросов в период безвластия. Преступники, которые во время войны были незаконным образом освобождены, возвращены в места отбывания наказания.

         В годы гражданской войны быстро стало распространяться еще одно негативное явление. На автомагистралях Душанбе – Худжанд, Душанбе – Курган-Тюбе – Куляб, Душанбе – Гарм, как грибы после дождя, выросли многочисленные незаконные посты, которые с одной стороны сеяли у населения нервозность и страх, с другой стороны – собирали дань с проезжающих водителей и пассажиров. Только на автодороге Душанбе – Худжанд за счет военнослужащих войсковых частей 3502 управления внутренних войск Министерства внутренних дел, 2850 Комитета по охране государственной границы функционировали 5 незаконных постов. На автодороге Душанбе – Курган-Тюбе функционировали 14 постов. К этим незаконным действиям были причастны многие командиры воинских подразделений. Члены преступных группировок, переодевшись в военно-полевое обмундирование, пользуясь фальшивыми документами, тоже ставили свои посты и брали дань на дорогах. Для раскрытия этих преступлений и привлечения к уголовной ответственности виновных работникам прокуратуры пришлось немало потрудиться, но довести дело до конца. В результате этого незаконные посты на дорогах были сняты, виновные ответили по закону.

         Жизненно важной задачей органов прокуратуры является обеспечение верховенства закона, укрепление законности и правопорядка  в целях защиты суверенитета Таджикистана, социально-экономических и политических прав и свобод граждан, основ демократической структуры государственной власти, правового статуса, государственных органов и других общественных организаций.

         Действительно, перед органами прокуратуры стоит единственная задача, чтобы свою деятельность она направляла на обеспечение законности во всех областях жизни государства и общества. Будучи решительными в исполнении своих обязанностей, вести деятельность непосредственно от имени государства. Согласно этому каждый следователь и прокурор должен быть профессионалом, мастером своего дела с кристально чистой совестью, и конечно, высокообразованным человеком. В годы, когда Генеральными прокурорами были М. Солехов (1992-1995), А.Азимов (1995-1996), С. Шаропов (1996-2000) прокуратура страны в своей работе придерживалась этих требований.

         Однако, на этом судьбоносном этапе находились люди, кому не хотелось видеть спокойным и мирным свой край. Одним из таких был полковник М. Худойбердиев и его единомышленники, которые не желали мира и покоя стране. Будучи командиром бригады быстрого реагирования при Президенте Республики Таджикистан, злоупотребляя служебным положением, от встал на путь предательства и мятежа. Под руководством этого мятежного полковника в Хатлонской области сформировались преступные группы, которые длительное время занимались убийствами, захватом заложников, разбоем государственного имущества, а потом предательски разом выступили против законного правительства и его кадровой политики.

         Неоднократно в течение 1997 года он по предварительному сговору с директором Контракторга Хатлонской области Ш. Мирзоевым и заместителем председателя этой области К. Бобоевым предъявили требования к руководству республики, о снятии с должности председателя Хатлонской  области М. Шарипова и назначении на его место  Ш. Мирзоева. Руководство республики их требования решительно отвергло. Видя это, М. Худойбердиев  направил своих вооруженных лиц в Хукумат области и те путем угроз и насилия отстранили от должности Д. Шарипова, а его место незаконно занял Ш. Мирзоев.

         Тогда в этот же самый год, совместно с Ш. Мирзоевым, другими своими единомышленниками  М. Худойбердиев образовывает Совет обороны, председателем которого назначается М. Мирзоев, секретарем – военный комиссар области Одина Мамадов. Целью незаконной организации являлось отделение  Хатлонской области и районов Гиссарской долины от республики.

         После провала авантюры М. Худойбердиев бежал под прикрытие соседнего государства и там стал собирать силы для очередной политической провокации, которая не замедлила состояться.

         4 ноября 1998 года с большим вооруженным отрядом численностью в 600 человек М. Худойбердиев  объявился в Ленинабадской области (сегодня Согдийская), погрязнув в грабежах и убийствах. В результате нападения его вооруженной группы погибло 200 человек, 500 были ранены, более 100 зданий и строений государственных учреждений и гражданского пользования были разрушены, народному хозяйству  области был нанесен ущерб в размере 8-и миллиардов рублов.

         Органы прокуратуры вместе с другими правоохранительными органами по факту попытки военного переворота, грабежей и убийств возбудили уголовное дело. Вскоре 161 участник нападения был схвачен и передан суду. Все арестованные участники группы в соответствии со статьями 104 п.п. «а», «б», «в», «г», «е», «ж», «з», «и», «к», «н», статьями179, 185, п.1 186, п.1, 305, 401 Уголовного кодекса РТ были признаны виновными и соответственно приговорены к различным срокам отбывания наказания.. в отношении Ш. Мирзоева, К. Бобоева суд вынес высшую меру наказания – смертную казнь. Одновременно с этим 59 руководителей и ответственных работников военных ведомств Согдийской области за безответственность и халатное отношение к служебным обязанностям тоже были привлечены к служебным обязанностям.

         Полковнику М. Худойбердиеву и его ближайшим сподвижникам Э. Хасанову, Ю. Абдурахманову, С. Зварыгину, А. Липатову, А. Салихову, С. Мирзоеву и другим по статьям 69, 61, 74, 104, 184, 248 УК РТ, заочно предъявлено обвинение.

         Органы прокуратуры во исполнение Указа Президента страны за № 295 от 15.05.2000 года «О категорическом запрещении выхода военнослужащих за пределы частей с оружием и военной техникой» и № 296 от 15.05.2000 года «Об упразднении военной службы по контракту в Вооруженных Силах, других войсках, военных формированиях РТ» в самое короткое время проделали огромную работу, обеспечив полное их исполнение. При этом в первую очередь была упразднена распространенная  незаконная форма содержания частных телохранителей.

         В соответствии с Указом Президента страны с 28 октября 1997 года по 13 марта 2000 года проведена аттестация личного состава реинтегрированных частей Объединенных Вооруженных Сил таджикской оппозиции и личного состава Правительственных Вооруженных Сил. Те работники прокуратуры, кто входили в состав этой комиссии, проверяя и изучая каждую страницу личных дел, объективно подходили к окончательному решению. В результате, 817 работников Министерства внутренних дел, 168 работников Министерства обороны, 61 – Комитета по охране государственной границы, 107 работников Министерства Безопасности были признаны несоответствующими занимаемым должностям.

 

Историческое значение XVI сессии

Верховного Совета Республики Таджикистан.

 

         Для судьбы нашей страны и её народа весьма велико значение такого события, как XVI сессия Верховного Совета Республики Таджикистан. Её значение для политической жизни независимого Таджикистана можно по настоящему оценить только с позиции нашего времени.

         Во многом её значение можно оценить по результатам претворения в жизнь решений данной сессии, которые являются поистине колоссальными. С ними связано не только возрождение Таджикистана, его экономическая и социальная жизнь, но и монолитность страны, единство народа и его духовной культуры. Без детального освещения истинного положения моментов того времени, нельзя показать огромное значение XVI Сессии.

         Во второй половине 80-х годов двадцатого века в результате политики перестройки в общественную жизнь страны вошли элементы плюрализма и демократии. Таджикская интеллигенция настойчиво требовала принять Закон о таджикском языке, в результате чего 22 июля 1989 года был принят Закон о придании статуса государственного таджикскому языку.

         Начиная с февраля 1989 года, в республике усилилась волна митингов интеллигенции. Первой новой политической группой в Таджикистане стало объединение «Рў ба рў», созданное по инициативе ЦК ЛКСМ Таджикистана. В столице республики в городе Душанбе был создан политический центр этой группы. В нем заслушивались отчеты партийных и государственных деятелей. Члены объединения «Рў ба рў» критически анализировали выступления партийных и государственных руководителей и открытым образом высказывали свое мнение.

         Под влиянием этой организации  в 1989 – 1990 годах в областях, городах и районах Таджикистана возникли подобные общественные объединения «Ошкоро», «Эњёи Њучанд», «Диравши Ковиён» и т.п. Были созданы такие движения и общества «Бохтар», «Самарканд», «Куруши Кабир», «Сугдиён», «Вахдат», «Пайванд» и т.д.[1]

         Члены этих общественных организаций были преподавателями высших, средних специальных учебных заведений и общеобразовательных школ, работники культуры, печати, литературы, сферы торговли и обслуживания. Из появившихся в городах организаций не более политизированным было объединение «Ошкоро». Эта организация в противовес Коммунистической партии была сторонницей политического плюрализма, многопартийности, социальной справедливости и требовала от руководства учитывать права регионов и участии  в государственном управлении [2].

         В эти годы также были созданы такие организации, как «Лаъли Бадахшон», «Хисори Шодмон», «Мехри Хатлон», «Зарафшон», «Истаравшан», «Ватан», «Самарканд», «Хучандиен», «Хамдилон», «Носири Хисрав» и др. Большинство из этих организаций появились в условиях, когда возникшие в обществе политические разногласия готовили почву для гражданской войны, и целью создания подобных обществ явилась защита интересов жителей этих регионов в тяжелых условиях общественно-политической нестабильности в столице. Однако,  по существу, эти начинания свидетельствуют о том, что в Таджикистане возник местный стереотип, ставивший региональные интересы выше общественных[3].

         В эти годы создавались такие общества и культурные центры национальных меньшинств, проживающих в Таджикистане, как общество «Ховарим» (евреев), Общество армянской диаспоры, ассоциация корейцев Таджикистана, Ассоциация советских корейцев и т.п.

Главную роль, конечно, в формировании мировоззрения, политических навыков и умения изложить позицию членов своей организации сыграла политическая группа «Рў ба рў». Но к началу 1990 года она постепенно уступила свою позицию новому народному движению «Растохез» и в январе 1990 года прекратила свое существование. «Растохез» действовал энергично, смело отражая мнения политического плюрализма, как того требовало время. Естественно, что авторитет «Растохеза» быстро рос среди таджикской интеллигенции.

Возникшие организации явились плодом потребностей нового политического положения Таджикистана и в этом смысле отражали явления, происходящие в обществе.

В развитии демократии и плюрализма в Республике Таджикистан основную роль сыграли февральские события 1990 года. С 11 по 17 февраля в городе Душанбе проходили митинги, манифестации, протесты и другие виды политического противостояния. Протестующие требовали отставки руково-дителей трех главных органов власти – партии, Верховного Совета и Правительства Таджикистана.

Февральские события показали, что Компартия и Правительство Таджикистана не в состоянии защитить себя. Первый секретарь ЦК Компартии Таджикистана и Председатель Совета Министров Таджикистана подписали протокол об отставке.

Политическое противостояние 1990 года завершилось крахом так называемых демократических сил. Но, несмотря на это, на выборах 1990 года около четверти народных депутатов были избраны представителями религиозно-демократического блока.

1991 год был периодом активизации политических событий, периодом начала площадных политических митингов, политических голодовок, периодом легализации политических партий. Официально была зарегистрирована Демократическая партия Таджикистана (21 июня1991 г.) и Партия исламского Возрождения Таджикистана. (октябрь1991 г.).

Большое значение для дальнейшего развития демократии и гласности сыграло объявление государственного суверенитета.

24 августа 1991 года вторая сессия Верховного Совета Республики Таджикистан (двенадцатого созыва) приняла Декларацию о суверенитете Таджикской ССР[4]. Но этот суверенитет был еще в составе Советского Союза. Несмотря на это Декларация явилась первым документом, предвещавшим приближение Таджикистана к действительной независимости. В ней были затронуты идеи о территориальной целостности и неприкосновенности, обретении республикой своего национального достояния, объявление земель, подземных богатств и других природных ресурсов исключительной собственностью Республики Таджикистан, вопрос о создании банковской системы и самостоятельном определении финансовой политики свидетельствовал о внедрении в нашу политическую и социальную жизнь новейших ценностей.

 Поскольку конечной целью Декларации являлось построение демократического, правового государства, то в ней были отражены понятия «законодательная, исполнительная и судебная власть» (статья 3), объявлено о равноправии всех политических партий, общественных организаций и массовых движений, действующих в рамках Конституции Республики Таджикистан (статья 8). Декларация, «обеспечив национальное и культурное возрождение таджикского народа, его исторических традиций и обычаев», в то же время  гарантировала всем нациям, проживающим в республике, гражданские, политические, экономические права и свободное национальное, культурное развитие (статья 14)[5].

Декларация с учетом особенностей, т.е. существования Советского Союза, определила независимость Таджикистана и вместе с тем выдвинула ряд требований, связанных с правами человека, без гарантии которых невозможно построение демократического государства.

После августовских событий 1991 года союзные республики подвергали сомнению суть и содержание своей независимости. Республика Таджикистан считала необходимым внести изменения и дополнения в Декларацию 1990 года. Заявление Верховного Совета Республик Таджикистан «О государственном суверенитете Республики Таджикистан» 9 сентября 1991 года очень тонко сформировало эту мысль.

В соответствии с принятой 24 августа 1990 года Декларацией о суверенитете Республики Таджикистан Верховный Совет провозгласил государственную независимость Республики Таджикистан. Это заявление представляло Республику Таджикистан в ее международных отношениях в качестве самостоятельного субъекта международного права.

Данное заявление послужило тому, что Верховный Совет Республики Таджикистан принял специальное постановление «О провозглашении государственной независимости Республики Таджикистан» и одобрил текст Декларации Верховного Совета о государственной независимости Республики Таджикистан[6].

Официальное признание Таджикистана как свободного и независимого государства,  а также признание всех государственных объектов и имущества государственных предприятий, учреждений и организаций союзного подчинения, их основных и неосновных производственных средств, оборотных фондов и другого имущества, системы внутренней связи, транспорта, республиканской энергетики и т.п. в качестве национального достояния, открыли дальнейшие пути для самостоятельного развития Республики Таджикистан в мировом сообществе.

В этот же исторический день 9 сентября 1991 года соответствующие изменения и дополнения были внесены и в Основной Закон Республики Таджикистан.

Достижение государственной независимости Республикой Таджикистан было величайшей заслугой таджикского народа. Но к великому сожалению, вместе с этим назревала гражданская война, направленная на перерождение власти.

Февральские события 1990 года стали началом национальной трагедии. Непрерывные митинги и бессилие руководства Таджикистана не смогли обеспечить мирное решение возникших проблем. Длительный митинг у здания Центрального Комитета КП Таджикистана привел к смерти нескольких молодых ребят. Это стало причиной политического и психологического кризиса в обществе. Организаторами митинга стали Исламская партия возрождения Таджикистана, (действовавшая в это время в условиях подполья),  Демократическая партия Таджикистана, движение «Растохез», «Лаъли Бадахшан» и другие оппозиционные силы. Нет сомнения, что этот митинг в большинстве случаев выражал больше местнические интересы, чем интересы нации.

Несанкционированные митинги оппозиции привели к тому, что Председатель Верховного Совета Р.Набиев вынужден был во время президентских выборов приостановить свои полномочия. 24 ноября 1991 года он был избран Президентом страны. Но оппозиционные силы под различными предлогами не дали ему работать.

В апреле 1992 года обстановка в Душанбе еще более обострилась, и основы государственной власти дали трещину. На сторону оппозиции перешла так называемая «демократическая» печать.

Начало сентябрьских митингов 1991 года, незаконный и насильственный захват государственного телевидения оппозицией, вражда митингующих на площади «Шахидон» и «Озодї», образование некомпетентного правительства национального согласия, принуждение силой оружия Президента Р.Набиева к отставке в аэропорту г.Душанбе – все  эти события все глубже затягивали Таджикистан в пучину трагедии. И, наконец, террористический акт в отношении главного редактора газеты «Садои мардум», депутата Верховного Совета Муродулло Шералиева 5 мая 1992 года в здании Верховного Совета, обстрел мирных людей в селе Оли Совет Ленинского (ныне Рудакинского) района, террористический акт в отношении Генерального прокурора республики Нурулло Хувайдуллоева, взятие в заложники и казнь членов Правительства, первого заместителя  председателя исполкома Кулябского областного Совета народных депутатов С. Сангова в мечете южного района города Душанбе, штурм Комитета государственной безопасности положили начало всеобъемлющей гражданской войне в Таджикистане[7].

В такой сложнейшей обстановке для страны состоялась XVI сессии Верховного Совета Республики Таджикистан. Сессия проходила в исторически древнем Ходженте, во дворце Арбоба. Она началась 16 ноября 1992 года. В день открытия сессии Верховного Совета Республики Таджикистан из 230 народных депутатов присутствовали 193 человека. Из оставшихся 37 депутатов четверо прибыли в последующие дни, а трех человек к тому времени не было в живых. 30 депутатов не приняли участия в работе Сессии без уважительной причины.

В первый же день Сессии была образована Согласительная комиссия, которой была поручена подготовка проекта повестки дня. В этот же день поступило заявление от имени Председателя Верховного Совета Республики Таджикистан А.Искандарова об отставке, что вызвало острую полемику. Группа народных депутатов поставили вопрос о привлечении всех председателей исполнительных комитетов к работе Сессии. В итоге в первый рабочий день Сессии не было принято ни одного закона и постановления[8].

Второй день Сессии начался с проведения Совещательного собрания, в работе которого приняли участие не только народные депутаты, члены Правительства, но и старейшие ученые, литераторы, представители партий, организаций, обществ и отечественные журналисты.

На этом Совещании с анализом политических и социально-экономических положений после одного года независимости выступил Председатель Верховного Совета Республики Таджикистан А. Искандаров. Он особо подчеркивал, что вследствие бессмысленных вооруженных столкновений групп и формирований, стремящихся к узурпированию власти, Таджикистан оказался на грани гибели. В республике не функционировало абсолютное большинство конституционных органов.

В стране появились сотни тысяч беженцев. По оценкам аналитиков и политических деятелей если бессмысленное кровопролитие продолжилось и дальше, то Таджикистану угрожает исчезновение с политической карты мира. Искандаров внес ряд конкретных предложений с целью сохранения Республики Таджикистан. Стало ясно, что если оппозиция, политические партии, народные движения и общественные объединения во имя сохранения единого, монолитного Таджикистана не будут согласны  с любой формой примирения, то территориальная целостность республики не гарантирована.

На решение совещательного собрания было предложено подписание акта о Национальном согласии, укреплении правоохранительных органов, активизации работы органов прокуратуры и суда и ввод в горячие точки миротворческих сил стран Содружества.

На Совещательном собрании от имени части населения республики было сделано заявление о том, чтобы считать деятельность Правительства незаконным, требовать отставки Правительства и Президиума Верховного Совета, а также предложено рассмотреть вопрос о создании новой структуры органов власти и управления.

На Совещательном собрании ректором Таджикского медицинского института профессором Ю.Исхаки, заместителем Председателя Федерации профессиональных союзов Таджикистана Ш.Кашаевым, Председателем колхоза «Ленинград» Шахринавского района И.Меликмуродовым, ветераном войны и труда Н.Зариповой, ректором Курган-Тюбинского государственного университета Н.Салимовым, народным поэтом Таджикистана Мумином Каноатом, Председателем исполкома Кулябского областного Совета народных депутатов Республики Таджикистан Э.Ш.Рахмановым и рядом других делегатов с болью говорилось о трагических днях, выпавших на долю жителей страны, и о путях их преодоления.

Совещательное собрание способствовало нормальному продолжению работы Сессии в конструктивном русле.

18 ноября 1992 года на обсуждение народных депутатов был предоставлен проект повестки дня Сессии, в которую были включены вопросы об Обращении Верховного Совета Республики Таджикистан к странам – членам Содружества Независимых Государств по вопросу  ввода в Таджикистан миротворческих сил, о заявлении Президента Р.Набиева, о временном приостановлении президентского правления в стране, о Председателе и о Президиуме Верховного Совета, о членах Правительства, о прекращении полномочий отдельных народных депутатов Республики Таджикистан, об освобождении от должности заместителя Председателя Верховного Совета В.И. Приписнова, о председателе  Совета Министров Республики Таджикистан, о внесении изменений в Закон Республики Таджикистан «О статусе народных депутатов Республики Таджикистан», о Генеральном прокуроре Республики Таджикистан, о Флаге и Гербе Республики Таджикистан, о всеобщей амнистии, о Законе Республики Таджикистан «О беженцах» и текущие вопросы.

В ходе работы Сессии в повестку дня  были включены и другие вопросы, такие как: вопрос о  снятии экономической блокады с отдельных районов, о внесении изменений в Законы Республики Таджикистан «О налоге» и «О таможне» и др.

19 ноября 1992 года Сессия рассмотрела вопрос об отзыве Председателя Верховного Совета. Заслушав отчет А.Искандарова о его двухмесячной деятельности и обсудив создавшуюся ситуацию, Верховный Совет Республики Таджикистан принял постановление об отзыве А. Искандарова с должности Председателя Верховного Совета Республики Таджикистан[9].

В связи с этим необходимо было избрать нового главу государства. Народным депутатом А.Мирзоевым (из избирательного округа Хонако № 47 Гиссарского района) от имени представителей города Турсунзаде, Гиссарского и Шахринавского районов была предложена кандидатура народного депутата Э.Ш.Рахмонова. Были выдвинуты и другие кандидатуры.

В результате тайного голосования об избрании Председателя Верховного Совета Республики Таджикистан из 197 народных депутатов 186 проголосовали за Э.Ш.Рахмонова. Председатель Верховного Совета Республики Таджикистан в условиях временного приостановления президентского правления одновременно считался Главой государства.

В столь судьбоносное для таджикского народа время избрание главой государства народного депутата Э.Ш.Рахмонова имело огромное значение. Дело в том, что в те трагические дни жители республики, таджики мира, близкие и дальние друзья этой, убитой горем, страны возлагали большие надежды на  XVI Сессию, на мудрость и дальновидность Парламента Таджикистана. Государственные деятели, политики многих стран, видевшие собственными глазами последствия этой трагедии или же слышавшие о ней, не верили в то, что участники сессии найдут между собой общий язык. Многие политики считали, что в создавшейся ситуации не найдется достойного государственного деятеля, который бы, опираясь на мудрость великих мыслителей нации, смог бы положить в основу своего правления разум, погасить разгоревшееся пламя национального конфликта, порождавшее убийство своих сородичей, и спасти страну от братоубийственной войны. К большому счастью таджикского народа на арене политических действий появился мудрый человек, поистине великая личность, настоящий предводитель нации – Эмомали Шарипович Рахмонов. Пятнадцать лет, прошедшие со дня открытия XVI Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан, доказали правоту решения депутатов таджикского Парламента.

Принося присягу на верность долгу на Сессии Э.Ш.Рахмонов, пообещал народным депутатам и всему народу, что «…свою работу я начну с установления мира…»[10]. Он сдержал свое слово. Э.Ш.Рахмонов в действительности начал свою работу с установления мира на древней таджикской земле. Он доказал всему миру, что архисложные вопросы можно решать мирным путем. Поэтому мирное решение вопроса о гражданской войне в Таджикистане имеет не только местное, региональное, но и международное значение.

«Сегодня, – писал делегат XVI Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан Малик Курбанов, отмечая 10-летие этого исторического события, – для любого разумного человека не секрет, что именно благодаря стремлениям и усердию героического подвига Эмомали Шариповича Рахмонова, Таджикистан был спасен от пучины смерти. Это не преувеличение, а анализ десятилетнего политического, экономического и социального положения нашей страны. Это та правда, та истина, которую признал весь мир и большинство международных организаций»[11].

На Сессии вновь были переизбраны председатели комитетов и комиссий Верховного Совета. Также был избран  Председатель Совета Министров и другие члены Правительства.

Одним из важных правовых аспектов, принятых Сессией, является Закон Республики Таджикистан «О беженцах». Этот Закон создавался на основе глубокого изучения жизни беженцев. До начала Сессии группа народных депутатов была направлена в районы, где размещались беженцы. После изучения их положения в Закон были внесены соответствующие коррективы. Законом установлен бесплатный переезд беженцев и членов их семей на постоянное место жительства и обеспечен бесплатный провоз их имущества, им были предоставлены льготные кредиты на восстановление разрушенного жилья и приобретения домашнего скота. В связи с проблемой беженцев были также приняты законы Республики Таджикистан «О внесении изменений в Закон Республики Таджикистан «О подоходном налоге с граждан Республики Таджикистан, иностранных граждан и лиц без гражданства», «Об освобождении от налога на добавленную стоимость путевок на санаторно-курортное лечение и отдых в местные оздоровительные лагеря», «О таможенном тарифе»[12].

Одним из важнейших документов,  укрепляющим основу государства и государственного управления, объединяя жителей страны вокруг государства и претворяя в жизнь мечту и чаяния таджикского народа, был Закон о принятии государственной символики Таджикского суверенного государства.

Вокруг этого Закона завязалась широкая полемика. Одни были против размещения на Гербе образа льва, другие в этом образе видели древнюю государственную символику арийцев.

В вопросе размещения на Гербе звезд тоже были горячие споры. Одни хотели, чтобы на Гербе были размещены 7 звезд, другие – 8. После долгих дебатов Закон о государственном Флаге и Гербе суверенного Таджикистана был принят.

Участники Сессии приняли Закон Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Республики Таджикистан». В соответствии с этим Законом полномочия Президента были возложены на Президиум Верховного Совета и Совет Министров. Председатель Верховного Совета  Таджикистана одновременно был объявлен Главой Государства.

Тогда же в Конституцию были внесены изменения и дополнения относительно государственных символов – государственного Флага и Герба[13].

Кроме того, на Сессии были принят ряд законов и постановлений, направленных на стабилизацию положения в стране. Например, был принят Закон Республики Таджикистан «Об освобождении от уголовной, дисциплинарной и административной ответственности лиц, совершивших преступления и проступки в период с 27 марта по 25 ноября 1992 года в зонах вооруженного конфликта», Постановление Верховного Совета Республики Таджикистан «О социальной защите лиц, пострадавших вследствие вооруженных конфликтов в отдельных регионах».

Сессией было ратифицировано Соглашение о коллективной безопасности стран Содружества Независимых Государств, подписанное в мае 1992 года в городе Ташкенте.

XVI Сессия Верховного Совета Республики Таджикистан двенадцатого созыва успешно выполнила свою историческую задачу, определила основные направления в развитии и поступательном движении  демократического таджикского общества в ближайшем будущем. Она обсудила и приняла соответствующее решение об очень важных вопросах экономического и социально-культурного кризиса, объединение и примирение противоборствующих сторон.

Сессия избрала Главу государства Председателя Верховного Совета Республики Таджикистан, Президиум Верховного Совета Республики Таджикистан, Совет Министров Республики Таджикистан, определила пути поступательного движения демократического, правового и светского общества на ближайшее будущее.

С момента созыва XVI Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан прошло 15 лет. За эти годы достигнуты колоссальные успехи в развитие рыночной экономики, в политике, в дипломатии, в области социальной жизни народа, в развитии культуры, образования и других отраслях народного хозяйства страны.

В всем этом есть большая заслуга избранного Главы независимого государства Э.Ш.Рахмонова. Главная его работа заключается в том, что он последовательно, шаг за шагом претворял в жизнь принятые Сессией законы и постановления.

         Сегодня с высоты достигнутых успехов можно смело посмотреть в недалекое прошлое и сделать детальный анализ значения XVI Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан двенадцатого созыва, которая оставила глубокий след в новейшей истории таджикского народа.

         Дело в том, что гражданская война создала реальную опасность для ликвидации с карты мира молодого, независимого государства таджиков. Всенародно избранный президент Р.Н.Набиев фактически был отстранен от власти и не располагал никакой силой, чтобы повлиять на ход событий. Государственные учреждения, особенно силовые структуры, объявили себя нейтральными. Единственным не тронутым параличем органом власти была XVI Сессия Верховного Совета Республики Таджикистан.

         Историческое значение Сессии заключается в том, что в самое трудное, в самое сложное, но и в самое необходимое для страны и народа время она определила судьбу нации, сохранила независимость государства, разработала программу будущего действия, заложила законодательную основу спасения его от национальной катастрофы и укрепила политические и правовые основы Общества.

         Созыв Сессии во Дворце Арбоба древнего Ходжента было очень мудрым решением. Здесь в спокойной обстановке, без насилия, притеснения и давления оппозиции депутаты спокойно могли думать, корректировать мысли и внесить соответствующие изменения в принимаемые законодательные акты. «Мы,  – вспоминает народный депутат Малик Курбанов дни прохождения XVI Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан в Ходженте, – имели возможность спокойно подумать о каждом документе, не допуская поспешности и брака в работе»[14].

         Любой документ, будь он Закон или постановление, в начале тщательно, всесторонне обсуждался в комитетах и комиссиях Верховного Совета с участием опытных экспертов, политиков, ученых, практиков с большим стажем, специалистами и т.п. После тщательного изучения с правовой точки зрения каждого документа и его одобрения, он выносился на обсуждение и утверждение всех депутатов.

         Сессия, большинство ее депутатов доказали, что среди них имеются трезвые и дальновидные люди, которым очень дорога будущая республика и ее народ. Именно они преградили путь всяким авантюрам и спасли Таджикистан от национальной катастрофы – распада  и расчленения. Сессия Верховного Совета несмотря на произвол некоторых депутатов, опираясь на недремлющую народную силу, на народное движение всей страны, несмотря на дискуссионность и непримиримость, царящие на протяжение всей ее работы, создала в Таджикистане Общество с демократическим началом.

         XVI Сессия Верховного Совета впервые в истории таджикского народа заложила фундамент дипломатических отношений между независимым государством Таджикистана и мировым сообществом. Независимость Таджикистана признали Российская Федерация, Соединенные Штаты Америки, Германия, Франция, Китай, Япония, Канада и многие другие страны мира. В настоящее время Таджикистан имеет дипломатические отношения с 111 странами Земного шара. В городе Душанбе  имеется 16 посольств.

         Роль XVI Сессии Верховного Совета очень велика в создании новых государственных структур. Именно после XVI Сессии создавались полноправное Министерство иностранных дел, Министерство Обороны Таджикистана, Министерство внешней торговли и ряд других министерств и комитетов.

         С именем XVI Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан связаны также создание Национальной Армии и Пограничных войск страны.

         XVI Сессия Верховного Совета Республики Таджикистан добилась того, что общенародные интересы ставились выше личных и местнических интересов отдельных групп. К этому была направлена политическая деятельность всех ее участников. Депутаты Сессии искали пути достижения мира, примирения сторон и прекращения гражданкой войны. В результате был достигнут мир на многострадальной таджикской земле.

         Благодаря последовательности претворения в жизнь принятых законов и постановлений XVI Сессии Верховного Совета Таджикистан не только избавился от разрушительного процесса, но и начал свой постепенный созидательный путь. Ярким примером тому является возвращение до последнего человека беженцев и вынужденных переселенцев, их размещение, восстановление целых кишлаков.

Последовательное претворение в жизнь решений XVI Сессии Верховного Совета из года в год повышает материальный уровень жизни людей. Кроме того намечена программа снижения уровня бедности населения, которая постоянно находится  в центре внимания Правительства республики.

Постановления и принятые Законы XVI Сессии играют важную роль в международном отношении Республики Таджикистан. Ярким примером того является посещение Президентом  Республики Таджикистан Э.Ш.Рахмоновым многих зарубежных государств, теплая встреча его народами  многих стран, оказание нашей республике инвестиционной помощи  и доверия и т.п.

Одним словом, XVI Сессия Верховного Совета Республик Таджикистан успешно выполнила свою историческую задачу, определила основные направления развития и поступательного движения таджикского демократического, правового и светского Общества в ближайшем будущем. Фактически она обсуждала самые необходимые неотложные, первоочередные вопросы, стабилизирующие обстановку в стране, вывод страны из глубокого  экономического и социально-политического кризиса.

 

Мирзоватан Хасаналиев

 

Меня до сих пор бросает в дрожь, едва я вспоминаю о последних днях Мирзоватана  Хасаналиева, умершего от инсульта.  Мы с Зухуровым С. одними из последних видели, как боролись за жизнь душа и тело  Мирзоватана. На смертном одре лежал без движения человек, который при жизни был примером для подражания. Однако, болезнь оказалась сильнее, и смерть унесла из наших рядов Человека, отца, мужа, борца за покой людей. По выражению его глаз, можно было определить, что он восклицал:

- Не уберегли меня!

Да, он был прав…

До сих пор, будучи в Кулябе, по привычке, проезжая мимо здания опергруппы, выхожу из машины и до перекрестка с главной улицей иду пешком. Этот отрезок пути я мысленно прохожу с ним, и он, как бы в упрек, говорит мне:

- Почему проходите мимо? Отчего не заходите  в здание? Ведь раньше Вы постоянно навещали нас.

Да, это так. Но время прошло, и все стало другим. Помнится, это здание, где сидел Хасаналиев в период 1992 – 1998 годов, являлось ареной баталий и всевозможных разборок, где решались судьбы и чаяния людей, как правило, все проходило через призму восприятия справедливости, мирным путем и на основании законности.

Бывший призер Чемпионата Советского Союза по самбо Мирзоватан Хасаналиев, казалось бы, имел в жизни все, что необходимо человеку: почет и славу, зарубежные турне и посещение различных уголков земли. Однако, все это было ему не по душе. С юности он несколько раз пытался попасть на службу в Органы государственной безопасности,  но ему всегда говорили о том, что у него физкультурное образование, которое мешает его  поступлению на службу подобного рода. Но этот человек был не из тех, кто отступает и сдается. Упорно и целенаправленно он шел к достижению поставленной перед собой цели. Наконец, получив добро, он был зачислен в органы КНБ. Его предупредили, что его берут  всего лишь инструктором по физкультуре и рукопашному бою  в оперативную группу Кулябской области. Исполнилась его заветная мечта, и в 1998 году он начал свой служебный путь, выбранный им осознанно. Медленно, но целеустремленно он шел к намеченной цели. Вскоре он был переведен на оперативную работу, а затем – в отдел кадров. После установления конституционного строя был назначен Начальником Кулябской оперативной группы УКНБ Хатлонской области. Это были самые трудные времена в период работы опергруппы. Параллельно с органами власти на местах функционировали в каждом регионе штабы, которые занимались  мобилизацией бойцов из Курган-Тюбе. Работа в этих  структурах не была налажена, и весь призыв осуществлялся без участия военных комиссариатов. В результате кропотливой работы органов государственной безопасности, к началу  1993 года был наведен порядок в этом ведомстве.

Опергруппа параллельно решала и другие вопросы, связанные с охраной важных объектов, оперативным обслуживанием государственной границы. В 1993 – 1994 годах на Шураабдском направлении государственной границы с ИГА вооруженными группами и контрабандистами постоянно нарушалась граница, и все вопросы координации и взаимодействия решались с непосредственным участием ОГ и Хасаналиевым. Он к этому времени снискал большое уважение в городе Кулябе и районах бывшей Кулябской области. С ним советовались, его слушали и уважали. Он всегда был в гуще всех событий. Успокаивал разбушевавшихся командиров и других представителей вооруженных групп. Выступая посредником в назревающих конфликтах, старался наладить взаимоотношения между враждующими.

Помнится, в марте 1993 года войсковая часть 201 МСД РФ в г.Кулябе с применением боевой техники штурмовала здание ОВД г.Куляба. Если бы не вмешательство Хасаналиева и его миротворческой деятельности, видимо, пришлось бы с двух сторон пролить кровь невинных людей. Мероприятия, проводимые на территории бывшей Кулябской области, практически всеми основными правоохранительными структурами согласовывались с ним, его просили дать совет или по возможности помочь в чем-то. Он являлся координатором, регулируя все вопросы по Кулябской зоне. Самые ответственные боевые операции разрабатывались в 1992-1996 годах в здании ОГ УМБ г.Куляба. Боевые операции Шураабдского и Тавильдаринского районов показали стойкость и героизм сотрудников ОГ, которые не вернулись с поля боя. Все, не вернувшиеся с боевых заданий, навсегда останутся в летописи новейшей истории Суверенного Таджикистана. Пусть земля им будет пухом!

Время берет свое. В 1999 году, учитывая трудолюбие и преданность Хасаналиева, а также его деловые качества, его назначают заместителем Министра безопасности Республики Таджикистан. Помню, как он не хотел переезжать в Душанбе, но, сознавая, что является солдатом, должен был исполнить свой долг и служить там, куда его пошлет Родина.

Учитывая его заслуги, громадную плодотворную работу в органах безопасности ему было присвоено высокое звание генерал-майора. В 2005 году он был переведен в Совет безопасности в качестве заместителя секретаря Совета безопасности. В 2005 году безжалостная смерть вырвала его из наших рядов. Перестало биться сердце человека, который все отдал за светлое будущее.

 

Абдурахмон  Азимов.

 

Азимов А.Р. родился в 1950 году в г.Кулябе. Я познакомился с ним в начале 1992 года в тресте. Я знал о нем понаслышке, слышал, что он работал по первой линии в опергруппе, служил в ИГА и до зачисления в Органы безопасности, был инструктором Кулябского Горкома КП, окончив факультет русского языка и литературы Кулябского педагогического института. Более близко я познакомился с ним в период известных событий в 1992-1993 годах, которые имели место в республике. В октябре 1992 года в составе вооруженной группировки Кулябского штаба сопротивления под командованием Лангари Лангариева непосредственно принимал участие в боях, на подступах перевала Чормазак, где получил легкое ранение. В январе 1993 года я и Абдурахмон Азимов были приглашены Зухуровым к Эмомали Шариповичу в кабинет. Я был рекомендован в должности  начальника Управления КНБ по только что образованной Хатлонской области. Но будучи у Зухурова, я убедил всех, что после окончания Университета я постоянно работаю в городе Душанбе, и за его пределами мое имя мало кто знает, и по этой причине в такое смутное время мне будет чрезвычайно трудно работать в Хатлоне. Именно поэтому на эту должность я рекомендовал Азимова, которого в Хатлонской области хорошо знали. Последнее слово было за Эмомали Шариповичем, но со слов Зухурова мы поняли, что вопрос уже согласован.

4 января 1993 года мы втроем: Зухуров, Азимов и я поехали во Дворец Президента, где сразу же были приняты им. Доложив свои соображения по поводу предстоящих назначений, мы ждали решения Президента. Внимательно выслушав все наши соображения, он сказал о том, что согласен с предложением о назначении Азимова на должность начальника УКНБ, по Хатлонской области, меня же целесообразно  оставить на прежней должности начальником следственной прокуратуры, которую я и занимал с 1986 года.

Азимов, получив назначение, уехал в Курган-Тюбе, я же остался в Душанбе. Ему приходилось работать в Хатлонской области в самый трудный период. Практически каждый третий житель Хатлона, начиная с Пянджа и кончая Ховалингом, был вооружен. Ему было очень трудно, когда осенью 1995 года возник вооруженный конфликт между бригадой Худойбердыева и Одиннадцатой бригадой. Не имея необходимых сил и средств, могущих противостоять вооруженным формированиям, он использовал все возможности по локализации возможных провокаций против сотрудников УМБ.

В 1996 году в связи с учреждением Совета безопасности в Республике Таджикистан Азимов был назначен секретарем СБ. Он недолго проработал в этой должности. В связи переходом Убайдуллоева М. на другую работу, Азимов был назначен на должность Вице-Премьера, курирующего силовые структуры. Он проработал в этой должности до 1999 года. За указанный период он внес значительный вклад в становление и укрепление силовых структур. Проводя  реинтеграцию в Вооруженных Силах РТ, велика заслуга бывшего Заместителя Премьер-Министра генерал-лейтенанта Азимова А.Р. В 2002 году он был назначен Председателем КНБ при Правительстве РТ . До этого избирался Депутатом Маджлиси Оли и Председателем Комитета по правопорядку, обороне и безопасности республики. В 2005 году в связи с переходом в Отдел обороны и правопорядка Правительства РТ назначен начальником этого отдела. В 2007 году вновь был избран депутатом Маджлиси Милли и Председателем Комитета по правопорядку, обороне и безопасности.

В 1981-1985 годах Азимов находился в ДРА. Награжден орденом «Красной Звезды» и медалью «За мужество» и другими наградами Республики Таджикистана и государств СНГ.

 

Генерал-лейтенант Купцов Анатолий Сергеевич.

 

Родился в 1939 году Сокийском районе Российской Федерации. Образование высшее. С 1963 года работает  в органах государственной безопасности. С 1984 года Анатолий Сергеевич работал в Министерстве безопасности Республики Таджикистан. С 1992 года по 2006 год являлся Первым заместителем Министра безопасности Республики Таджикистан. Генерал-лейтенант. Награжден  многими орденами и медалями СССР. Указом Президента страны за заслуги и безукоризненную работу в 1999 году удостоен ордена «Спитамен».

Один из немногих профессиональных чекистов, верой и правдой служивший Отечеству. Многие в поисках благ оставили родной коллектив и уехали в Россию. Он остался, так как долг обязывал его в суровые годы оставаться в строю. Критерием его работы можно назвать честность, преданность, ответственность за порученное дело, безграничную любовь к народу и своей профессии.

За неполных шестнадцать лет республика прошла путь от романтической до управляемой демократии. За эти годы многие сотрудники, перемещались по горизонтали и вертикали, менялись, подолгу не задерживаясь на своих местах. Трудно найти в мире людей, которые были бы вполне довольны своими руководителями, не говоря уже о том, чтобы испытывать любовь к ним. За указанный период в Министерстве сменилось немало заместителей, но наш любимый (как мы называли его, шутя) «Дед» неизменно оставался на своем посту. Настоящий мудрец и профессионал своего дела. Дело все в том, что любой министр, каким бы профессиональным специалистом он не был, способен мыслить, как правило, сугубо в рамках участка хозяйства, за которое теоретически несет персональную ответственность. Что касается других отраслевых проблем, они, как правило, замыкаются на первом заместителе, человеке, которому безгранично доверяет министр. Именно таким и был в МБ при мне и Зухурове С. Анатолий Сергеевич Купцов. Другие периоды его работы не берутся во внимание, так как и Зухуров и я работали в то время в других ведомствах, поэтому нет смысла утверждать, какое положение занимал Купцов в то время.

Он был назначен первым заместителем в декабре 1992 года. Это случилось вскоре после 16 Сессии Верховного Совета. В городе Душанбе в районе Деревообрабатывающего комбината еще шли вооруженные столкновения с оставшимися силами оппозиции. Анатолию Сергеевичу было велено осуществлять контроль и обеспечение боевых действий оперативных сотрудников спецподразделений.

Еще не пришло время отражать всю специфику мероприятий, но следует отметить, что все оперативно-следственные мероприятия проводились в рамках закона. За четким исполнением законности следил сам Министр, а контроль осуществлял по направлениям Купцов А.С. Всеми оперативными и боевыми мероприятиями, которые проводились в тылу и среди противника, руководил Анатолий Сергеевич. Его присутствие всегда воодушевляло сотрудников. При его появлении со всех сторон слышался шепот: «Дед пришел! Дед пришел!». Ему поручали самое ответственное дело – обеспечение охраны Председателя Верховного Совета, Президента страны Эмомали Рахмона, который в самые трудные и смутные времена совершал неординарные рейды, даже в те районы, где было нестабильно, например, в Хороге или Рушане. В Рушане на него было совершено покушение. Купцов вложил много сил и энергии в организацию и становление оперативно-технической службы и военной контрразведки, которая своим становлением, укреплением и совершенствованием обязана Анатолию Сергеевичу. Это новое направление в структуре безопасности республики. В советское время это было подразделение, которое называлось особым отделом. Курируя военную контрразведку, Анатолий Сергеевич много сил вложил в оперативное обеспечение государственной границы. Он постоянно работал над совершенствованием взаимодействия с силовыми структурами. В период, когда пограничные войска входили в состав Министерства безопасности, он внес весомый вклад в их укрепление и формирование.

Сегодня мало кто решится опровергнуть очевидный факт, что именно Россия сыграла решающую роль в восстановлении государственности, обеспечении территориальной целостности и национальной безопасности. Свою ведущую роль в этом сыграли и российские пограничники. Анатолий Сергеевич с присущей ему дальновидностью сделал все зависящее от него в вопросах дальнейшего совершенствования взаимодействия таджикских пограничников с ПГФПС РФ.

Его деятельность была многогранной, много сил и средств он затратил на воспитание будущих кадров молодых сотрудников, укрепление низовых звеньев подструктур безопасности.

По поручению руководства лично возглавил операцию по обезвреживанию Р.Садирова и его банды. В результате грамотно проведенной оперативно-розыскной работы Садиров был ликвидирован.

В своей практической деятельности Анатолий Сергеевич руководил многими другими оперативными мероприятиями, в ходе которых локализовывались, задерживались либо уничтожались террористические группы, диверсанты и преступные сообщества к большому сожалению Анатолий Сергеевич ушел из наших рядов, скончался 2014году.

 

Джобиров Шамсулло Бобоевич.

 

У него короткая жизнь, но богатая биография. Джобиров Шамсулло Бобоевич родился в 1954 году в городе Душанбе. Рос в благополучной, обеспеченной семье. Была у него возможность выбрать для себя доходную профессию, но он отказался от всех земных благ и сообщил родителям, что выбирает профессию чекиста. После необходимых обязательных проверочных процедур в 1982 году был зачислен на работу в органы государственной безопасности в качестве оперативного уполномоченного социологического отдела (ныне упразднен) КГБ Таджикской ССР. После приобретения первичных навыков через три года откомандирован для прохождения дальнейшей военной службы в город Хорог. При Советском Союзе это было обязательным начинать свою служебную деятельность с районных структур, доказывая свои усердие и трудолюбие.

Прослужив в Хороге обусловленный срок в 1996 году от был отозван в Душанбе и назначен начальником отделения КГБ. В 1990 году был избран секретарем партийной организации КГБ Таджикской ССР. Поздравляя его, я в шутливой форме сказал тогда: «Шамс, если бы Союз не был сейчас на грани развала, тебя бы никогда не выбрали бы секретарем парткома».

В 1991 году после объявления суверенитета и демократизации органов, он вновь был переведен на оперативную работу, а с формированием нового руководства КНБ в 1992 году был назначен Заместителем Председателя КНБ РТ. Он курировал ход работы подразделений.

Особенно ярко проявил он свой военный талант при  освобождении Тавильдары в 1996 году. Он состоял при  объединенном штабе войск и руководил боевыми действиями сотрудников Министерства безопасности. 6 ноября 1998 года сразу же после вторжения Махмуда Худойбердиева был откомандирован в Согдийскую область и с использованием оперативной возможности обеспечивал силовиков необходимой информацией о месте дислокации и передвижениях моджахедов.

В 1999 году он был выдвинут кандидатом в депутаты. Я и  Таджибаев смеялись над ним, называя его «Сенатором» и просили остаться в МБ. Это было за три дня до его гибели. Он тогда ответил: «Надо же нам, чекистам, иметь в законодательном органе своих людей!». 16 февраля 1999 года перестало биться сердце Шамсулло Бобоевича, он трагически погиб при исполнении служебных обязанностей. В период своей деятельности он приложил немало усилий в укрепление кадрового потенциала органов государственной безопасности и в создание  пограничных войск Таджикистана в районе границы Турсунзаде с Сурхандарьинским районным РУ.

О себе он оставил светлую память в наших сердцах и вошел в новейшую историю Таджикистана как активный борец за установление конституционного строя.

Генерал-майор Джобиров Ш. награжден орденами и медалями Республики Таджикистан.

 

Генерал-лейтенант Сайфуллоев Сафарали.

 

Родился Сайфуллоев С. в 1949 году в Фархорском районе. Выпускник Таджикского сельскохозяйственного института. В органы государственной безопасности был зачислен в 1975 году. Карьеру начинал с Муминабадского района Кулябской области, оттуда поднимался по служебной лестнице выше. Воин-интернационалист. До 1990 года работал старшим преподавателем Высших курсов по подготовке специалистов для ИГА, которые функционировали в городе Ташкенте. В 1990 году был направлен в распоряжение КГБ Таджикской ССР и назначен начальником Колхозабадского РО КГБ по Хатлонской области. В связи с началом гражданской войны на территории бывшей Хатлонской области, он был перемещен по службе в ОГ г.Куляба. Затем был назначен начальником контрразведки опергруппы. Во исполнение решения 16 Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан, Председателем КНБ Зухуровым С. было поручено сформировать из числа бойцов НФ Бригаду специального назначения, ее первым командиром был назначен полковник С. Сайфуллоев (ныне генерал-лейтенант). Бригаде была поставлена задача совместно с пограничниками РФ осуществлять охрану и оборону Таджикско-Афганской границы. Бригада специального назначения под командованием  Сафарали Сайфуллоева принимала непосредственное участие в боевых операциях на Шураабадском, Саригорском, Кавакском  направлениях.

16 января 1994 года С.Сайфуллоев был назначен первым Заместителем начальника Управления по охране государственной границы КНБ РТ, а с января 1997 года до января 2002 года являлся первым Заместителем Председателя Комитета по охране государственной границы при Правительстве Республики Таджикистан.

Сайфуллоев много сил отдавал организации и укреплению пограничных войск. Комитет по охране государственной границы при Правительстве Республики Таджикистан, участвуя в интересах мира и национального согласия, провел ряд заметных акций. По договоренности с Комиссией по национальному примирению в Пограничные войска должны были быть реинтегрированы две тысячи шестьсот боевиков таджикской оппозиции. В целях определения пригодности каждого к службе на границе были созданы двусторонние аттестационные комиссии. Аттестацию прошли 1128 человек. Во вводе реинтегрируемых сил велика заслуга Сайфуллоева Сафарали.

С апреля 2002 года по январь 2006 года Сайфуллоев являлся военным атташе при Посольстве Республики Таджикистан в Российской Федерации, одновременно был Полномочным Представителем Республики Таджикистан в Поставленном Совете  при организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

В 2005-2006 годах Сайфуллоев назначается начальником Главного штаба пограничных войск Государственного комитета по охране государственной границы РТ. В этой же должности ему присвоено очередное воинское звание генерал-лейтенанта.

Генерал-лейтенант С.Сайфулоев награжден многими наградами и знаком отличия Вооруженных Сил СССР, Республики Таджикистан и зарубежных государств.

 

 

КТО ЕСТЬ КТО.

   Худойбердиев Махмуд окончил высшее военное училище, служил в составе ограниченного контингента Советских войск в ДРА, затем служил  военным комиссаром Бохтарского района, с 1991 года перешел на службу в 201 Мотострелковую дивизию МО Российской Федерации.

В сентябре 1992 года в разгар военных действий из расположения войсковой части 201-мотострелковой дивизии РФ, дислоцированной в г.Курган-Тюбе, старший лейтенант Худойбердиев М. угнал танк и перешел на сторону Народного фронта, где был принят. Его, как кадрового офицера, Сафаров назначил командиром Джиликульского направления. Конечно, на фоне Ф. Саидова, Я. Салимова он не был заметен. По освобождению Хатлонской области и роспуска Народного фронта согласно уже принятому решению вооруженное подразделение под его началом было включено в феврале 1993 года в структуру только что образованного Министерства обороны. Войсковая часть была размещена в поселке им.Чапаева Колхозабадского района.

Вооруженный отряд полевого командира Файзали Саидова также был преобразован в 11 бригаду и включен в состав МО с дислокацией в г. Калининабаде.  Ф.Саидову недолго пришлось командовать бригадой. После его смерти командиром был назначен Изат Куганов, служивший в этой же бригаде. Его назначение не разрядило внутренней напряженности за влияние в регионе. В таких ситуациях обычно для активизации бурлящих страстей к обоим командирам стягивались всевозможные провокаторы и прихвостни. Ещё с 1993 года эти происходящие процессы находились под неусыпным контролем наших соседей, и эти факторы использовались в розыгрыше таджикской карты. Для достижения намеченных целей они ничем не брезговали. Использовали любые средства, которые могли и дальше дестабилизировать общественно-политическую обстановку в приграничных районах Таджикистана. Группы, сконцентрировавшиеся в г. Курган-Тюбе, Шаартузе, Гиссаре, Турсунзаде и Ленинабадской области во главе с  И.Бойматовым, М.Солиховым, Х.Насруллаевым и другими имели далеко идущие планы по захвату политической власти в Таджикистане. Возникшие в республике очаги антигосударственных сил под руководством указанных лиц и их сторонников, а также скрытое от внешнего взора вмешательство определенных официальных кругов ближнего зарубежья, стремящихся любыми средствами обострить ситуацию в республике, заставили руководство Таджикистана пересмотреть свое отношение. Основную ставку они делали на этнические группы, проживающие в приграничных районах. В определенной степени этим силам удавалась в отдельных регионах повлиять на ситуацию представителей местных властей и правоохранительных структур, которые в период 1992-1995 годов были очень слабы. По большому счету, на местах неофициально управляли вооруженные группы и бывшие полевые командиры. В определенной степени этому способствовало убийство Сафарова. Фактически бывший Народный фронт был обезглавлен.

Не имея по существу профессионально подготовленных офицерских кадров,  в силовые и отдельные  правоохранительные структуры  назначались командирами и начальниками случайные и порою совершено некомпетентные  лица. За каждым стояли определенные круги. Как правило, это были довольно известные фигуры, многие из которых занимали ответственное должностное положение в эшелонах власти. Тогда в Гиссарской долине имели очень сильное влияние противоборствующие силы под руководством Ибода Бойматова, Малика Салихова и других. Из-за опасности нападения вооруженных боевиков правительственные учреждения, по сути дела, бездействовали.

На севере страны воду мутил бывший председатель Ленинабадской области Хамидов по кличке «Човандоз». Им управляли извне.

В те суровые годы на границе не всё было спокойно. Понятие «внутренняя граница» во многих бывших советских республиках появилось после распада огромной страны. Во времена Союза ССР между республиками границ не было, регионы относились к административным территориям,  и такое деление было прерогативой Верховного Совета СССР. После известных событий 1992-1993 годов Республика Узбекистан в одностороннем порядке стала строить пограничные сооружения на границе Сурхандарьинской области. У нас же в 1993 году, из-за отсутствия финансовых средств, сразу не смогли начать обустройства внутренних границ. Первая пограничная комендатура в Таджикистане образовалась в Турсунзадевском районе в 1994 году. Начали функционировать четыре заставы на границе и один контрольный пункт на автомагистрали Душанбе – Денау.

Второй пограничной единицей стала комендатура «Ходжент», которая была создана в 1997 году. Она осуществляла  пограничный контроль только на автомагистралях Науского и Матчинского районов. В остальной части Таджикско-Узбекская граница была открыта, и по этой причине о многих процессах, которые планировали и проводили соседи, мы достоверно не знали.   

Знакомство

 

       С М.Худойбердиевым я  познакомился в 1992 году. Он постоянно носил камуфляж.  Внешне был похож на Дустума. Постоянными его сподвижниками были  Бабаев, первый заместитель Председателя Хатлонской области и Шерали Мирзо, председатель «Облпотребсоюза». До середины 1993 года он проблемы не создавал. Исправно направлял личный состав военнослужащих на боевые задания в Тавильдару, где они должны были обеспечивать нормальную деятельность местных властей и охранять покой населения. Параллельно туда же направлялись подразделения одиннадцатой бригады. Это было в корне неверно. Они как бы надеялись друг на друга, поэтому надлежащим образом не исполняли своих служебных обязанностей и ко всему относились халатно. В 1994 году после двухгодичного перерыва впервые оппозиция выступила по всей линии Тавильдаринского фронта под командованием Джумы Намангони. Указанные выше подразделения не выдержали натиска и оставили свои позиции. На позициях было оставлено большое количество оружия и боеприпасов. Для восстановления утраченных позиций пришлось ввести в Сагирдашт пограничные войска, а с направления Чилдары подразделения МО и МВД. Получив сильный отпор, вооруженные группировки оппозиции отступили в направление Хабуробада и через Дарвазский район вновь перешли на территорию Афганистана. После освобождения Тавильдаринского района от оппозиционных сил на боевых постах были выставлены подразделения Хатлонских частей МО. Через некоторое время на протяжение года систематически поступала тревожная информация о том, что военнослужащие не обеспечены материально, живут в ужасных условиях, и именно  эти обстоятельства вынуждают их незаконно отбирать у местного населения продукты питания, одежду и другое имущество. В свою очередь, такие противоправные деяния порождали у местного населения недовольство к существующему строю. Эти обстоятельства порождали чувства мести и ненависти к силовым структурам. По этой причине молодые люди стали уходить и пополнять ряды оппозиции. Командиры этих подразделений были заняты и боролись за сферу влияния. Кульминация и разгар междоусобиц достиг своего апогея осенью 1995 года. В результате внутренних разборок был убит начальник штаба 11 бригады МО. В последующем был расстрелян командир указанной бригады Изат Куганов, эти обстоятельства привели к вооруженному конфликту между двух подразделений одной структуры. Несколько  человек с обеих сторон были убиты и ранены. По большому счету, здесь началась реализация тех постановок, которые заблаговременно планировались деструктивными силами. На протяжении с 1993 года и в последующем поступало большое количество информации, но почему-то она серьезно не воспринималась и никем не анализировалась и не контролировалась. Мы себя утешали тем, что возникающие конфликты и драки – это детские шалости нашего окружения. Но после осмысления всего того, что мы недооценили, поняли, что речь идет о захвате политической власти в стране. По своей наивности мы старались уладить возникшие конфликты мирным путем и, как правило, в пользу тех, кто выдвигал различные требования, выгодные им. Мало вникали в суть и сущность конфликтов. Пробный и экспериментальный мятеж в 1995 году в Курган-Тюбе прошёл успешно. Уже стало отчетливо ясно, что заказчики в своём выборе не ошиблись. Махмуд уже игнорировал любые установки, которые шли в разрез с его интересами. В 1997 году он принял решение: для укрепления своих позиций и поддержки своих единомышленников передислоцировать роту из Курган-Тюбе в Турсунзаде. В Калининабаде на автотрассу Курган-Тюбе – Куляб после конфликта с 11-бригадой он разместил артиллерийский дивизион. С этой точки Калининабад – Курган-Тюбе  полностью контролировались. С появлением военнослужащих в Турсунзаде возник новый всплеск разногласий и вражды между Г. Мирзоевым и М.Худойбердиевым. Это была предстоящая битва за алюминиевый завод. Отсутствие альтернативных сил было командирам на руку. Они разделили регионы, и каждый из них диктовал местным властям и правоохранительным структурам свои условия. Одновременно такая политика была присуща вышестоящим инстанциям. С учетом развития событий многие приспосабливались к ним и выполняли их волю. Кто не вспоминает прошлого – не имеет будущего. Анализируя пройденный этап, хочется признаться, что в самом начале формирования Вооруженных Сил были допущены серьёзные недостатки. Не следовало все вооруженные формирования Народного фронта включать в силовые и правоохранительные структуры. Практически все без соответствующего подбора и аттестации на профессиональную пригодность зачислялись в МВД, МО, пограничные войска и Президентскую  гвардию. По первому зову командиров уходившие задолго до этого из силовых структур  стали возвращаться и зачисляться на службу. Были среди них и случайные люди, от которых надо было сразу избавляться. Однако, абсолютное большинство были порядочными людьми, которые и  по сей день верой и правдой служат Таджикистану.

 

Зимние неудачи

 

После разборок и потасовок, которые завершились в пользу М.Худойбердиева, после разгрома 11 бригады и отстранения Усмона Мурчаева,  новый командир ещё больше укрепил свои позиции, стал более уверенным и непослушным. В  разговорах он уже не стеснялся заявлять, что получает огромную материальную и военную поддержку от соседних стран. Невооруженным глазом было видно, что он разбогател. На самом деле многие коммерческие структуры платили ему дань. Чувство безнаказанности привело его к тому, что он стал полновластным хозяином. С ним советовались, спрашивали его мнения. Его уже не интересовали вопросы, что и о чем думает оппозиция, каково положение военнослужащих полка в Тавильдаре? Пока он и остальные офицеры были заняты своими проблемами, вооруженные силы оппозиции приступили ко второму этапу боевых действий в Тавильдаре и её окрестностях. По указанию Махмуда подразделения вверенной ему войсковой части были выведены оттуда. Одновременно дестабилизационные процессы были начаты в Ленинабаде, Турсунзаде, Гиссаре. Стало прояснятся, что всё это вовсе не случайная, а запланированная акция. К тому времени, когда в Ленинабаде начались митинги против председателя области Косимджона Рохбаровича, одновременно регулярные вооруженные формирования оппозиции под командованием Мирзо Зиёева, Сарабека и Гайратшо Адхамова стремительно наступили, за считанные дни, без особого сопротивления, взяв под контроль местность до населенного пункта Лангар. Из Тавильдары были доставлены тела погибших солдат. Поэтому было принято решение о вводе дополнительных сил.

В Тавильдаре штабом руководил бывший начальник главного штаба МО Шербатов , не имевший элементарного понятия об искусстве боевых действий. До нынешнего назначения он работал в системе ИТУ РФ. С позором оставив Тавильдару, весной 1996 года спокойно уехал к себе на Родину. По логике вещей и законом военного времени он должен был отвечать за неудачное руководство операцией и гибель более ста молодых парней, о которых многие уже забыли.

После 9 мая 1996 года руководством страны было принято решение – до июля во чтобы ни стало занять Тавильдару, т.е. до начала предстоящих переговоров в Ашхабаде, и закрепится там, чтобы представители оппозиции не могли диктовать свои условия. Ответственным за данное решение был назначен Азимов А. как вице-премьер, курирующий силовые правоохранительные структуры, а командующим объединенными силами правительственных войск – генерал-лейтенант Хайруллоев Ш.Х. Мы ввели с направления  Полезак ММГ в/ч 2610, а ДШМГ 1-ой погранбригады под командованием Шамолова была  направлена со стороны Чилдары. Но после поражения февральского сражения силы были неравны. Была поставлена задача: найти возможность и  привлечь новые свежие силы.

 

Позиционные бои.

 

Мне и Шералиеву было поручено встретиться с Махмудом и просить его передислоцироваться к подступам Тавильдары. До нас с ним говорили, но он оказывался, предъявляя ряд требований и условий. Он требовал, чтобы его обеспечили боеприпасами, выделили денег на приобретение запасных частей для ремонта бронетехники. В противовес Г. Мирзоеву поставил условие  вывести из состава МО Колхозабадскую воинскую часть, преобразовать её в бригаду и дать статус Президентской гвардии. Выставленные требования были выполнены все, кроме последнего. Он получил заверение, что данный пункт будет решен после захвата Тавильдары. В конце мая, собрав не более 500 бойцов из числа бывших сослуживцев, он перебазировался в Ховалингский район. Не зная о личном составе, мы думали, что у него регулярные войска из числа солдат срочной службы, которые обучены и подготовлены к боевым действиям. Но когда их разместили и распределили для предстоящего передвижения в направлении Тавильдары, мы  убедились, что, надеясь на них ,ошиблись и дело имеем с вооруженной группой необученных и недисциплинированных бойцов. Практически среди них мало кто находился в трезвом состоянии. Через трое суток они были переброшены в местечко Джангалак, что в пятнадцати километрах от Тавильдары. На позициях и блокпостах стояли подразделения МБ, а на Сагирдаштском направлении – Министерство обороны. Подготовку  боевых действий и наступательных операций Махмуд возложил на плечи первого заместителя подполковника Зварыгина. На третий день ими было запланировано начало боевых действий и установлено время «Ч». По замыслу пехота должна была под прикрытием бронетехники двигаться в направлении Тавильдары. С левого фланга, со стороны кишлака Каранак позиционные бои вела четвертая пограничная бригада под командованием полковника Курбона Чолова. В штабную команду были включены представители ведомства, задействованные на боевые действия. От нас были включены заместитель Министра Безопасности генерал-майор Джобиров Ш.Б. (ныне его нет в живых), заместитель начальника Главного Управления ПВ МБ РТ подполковник Акрамов Рустам, а командовать направлением было поручено Худойбердиеву.

В назначенный час пехота двинулась вдоль речки. Вдруг один за другим пять бронетранспортеров наткнулись на противотанковые мины-ловушки и, подорвавшись, вышли из строя. Погибли восемь человек. По команде наступающие были возвращены на исходную позицию. Махмудом было принято решение о разминировании местности. В этих целях команда минёров в составе 12 человек получило задание приступить к работе. Когда они начали искать мины, то, наткнувшись на мину-ловушку, взорвались. Десять из них были разорваны на клочки. Все бойцы, мобилизованные Махмудом, поняли, что нынешняя война – это не война 1992 года. Все в один голос заявили, что возвращаются к себе домой и, несмотря на все обещания Махмуда, сдали свое оружие, боеприпасы и, оставив боевые позиции, вернулись в Курган-Тюбе. Остались только солдаты и водители бронемашин. По полученной нами информации после завершения боевых действий они должны были получить денежные вознаграждения. В последующем недостающие части комплектовались за счет личного состава пограничных войск. Остальные боевые действия оппозиции 1996 года в корне отличалась от предыдущих боёв. Наконец, мы, вникнув, поняли, что вооруженное крыло ОТО под командованием Мирзо Зиёева было более подготовленным, они использовали тактические приемы афганской войны. Мы старались выступать большими группами, они же действовали малыми группами и только с выгодных позиций. На вершинах и сопках они выставляли свои группы или блокпосты в составе гранатометчика, снайпера и автоматчика. На нескольких таких стратегических высотах действующие группы вели контроль местности и были обеспечены надежной связью и необходимыми средствами жизнеобеспечения на несколько суток. Подобное, к сожалению, мало ощущалось в  арсенале правительственных сил.

Разгадав тактические особенности позиционной войны в районе Тавильдары и группе Гармских районов, мы начали пересматривать военную доктрину правительственных войск. Все разрознено действующие штабы были централизованы и подчинены Министру обороны РТ. С левого фланга в районе Чилдары действовали Президентская гвардия (Мирзоев Г.), десантно-штурмовая группа (Шамолов С.), войсковая часть 2610 и Бригада быстрого реагирования МВД (Касымов С.). К сожалению, между ними не было общего замысла ведения боя. Помнится, как без знания обстановки местности десантная группа Президентской гвардии была высажена в районе Чилдары. На месте высадки она была встречена упорным огнем. Погибло более десяти человек. Остальные отступили и, спасаясь, через перевал Хингак вышли на территорию Ховалингского района. Это была авантюра. Аналогичным же образом были окружены и взяты в плен в Чилдоре 40 человек из МВД (Чолов С.). Это ещё раз подтвердило мысль о том, что мы не были готовы к изменившимся правилам ведения боя в горных условиях.

      

«Альфа»

 

Обсудив с командиром группы «Альфа»  (МБ), который также хорошо был осведомлен о тактической особенности позиционной войны в горных условиях, мы пришли к выводу, что если не высадимся на горной вершине «Тамара», то нам несдобровать. Её высота составляет более2000 метровнад уровнем моря. С этой высоты обзор всей местности был как на ладони, и можно будет вести прицельный контроль за главной дорогой, ведущей в Тавильдару и вверх по течению реки Хингоб. Об этом были поставлены в известность Хайруллаев и Джобиров.

Рано утром, на рассвете, в начале июня первая группа «Альфы» в составе пятнадцати челок и вторая, в таком же количестве, двумя рейсами были высажены у вершины «Тамара» самой высокой точки Тавильдаринских гор. Поскольку там не было посадочной площадки, вертолет завис, а офицеры и прапорщики выпрыгивали из него на землю. Все это делалось в обстановке строгой секретности. «Альфа» была снабжена двумя радиостанциями и продуктами на десять суток. На вершине снег ещё не растаял, что не исключало заболевание ребят. Они выбрали себе позывной «Роща» по названию местности, где высадились. С высадкой «Альфы» обстановка в районе боевых действий за два-три дня резко изменилась в пользу правительственных сил. Противоположные сопки были локализованы. Были перекрыты дороги, ведущие в Тавильдару и Чилдару, Дашти-Шер и Сагирдашт. Все открытые выходы оппозиционных сил находились под оптическим прицелом группы «Роща». Практически все вооруженные передвижения днем были прекращены. К тому же был ранен полевой командир Сарабек. Отступая, вооруженные группы проклинали «Рощу»,  называя их СНГ-ешниками. В действительности, они тогда думали, что  на Тамаре десантировался российский спецназ. Эту мысль после подтвердил мне Мирзо в Тавильдаре, когда мы с ним были на переговорах . Показывая на вершину «Тамара», Мирзо заявил, что «если бы в 1996 году с этой высоты не выбили бы нас русские, мы бы не оставили Тавильдару». Вторая военная группировка под началом Махмуда, очищая подступы, приближалась к Тавильдаре. Одними из первых к Тавильдаре вышли пограничники и сотрудники «Альфы». В ходе боя были убиты Сироджиддин Ашуров, Магомед Сатторов, Сергей Тю,  Сергей Федорович.

Через несколько дней после освобождения районного центра Махмуд выдвинул свои предыдущие требования: ввести в Тавильдару воинское подразделение МО, а боевую технику он выведет. Он явно отдавал себе отчет в том, что теми силами, которыми он располагает, ему не удержать Тавильдару. К тому же он узнал, что мы вывели пограничников. На подступах к Тавильдаре он оставил семнадцать единиц бронетехники.

 

Противостояние

 

По сути, внесенный вклад сотрудников МБ, пограничников и МО в освобождение Тавильдары  был присвоен другими. Мирзоев и Худойбердиев отрапортовали, что они и вынудили отойти оппозицию, нанеся ей  поражение,  в результате чего последние покинули свои позиции.

Была завершена Тавильдаринская эпопея. Всё стало на свои места. Как мы и предполагали, через несколько месяцев район вновь был занят Зиёевым.         Вернувшемуся Махмуду были удовлетворены практически все его требования. Вверенному ему подразделению был присвоен новый статус, и оно стало называться Президентской бригадой быстрого реагирования. Ему были выделены денежные средства для ремонта бронетехники. Начиная с Председателя облисполкома и кончая должностными лицами области, его превозносили, преклоняясь перед ним. А он уже потерял честь и совесть. Ничем не брезговал. Брал подношения, не давали их – требовал. С  Дустумом  он уже себя не сравнивал, а в своём лице  видел Султона Махмуда.

Многие знали, что экономические рычаги в области находились в его руках. Руководители высокого ранга выделяли ему без очереди средства на приобретение ГСМ, продуктов, якобы для бригады. Он действовал по принципу «аппетит приходит во время еды». Были данные, что он занимается контрабандой в особо крупных размерах. Но мы все делали вид, что ничего не знаем. И в результате нашей безответственности, равнодушия ко всем хищениям и действиям преступных сообществ экономическая основа пришла в плачевное состояние. И самое главное, мы нарушали в обществе принцип неотвратимости наказания. Чувствуя безнаказанность своих деяний и  деяний своих единомышленников, он вновь начал дестабилизировать обстановку в Курган-Тюбе и тех районах, которые считали его своим лидером.

      

Вновь на грани войны

 

1997 год также как и предыдущие годы характеризовался нестабильностью и обострением ситуации в известных уже нам регионах. Поводом для этого послужили межтаджикские переговоры. Махмуд и окружающая его публика стали трубить о том, что интересы НФ преданы, и не надо возвращать оппозицию в республику. Собравшись, подписали протокол об учреждении Совета Курган-Тюбинской области вместе с облисполкомом. В него вошли все его сторонники. Практически это уже был переворот и завершение их намерений по захвату власти. Председатель области покинул своё рабочее место. Неофициально всем управлял Махмуд, прикрываясь первым заместителем Председателя области Бобоевым. УМБ и УВД области с учетом малочисленности личного состава не в состоянии были противостоять хорошо оснащенной бригаде. По указанию Махмуда были выставлены блокпосты на перевале Фахробод и у въезда в Газималикский район. По поручению руководства республики я и Шералиев более пяти раз посещали Махмуда и советовали прекратить дестабилизировать обстановку. Каждый раз он обещал, что решит проблему, но, к сожалению, все разговоры оставались на уровне обещаний. Мы, дважды встретившись с Мирзо Шерали, хотели использовать его, но он однозначно отказался от такой миссии. В ходе разговора он сообщил мне и Шералиеву, что он с ними, и по-другому не может поступить. В ходе последней встречи он заявил, что нас как друзей может принять, но, если мы коснемся политических вопросов, то велел больше с ним не встречаться. В том же 1997 году по указанию Махмуда были собраны в здании облисполкома журналисты и радиокорреспонденты г. Курган-Тюбе. Они готовились провести пресс-конференцию и объявить о созданном Совете. Получив задание, мы  с Шералиевым срочно выехали в Курган-Тюбе. Надо было предотвратить организацию предстоящей конференции. Мы подъехали туда  в обеденное время. Здание охранялось вооруженными бойцами. Солдат не было. Мы ему позвонили,  и он нас ждал. Нашли его на четвертом этаже. В приемной сидели незнакомые нам люди. Видимо, это были журналисты. В другой комнате находились Махмуд, Шерали Мирзо, Бобоев и ещё несколько человек. Поздоровались. Обняв нас он, как бы оправдываясь, сказал: «Мы  столько воевали с оппозицией, многих наших ребят они убили, а теперь оппозиция полностью возвращается на Родину». Заявил, что он против их размещения, и по этой причине, не веря официальным властям, создали Совет в области для своей защиты. Мы понимали, что он неискренен. Абсурд. Под командованием целой бригады он собирается защитить себя Советом.

Он сразу же пригласил к себе домой в гости меня и Шералиева. Его свита пыталась помещать ему  пойти  с нами, но он в категоричной форме им заявил, что в Ховалинге много раз ел наш хлеб и соль и обязан пригласить нас к себе домой. Им же велел пообедать и находится на своих рабочих местах. Когда мы вышли,  я,  упрекая его, заявил: «Махмуд, ты уже всему миру заявляешь, что против перемирия. Не боишься общественного мнения?». Посмотрев на меня, он сказал, что об этой стороне вопроса не задумывался. Вернувшись, сам распорядился представителей средств массовой информации распустить по домам. После этого мы поехали к нему домой. Втроём сидели допоздна. На этот раз основной темой нашего разговора был Г. Мирзоев. До этого мы знали, что они оба обливали грязью друг друга. Между ними шло соперничество за влияние в регионе. Ещё бы нет!  В одной республике существуют два подразделения с одинаковым статусом. На этот раз он однозначно заявил, что объявит войну Гафору Мирзоеву. Обо всем, что нам удалось выяснить, мы доложили по инстанциям. В указанный нами период высокопоставленные представители силовых и правоохранительных структур в Курган-Тюбе не ездили. На выставленных блок постах махмудовцы издевались над людьми. Ими практически полностью был разрушен авиационный парк ДОСААФ-а на перевале Фахробод. Снова были введены в действие способы надругательства на постах. Была объявлена мобилизация бойцов облвоенкомом  Одинаевым без согласования с Министром обороны. К тому времени Махмуд день ото дня становился все более неуправляем. По его приказу было совершено нападение на УВД области. Начальник УВД временно им был отстранен от выполнения своих функциональных обязанностей. С полной очевидностью стало ясно, что Махмуд и его единомышленники не намерены прекращать свою противоправную деятельность и целеустремленно идут к намеченной цели.

По-прежнему отсутствовал Председатель области. Временно исполняющим обязанности Председателя  Хатлонской области был назначен А. Достиев. Но с ним тоже не считались. Была сделана попытка ещё раз встретиться с Махмудом и его сообщниками. Даная встреча должна была состояться на южно-обходной дороге г. Душанбе. Около 12 часов дня с поста Фахробод сообщили, что Мухмуд не прибудет на встречу. Якобы Шерали Мирзо заподозрил неладное и запретил ему выезд. По их предположениям при спуске с перевала они заметили неизвестных вооруженных людей. Они считали, что Мирзоев выставил засаду. После этого Махмуд дважды встретился с Президентом и обещал, что разрядит общественно-политическую обстановку, но каждый раз обманывал.

 

Наступление

 

В тот же период была получена информация о том, что в г. Душанбе начали переброску нескольких вооруженных групп – бригад быстрого реагирования. Эти противоправные действия не могли оставить нас равнодушными. Нами было предложено упразднить или разоружить бригаду быстрого реагирования. К этому времени в г. Душанбе и Гиссарской крепости одновременно утром рано начались боевые действия. Первая атака была сделана в направлении расположения бригады быстрого реагирования МВД (Сухроб Касымов). Вторая атака осуществилась у Гиссарской крепости, где был выставлен блокпост Президентской гвардии. Они сразу были разоружены мятежниками. Первая группа финансировалась Аминджоном. Он затаил обиду на Сухроба. Воспользовавшись внезапностью произведенной атаки,  им удалось приблизиться к расположению бригады, но когда личный состав был поднят по тревоге и, заняв свои позиции согласно боевым расчетам, остановил нападавших, встретив их шквальным огнём. Их начали притеснять. Нападавшие, встретив натиск регулярных войск, оставляя свои позиции, отступили в сторону г. Душанбе и были сосредоточены у дома Салимова. В направлении Душанбе, Курган-Тюбе боевые действия вели подразделения Президентской гвардии. Были подняты по тревоге из г. Куляба ММГ пограничных бригад (Р.Эмомов, К.Чолов), десантно-штурмовая бригада С.Шамолова выдвинулась в направление Гиссарской крепости. Освободив военнослужащих Президентской гвардии, двинулись дальше. Овладев Шахринавом, вооруженные мятежники отступили в г. Турсунзаде. С ними же, оставляя свои родные места, ушли Х.Насруллоев, М. Салихов, Субхон (начальник ОВД Ленинского района), Неъмат Угри (боевик НФ Шахринава)  и другие их единомышленники. Не выдержав натиска правительственных войск, деструктивные силы отступили и перешли на территорию Узбекистана, где были размещены теми людьми, которые их готовили. Ну а что касается Г. Мирзоева, то он «штурмом» освободил алюминиевый завод от пограничников и выставил роту охраны. На этой «стратегической» точке он завершил военные действия.

На первом направлении военные действия в районе дома Салимова продолжались. Там спрятался Аминджон. Насколько с ними был связан Салимов, мы конкретной информацией не располагаем.

Воюющие стороны были сомкнуты в кольцо. Была направлена делегация для ведения переговоров с Салимовым. К нему ездили Достиев и Убайдуллоев. Встреча произошла, но о чем шла там речь, мы не знаем. В тот же вечер был занят дом Салимова, но его и Аминджона там не нашли. Они покинули Душанбе. После чего в кулуарах муссировались разные слухи и небылицы об их загадочном исчезновении. Многие высказывали мысль, что им в побеге способствовали приближенные люди из 201 дивизии РФ, но у Мирзоева как всегда были готовы свои рецепты. Он стал утверждать, что они уехали из республики с помощью пограничников. Комментировать его слова я не буду, поскольку тогда на протяжении всей Турсунзадевской линии таджикско-узбекской границы была одна пограничная комендатура с личным составом в 245 человек, и при всем желании они не в состоянии были контролировать все участки.

 

Поражение

 

Получив поражение на нескольких направлениях и убедившись, что предстоящая атака пугает его со всех сторон, он дал команду личному составу с бронетехникой и стрелковым вооружением выехать из Курган-Тюбе в направлении Шаартуза. С южного направления со стороны Колхозабада, Кумсангира его преследовали сотрудники УВД области под началом полковника Ш.Сабзова и вторая пограничная бригада (командир полковник  С.Шалимов). Данным направлением курировал генерал-майор М.Ахмедов заместитель Председателя КОГГ. В ходе боя личным составом погранбригады были взяты один танк «Т-60» и несколько различных видов стрелкового оружия. Со стороны Курган-Тюбе Махмуда преследовали Нур Факиров, (11 бригада), спецподразделение опергруппы г. Куляба полковник С.Абдулхаев, личный состав полка ВВ МВД из г. Куляба (Чолов). По указанию Махмуда бригада заняла позицию в районе Ишак Майдона между Джиликулем и Кабадиёном. Была получена информация, что вооруженная группа перебрасывается в колхоз «Искра» Шаартузского района. Они должны были перекрыть дорогу Шаартуз-Исамбой-Душанбе. Они не знали, что группы пограничников, переброшенные из Куляба (направлением командовал полковник К.Чолов), ещё ночью заняли позиции. Когда вооруженная группа мятежников стала приближаться к посту, она была встречена огнем. Растерявшись от внезапного нападения, они бросились в направлении Шаартуза, бросая оружие и боевую технику (БТР, БМП, артиллерийское орудие, зенитные установки). Не выдержав натиска правительственных сил, Махмуд стремительно направился в сторону таджикско-узбекской границы и со многими мобилизованными бойцами перешел на территорию Узбекистана. С ним перешли на территорию Сурхандарьинской области начальник штаба бригады подполковник Хафизов (ныне покойный), подполковник С.Зварыгин – первый заместитель комбрига,  Бахтиёр  – местный авторитет из Кабадиёнского района и многие другие. Нашими пограничниками в ходе боев были захвачены большое количество оружия и боеприпасов, две единицы БМ-30, артиллерийские орудия. Мы всё это хотели оставить у себя, но поступила команда: БМ-30, минометы и танки отдать Г. Мирзоеву. Конечно,  мы не всё ему отдали, но БМ-30 и артиллерийское орудие передали ему. Тогда  мы не знали, что всё это он собирает преднамеренно, но все командиры, которые после ухода Махмуда собрались в Шаартузе, выступили против передачи Мирзоеву боевой техники. Но приказ есть приказ, и люди в погонах должны выполнять его, а не обсуждать.

Из всей этой компании был задержан только Шерали Мирзоев.

Таким образом, была завершена ещё одна попытка, направленная на захват политической власти. Но, к счастью, она, как и предыдущие, провалилась.

                                            

Сангак Сафаров.

 

Судьба свела меня с Сангаком Сафаровым еще летом 1992 года в городе Кулябе, куда мы поехали в командировку с начальником Главного таможенного управления при Правительстве республики Хамракулом Худойкуловым, у которого я был тогда заместителем. Мы должны были встретиться с председателем Кулябского облисполкома К.Мирзоалиевым. Были неотложные вопросы, и их надо было решить с глазу на глаз. Когда мы завершили беседу, офицер охраны из приемной Мирзоалева доложил, что Дед (Сафаров) и Рустам Абдурахимов пришли. Они вошли, поздоровались с нами и перешли к решению своих проблем. Мы распрощались, вышли и отправились в опергруппу  г.Куляба.

Вторая моя встреча с Сафаровым состоялась, когда я, выполняя задание в декабре 1992 года,  был принят Сафаровым в штабе Народного Фронта (НФ) в Курган-Тюбе. Меня сопровождал начальник штаба НФ Шералиев Н.  До этого я с Сафаровым лично не был знаком, если не считать описанную выше  встречу. По слухам и рассказам знал,  что за какие-то погрешности в советское время он был осужден и отбывал наказание где-то в России, а после освобождения работал буфетчиком в Кулябе. Люди, знавшие его, рассказывали о его щедрости, отзывчивости, человечности, а также нетерпимости к несправедливости.

Меня поразила его трезвость суждений, ясный ум и решительность.  В основном он говорил на русском языке. В период 1992 года средства массовой информации неустанно повторяли, что Сангак – отпетый  преступник, бандит, но правде надо смотреть в глаза. Он  – лидер народного движения за установление конституционного строя в новой эпохе. Надо признать, что он смог повести массу за собой. За ним пошло абсолютное большинство порядочных людей по зову сердца, чтобы защитить родной очаг и родственников, близких и друзей. Он понес наказание за свои деяния в советский период. Кстати он поднял осужденных против администрации ИТК, которая притесняла их. За все это он понес наказание,  и  ранее совершенные им деяния никоим образом не связаны с его деятельностью в период 1992 – 1993 годов. Не надо из этого делать трагедию. Из истории мы знаем, что практически все руководители Советского государства, начиная с Ленина, Сталина, Дзержинского и многих других до победы Октябрьской революции привлекались к уголовной ответственности за совершение государственных и других преступлений. Я знаю, что в законе понятие совершенных деяний независимо от мотивов называется преступлением. Видимо, появится человек в судебной системе и поставит вопрос о реабилитации Сафарова  за совершенные им деяния в эпоху социализма. В Эстонии, Польше и других Прибалтийских странах идет надругательство над памятью  советских солдат, освобождавших Европу от фашистской чумы. К  большому сожалению, сейчас многие к этому явлению относятся положительно. Я думаю, что преступления, за которые был осужден Сафаров в советский период, даже по понятиям действующих законов республики  давно погашены.

Пусть никто не делает ставки на то, что при этом я преследую целью уменьшить заслуги других и приумножить вклад других. Каждый человек, индивид и личность, в истории имеет свое место и рано или поздно оно находит отражение сначала в памяти народной, а затем и на страницах истории. Во все времена и века массу возглавляли личности и вместе с народом они делали историю. Как говорил А.Суворов: «Один в поле не воин».

 

Военный парад

 

Притеснив оппозицию, осенью 1992 года руководители Народного Фронта приступили к подготовке и проведению 16-ой Сессии Верховного Совета. Одними из первых вошли в город Душанбе руководители КНБ во главе с вновь назначенным Министром Зухуровым С.З. . Следом за ними 12 декабря прилетел Председатель Верховного Совета Республики Таджикистан нынешний Президент страны Эмомали Рахмон. В первых числах января 1993 года в КНБ приехал Шералиев, чтобы согласовать вопрос о приезде в столицу Сафарова. Он должен был принять участие в традиционном параде на площади Озоди 23 февраля 1993 года. Утро и день этого дня выдались пасмурными. Несмотря на пронизывающий  ветер и мокрый снег с дождем, с семи часов утра военные подразделения начали подтягиваться к центру площади Озоди. К 9 часам на трибуну для чествования парада поднялись руководители республики. В сопровождении охраны на автомобиле марки «Ниссан-Патрол» из Курган-Тюбе приехал С.Сафаров. Он был встречен участниками парада аплодисментами. Рядом с ним шел Министр обороны Узбекистана  генерал Рустам Ахмедов. О готовности участников парада докладывал Министр обороны Республики Таджикистан Шишлянников, который был приглашен из Узбекистана по рекомендации Ахмедова и назначен на пост Министра обороны Таджикистана. Участниками парада были бывшие вооруженные формирования народного фронта, включенные в состав силовых структур. Парад начался… 

Вначале на площадь вышли спортсмены. За ними выступили представители пограничного полка, где командиром был капитан Тагаев. Они продемонстрировали технику ведения рукопашного боя в стиле «каратэ». Следом за ними один за другим по площади прошли участники парада. По завершению парада руководители частей были приглашены на традиционный обед, а затем к вечеру все разошлись. С. Сафаров в тот же день подарил Р.Ахмедову автомобиль «Ниссан-Патрол», который тот, вылетая  в Ташкент, погрузил в самолет и увез с собой.

Уместным будет отметить, что он оказал в период экономической блокады  большую помощь Кулябскогму региону. Через несколько дней после этого парада Сафаров по его  приглашению уехал в Ташкент в сопровождении Н.Шералиева, начальника  Штаба НФ. В ходе прошедшей встречи после церемоний гостеприимство Ахмедова перешло все границы, он предложил взамен за оказанную материальную помощь в период Гражданской войны рассмотреть вопрос о передаче Турсунзадевского или Шаарутузского районов Узбекистану. По рассказам очевидцев, которые присутствовали при этом разговоре, Сафаров от такой постановки вопроса пришел в ярость и заявил, что ни один сантиметр таджикской земли никогда не будет отчужден. После этой встречи начался процесс ухудшения таджикско-узбекских отношений. Для начала они выдворили беженцев – лиц узбекской национальности, многие из которых находились в Сурхандарьинской области. В 1993 году беженцы из южных регионов республики узбекской стороной загружались в грузовые машины и доставлялись к таджикской границе, где и высаживались. В том же году представители Узбекистана стали требовать возмещения стоимости переданных в Термезе бронемашин для Бригады особого назначения ГКНБ в 1992 году.

 

Лидер народного движения

 

В  период с января 1993 года Сафаров вошел в здание КНБ. Мы знаем, что в последнее время он и Саидов находились в непонятных отношениях. Хотя всегда он подчеркивал, что имеет двоих сыновей, называя Файзали Саидова  и Якуба Салимова. В период гражданской войны он многое сделал по укреплению формирования, где командиром был назначен Файзали. Основная бронетехника и стрелковое оружие, которые приобретались, были переданы в подразделения, где он являлся командиром. Хотя неоднократно Сафаров был предупрежден, не делать ставку на Файзали Саидова из-за его неустойчивости и вспыльчивости. Но каждый раз он пренебрегал этими предостережениями. С.Сафаров также очень доверял Якубу Салимову, который многое сделал для сплочения Народного Фронта. Он возглавлял Вахшскую группировку. Но оставаясь в здании КНБ, Сафаров всегда говорил Салимову о том, что ему он доверяет, но не убежден в стойкости его сотрудников, которые в 1992 году перешли на сторону оппозиции.

Многие говорили о жестокости Сафарова. Да, естественно, война, какая бы она ни была, остается войной. Есть беспередельщики, мародеры, с которыми закон не всегда может справиться. На ваш суд выносятся два примера деятельности Сафарова:

В первых числах января 1993 года сотрудники КНБ получили информацию о том, что некий Сухроб, представитель НФ, собрал вокруг себя десять человек и мародерствует в Кофарнихонском районе. В распоряжении его группы каким-то образом оказался БТР. В срочном порядке туда были откомандированы Нурали Шералиев, Абдулло Бобораджабов (ныне покойный), Акрам Худоназаров, которыми в одном из кишлаков при совершении насильственных действий в отношении мирных жителей была обезврежена и задержана группа мародеров. Все были доставлены в Душанбе. Увидев Сухроба, Сафаров сразу же узнал его. Оказывается, за подобные действия тот был изгнан из состава Народного Фронта. Все материалы были оформлены и переданы в правоохранительные органы.

Другой пример: после ухода оппозиционных сил из Файзабадского района и поселка Оби-Гарм правоохранительные структуры приступили к исполнению своих служебных обязанностей. Вдруг приходит информация о том, что вооруженная группа под командованием Ибода Бойматова, Садулло Мирзоева, Малика Салихова, Хабиба Насруллоева общей численностью в 200 человек, дислоцировавшаяся в Оби-Гарме, практически дестабилизировала общественно-политическую обстановку в этом районе. Своими неправомерными действиями вызвали недовольство местного населения. Бойцы совершали изнасилования и убийства, занимались грабежом, выступая под маркой подразделений НФ. Хотя уже и было принято решение  о роспуске НФ, Шералиеву была поставлена задача разоружить эту группу и вывести ее к месту дислокации. Чтобы избежать провокации, для реализации принятого решения Шералиеву поручили взять с собой пять человек, поехать в штаб и решить возникшую проблему. Наряду с мирным решением вопроса и вывода группы боевиков  из поселка был предусмотрен вариант внезапного разоружения. Группа, действовавшая по указанию Сафарова, в составе Шералиева – руководителя, А. Бобораджабова, А.Худоназарова, Т. Одинаева, Хоркаша и Бобошо, вооружившись, ночью выехала в Оби-Гарм. Приблизившись к штабу, они обнаружили, что основная масса боевиков находится в нетрезвом состоянии, а полевые командиры развлекаются. Реально оценив обстановку, было принято решение проникнуть в расположение вооруженного формирования и застать тех врасплох. Группа была разделена на две части. Шералиев с одним из бойцов должны были разоружить руководство штаба, а вторая группа бойцов должна была окружить и обезвредить рядовых бойцов.

Операцию начали одновременно. Зайдя в помещение, где сидели Бойматов и другие, Шералиев, сорвав чеку у гранаты и держа ее в руках, потребовал у всех сложить оружие и  оставаться на местах. Параллельно в казарменном помещении группа под началом Бобораджабова быстро разоружила бойцов. Наутро все были возвращены в места постоянной дислокации.

К. Сафарову прислушивались, его боялись и уважали. На протяжении  ста лет, а может и более, в истории Таджикистана и Средней Азии не было такого отчаянного человека. Как бы не называли его, однако, все равно он оставался лидером народного движения. Это дар Божий.  Наряду с этими  положительными качествами, конечно, как и всякому другому человеку, Сафарову  были присущи недостатки и свойственны ошибки. Бывало, что он был справедлив, и в то же время – жесток. Были случаи, когда он совершал в отношении определенной части людей самосуд, подменял собой судебные инстанции, выносил «приговор» и сам же исполнял его. Это, конечно, не делало ему чести. К тому же жизнью человека вправе распоряжаться только Бог. В случае совершения преступления прерогатива суда решать: кого казнить, кого миловать.

 

Месть

 

К большому сожалению, в 1992 году в штабе бойцов бывшей Кулябской области начались интриги на местнической основе. Был снят с должности председатель Кулябского облисполкома Мирзоалиев и отстранен от руководства штабом Сафаров, который, затаив обиду на вновь избранного Председателя облисполкома Ризоева  и его окружение, приведшее его к власти, уехал из Курган-Тюбе, где обосновал штаб Сопротивления. Помнится, что до установления конституционного строя, он в Куляб не возвращался.

На сегодня очень многие выдвигают разные версии об истинных причинах и мотивах убийства Ризоева, который был застрелен Сафаровым. Он ответил за нанесенную ему обиду. В том же 1993 году Сафаров, выступая по телевидению, объявил, что мулло Хайдар и Курбон Зардак приговорены к смерти. Он считал, что эти люди, приведшие Ризоева к власти, и стали причиной его изгнания. На этот счет существуют разные версии, предположения о мотивах убийства, но другие толкования и комментарии излишни. Я привел основную причину расправы над Ризоевым. Утверждения Сафарова о том, что Ризоев был связан с оппозицией и людей вел на верную смерть преднамеренно, были высказаны для оправдания, одним словом, было задето самолюбие Сафарова. Это убийство вызвало огромный резонанс среди разных слоев населения. Одни одобряли действия Сафарова, другие осуждали. С другой стороны деспотичность Сафарова не давала никому возможности поднять голову, и все обсуждения имели место только в кулуарах и за его спиной.

 

Доверие

 

С января 1993 года Сафаров жил в здании КНБ. В принципе, его присутствие не стесняло никого. Днем Сафаров уходил на встречи, торжественные церемонии, а возвращался только к вечеру. Его всегда сопровождала охрана, состоявшая из членов бывшего Народного Фронта. Начальником охраны являлся  брат Сафарова – Давлат. Ему подчинялись восемь человек. Имена нескольких я назову: Саймумин, Рахмат, Хоким, Табарали и т.д. Они тоже остановились в КНБ. Тогда весь личный состав находился  на казарменном положении, и по ночам в городе подразделения КНБ контролировали  обстановку совместно с подразделениями МВД. Практически с пяти часов вечера все  улицы города были пусты и безлюдны. По ночам  слышны были выстрелы. Боевые действия шли на территории Кофарнихонского района.

По вечерам мы всегда собирались у Зухурова, докладывали результаты проведенной работы, намечали мероприятия на следующий день, а потом расходились.  Все это ежедневно доводилось до руководителя страны. Тогда было очень трудно, практически все сотрудники МВД и КНБ наряду с исполнением служебных задач решали вопросы, связанные с обстановкой в городе, состоянием экономики, продовольственные и другие проблемы. Трудность заключалась в том, что в правительстве многие отделы были вакантными, не было желающих работать. Мало кто хотел взвалить на себя бремя ответственности. Не было при Председателе советников и всевозможных помощников, и по этой причине полученная негативная информация по общественно-политической обстановке доводилась до него сразу, а после – уже до исполнителей. Такие решения принимались молниеносно и реализовывались сразу же. Не то, что сейчас, когда отдельные вопросы находят свое решение спустя 5-8 месяцев. По крайней мере, исполнительская дисциплина в указанный период была на должном уровне. Все вопросы хозяйственно-тылового характера решал первый заместитель Премьера Убайдуллоев, без прохождения нынешних бюрократических барьеров.

Все, начиная с С.Зухурова, обращались к Сафарову «Дед». Ему было уже шестьдесят четыре года, но он был очень крепок. Руки у него были стальными. По вечерам он многое рассказывал о себе и часто в разговорах осуждал определенную группу людей, которые, по его мнению, занимая определенные властные полномочия, могли бы повлиять на ситуацию, но с самого начала заняли нейтральную позицию

Сафаров был очень понятливым и быстро вникал в суть  любого обсуждаемого вопроса.

 

Миротворческая миссия

 

С поговоркой: «Среда влияет на человека»,  я полностью согласен. Постоянно общаясь с Сафаровым по вечерам, мы обсуждали вопросы стабилизации,  престижа республики на международной арене. Эти беседы, естественно, не проходили бесследно для Сафарова, он делал выводы. Его историческая заслуга также заключается в том, что он нашел мужество и в январе 1993 года  заявил о роспуске всех структур Народного Фронта. Он понимал, что почва уходит у него из-под ног, однако твердо на всю страну  заявил, что все полномочия Народного Фронта перешли к законно избранному руководству страны. Были и другие попытки определенного круга людей, которые не были заинтересованы в роспуске НФ и продолжали настаивать на сохранении его вооруженных подразделений.

Приближался праздник «Навруз». Сафарова пригласили на праздничные мероприятия, которые проходили в Турсун-заде, Газималикском (Хурасон) и Восейском районах. Повсюду его встречали с восторгом, большинство людей относились к нему с уважением. Это чувствовалось по выражениям лиц встречающих, по торжественным приемам, которые устраивались в его честь. Многие восхищались им. В период до 1994 года  родившихся младенцев называли в его честь, имя Сангак стало очень популярным. Интересное было время. Встречая его, народ ликовал. Его называли властителем. По сути, он был противником исламского государства, но не безбожником, как называли после его гибели многие. В его честь слагали оды, его восхваляли, называли пророком. Многие боялись его.

Впервые на Сафарова была возложена миротворческая миссия по возвращению беженцев, которые находились у берегов пограничной реки Пяндж и намеревались в районе второй пограничной заставы Шаартуза перейти на территорию Афганистана. Сафарова к месту доставили вертолетом, где он выступил перед беженцами с призывом не покидать Родины, вернуться в свои дома и заниматься мирным трудом. Но времена были смутными. Часть людей боялась, другая часть не знала, что ожидает их, третья не была уверена в завтрашнем дне. Сейчас трудно определить, сколько семей возвратилось на родину предков, к местам своего проживания, а сколько перешло границу.

Приведенный пример являлся свидетельством того, что у Сафарова болела душа за простых людей, он думал о них и заботился об их судьбе. Это говорит о том, что он как боец думал не только о победе, но и о том, какой ценой она достигнута. Его ежедневная деятельность была многогранна: он плодотворно сотрудничал с корреспондентами средств массовой информации, давая интервью о сущности и значении НФ,  его задачах. Благодаря этому во многих странах знали его как руководителя народного движения.

Вторая миротворческая миссия  Сафарова по плану должна была осуществляться 23 марта 1993 года на  участке Нижнего Пянджа. Там тоже накопилось много людей, желавших перейти на территорию Афганистана. В этот период очень многие опасались за свою судьбу, судьбу своих детей и родственников, не зная, что их ожидает в перспективе. Исходя из этого, предполагали, что самый правильный вариант – это покинуть родные края и обосноваться в Афганистане. Задачей Сафарова и являлось выступление перед жителями Кумсангирского, Колхозабадского районов с просьбой не покидать родную землю.

Утром 28 марта, рано, как и всегда, Сафаров мною и Шералиевым был приглашен на завтрак. Одновременно он просил дать команду охране подготовиться к отъезду. В то время, пока он находился  в кабинете Зухурова, туда зашел бывший тогда Генпрокурор М.С.Солиев, который побеседовав с Сафаровым в течение нескольких минут, распрощался и вскоре уехал.

Сафаров оделся и вышел из кабинета. На вопрос Шералиева, что ему делать, велел ему остаться и работать над документами по оформлению и зачислению вооруженных групп НФ в правительственные структуры. Мы с ним попрощались, и он уехал в Нижний Пяндж. Там его ожидали представители местных органов власти и пресса. По полученной нами информации из  Хатлонской области встреча прошла на должном уровне. Сафаров, выступая перед собравшимися людьми, обратился к ним с просьбой не переходить на территорию Афганистана, оставаясь на родной земле. После встречи он уехал в Курган-Тюбе, где жил со второй женой, на которой  женился в период гражданской войны в Курган-Тюбе.

 

Преступление века

 

30 марта 1993 года в шесть часов утра раздался звонок прямого телефона с Зухуровым. Я поднял трубку, меня просили пройти к нему в кабинет. Я особенно не удивился этому звонку,  поскольку в этот период подобные просьбы были для нас привычным делом. Поднялся к Зухурову в кабинет, прошел к его столу. Тот сидел за своим рабочим столом, как всегда с сигаретой в руке. Поприветствовав меня, он сообщил о том, что сегодняшней ночью в Калининабаде были убиты Сангак Сафаров и Файзали Саидов, а также брат Сафарова – Давлат. Предположительно, Сангак застрелил Файзали, а телохранители последнего убили Сангака и его брата. Было принято решение направить на место происшествия  оперативно-следственную группу. Из  следственного управления выехал его представитель, а на месте был задействован начальник следственного  отдела УКНБ по Хатлонской области подполковник Гулям Бобоев. На место происшествия выехал Генпрокурор республики М.С Солиев. Сторонники Файзали сразу же задержали всех телохранителей Санкака и одновременно  начали выставлять блокпосты на дорогах, ведущих в Курган-Тюбе, и по Кулябской трассе. С другой стороны, бывшие полевые командиры, уже зачисленные в силовые структуры, подняли вверенные им подразделения по тревоге и единогласно объявили, что они уничтожат Одиннадцатую бригаду. Практически страна вновь находилась на границе гражданской войны. Аналогичные отклики и возгласы о необходимости уничтожения вооруженного подразделения  Ф.Саидова стали распространяться  в г. Кулябе  и его окрестностях. Руководством страны сразу же были направлены на места авторитетные люди для  улаживания назревающего вооруженного конфликта. Значительный вклад в снятие напряжения внес Абдумаджид Достиев. Ему удалось примирить обе стороны. Его, как лидера, поднявшего людей на борьбу, уважали все бывшие бойцы НФ и с ним считались. Был он в Калининабаде, после доставил в Куляб умерших, выступал на траурном митинге Сафарова, призывал людей к разуму, миру и спокойствию. Мы здесь не касаемся  обстоятельств, при которых были убиты Сафаров и Саидов. Предметы и пределы, доказавшие это пророчество профессионалов, которые должны были выяснить мотивы обоих убийств. Я только со слов телохранителей Сафарова знаю, что стрельба по обоим велась извне. Это находит подтверждение по следам огнестрельных пуль, которые при осмотре были обнаружены на заборе дома Саидова и внешней стороне стен его дома. По утверждению свидетелей, Сафаров выстрелил в голову Саидова с расстояния около семи метров, и пуля застряла в голове. Не был найден при осмотре пистолет, из которого был произведен выстрел в Саидова. По крайней мере, на внутренней стороне глинобитной стены дома Саидова не были обнаружены следы огнестрельных пуль. Я указал на несколько моментов, которые дают основания предполагать, что убийства Сафарова и Саидова – запланированная акция спецслужб ближнего зарубежья, которые не были заинтересованы в восстановлении стабилизационного процесса в Таджикистане.

Мы выдвигаем несколько версий по данному поводу…

Во-первых, у Сафарова была большая возможность избавиться от Саидова. Потом гражданская война в Хатлоне была закончена, и не было оснований бороться за лидерство. С другой стороны, не было надобности в смене лидера, поскольку было объявлено о роспуске НФ.

 

Файзали Саидов.

 

Ходили разные слухи и легенды о командирах вооруженных формирований Народного Фронта. Здесь мне хотелось бы рассказать об одном из них.

Он рос, как и все: детский сад, школа, детство, юность. Воспитываясь у родителей, с юных лет  был крутого нрава. Среди своих сверстников старался выделиться и стать вожаком. Учился в советской школе. Кроме этих качеств ничем иным не отличался от других. Таким был Файзали Саидов.

О нем узнал в 1990 году. Я руководил расследованием уголовного дела в отношении зачинщиков февральских событий в Душанбе. Тогда было установлено, что весьма активную роль в организации и проведении несанкционированных митингов играли руководители мечетей, где систематически, пропагандируя силу, настраивали верующих выходить на митинги и выражать свое несогласие  с правительством республики. Одним из таких лидеров и был Саид Ашраф из Бохтарского района, Тогда еще в ходе расследования вышеуказанного уголовного дела было установлено, что Файзали Саидов как активный участник массовых митингов являлся телохранителем Саида Ашрафа. Материал в отношении него был выделен в отдельное дело и направлен для производства оперативно-следственных мероприятий в г.Курган-Тюбе. Проведением оперативно-розыскных мероприятий руководил следователь УВД Нуриддин Абдурахимов, который  находился в родственных отношениях с Файзали Саидовым. Мы договорились о допросе Саидова  и о последующем прекращении части материалов  уголовного дела в отношении него. Файзали был допрошен мною,  рассказав о том, что в феврале был на площади у здания ЦК, однако в противоправных действиях участия не принимал. На самом же деле в материалах видеозаписи он был зафиксирован, как активный участник. Эту часть мы записали на другой кассете и отправили Абдурахимову. Больше к этому вопросу мы не возвращались. В принципе, подобное часто практиковалось между следователями и оперативниками, когда дело касалось их близких или родственников. Это неписанное правило осуществлялось без  корысти, из уважения друг к другу. В 1992 году в республике начались дестабилизационные процессы, и наше общество было разделено на две враждебные друг другу части. Группа Файзали Саидова формировалась в Калининабаде. Когда у них не было оружия, Файзали с представителями штаба г.Калининабада, будучи в Кулябе, получили  несколько единиц стрелкового оружия  и одновременно выступили по телевидению г.Куляба, призвав мирное население Куляба на вооруженную борьбу против оппозиционных сил. В основном боевые действия первоначально велись на территории Бохтарского и Вахшского районов, но в  результате раздробленности и отсутствия единого замысла они не блистали особыми успехами. Стычки носили эпизодический характер. Силы оппозиции были  сплоченными, работали более целеустремленно и успешно. Такая обстановка продолжалась до прихода С. Сафарова. Вооруженные стычки велись первоначально  и в Вахшском районе, но отсутствие  общего руководства сказывалось на их нерезультативности. Приехав в Курган-Тюбе, Сафаров сразу взялся за объединение всех мелких вооруженных групп, которые действовали в Вахшском, Бохтарском районах и в г.Курган-Тюбе. Первоначально начальником штаба был Сухроб Афгонов, но вскоре от полученного огнестрельного ранения он скончался. Трагическим днем и одновременно днем  всеобщего возмущения явилось 27 июня 1992 года, когда на городских площадях собрались противоборствующие силы для заключения мирного  соглашения. Но, к большому сожалению,  вооруженные бойцы оппозиции под командованием мулло Мамаджона открыли стрельбу по собравшимся, где несколько человек были убиты и многие ранены. Это вызвало волну возмущений, и многие поднялись на вооруженную борьбу. Этими провокационными действиями оппозиционные силы способствовали  гневу людей и многие из них прямо с площади  пошли в штаб и записались добровольцами. Одновременно был наведен порядок в работе штабов всех районов бывшей Кулябской области, которые с военными комиссариатами занимались мобилизацией мужского населения. На эти же штабы было возложено обеспечение продовольствием направленных бойцов. К тому же Кулябская область находилась в экономической блокаде, а в Фархорском районе свирепствовала эпидемия . Наравне с этими  проблемами более 50 тысяч беженцев из г.Курган-Тюбе, Вахшского и Бохтарского районов находились в районах Кулябской области. Все полевые командиры и бойцы практически к сентябрю были объединены под началом руководителей штаба в г.Курган-Тюбе. Ими были: Ф.Саидов, братья Чоловы – Курбон и Султон, С.Шамолов, Ш.Сабзов, Х.Каримов, М.Худойбердыев и представители Гиссарской долины. Основная масса бойцов была нормальными людьми  и подчинялась всем указаниям и наставлениям, которые поступали из штаба. Конечно, среди них были и грабители, и воры и мародеры. К таким, в основном, командиры  были беспощадны. В борьбе за восстановление конституционного строя  сложили головы более тысячи молодых людей.

 

Око за око, зуб за зуб

 

Их подвиг навечно останется в памяти народа. Они сложили головы за будущее нации и государства. Многие из них посмертно награждены орденами и медалями, другими государственными наградами.

Но вернемся к Файзали. По рассказам очевидцев и тех, кто его окружал, он стал жестоким после убийства отца. Его труп был обнаружен на мусорной свалке, со следами издевательств с особой жестокостью. Похоронив своего отца, Фвайзали поклялся отомстить за него. Он действовал по принципу: «Око за око, зуб за зуб». Многие после этого избегали общения с ним, а при встречах старались обойти его стороной. Он никого не щадил: ни своих, ни чужих. Первоначально Сафаров сделал ставку на Файзали, поэтому приобретенное оружие и бронемашины передавал ему. По этой причине формирование, которым он командовал, стало самым мобильным и оснащенным по сравнению с другими. За ним стали отмечаться случаи неповиновения, совершения непонятных рейдов в те или иные районы. Как это было, например, в Пяндже, затем в Фархоре, где им были застрелены ни в чем неповинные люди. К концу 1992 года, когда оппозиционные силы были изгнаны из Курган-Тюбе, Бохтара, Вахша, Колхозабада, Файзали кроме  Сафарова больше никому практически не подчинялся.

 

Он стоял у истоков

 

Мне вспоминается, когда Саидов со своей бригадой, которая была включена в состав Министерства обороны, в январе 1993 года без согласования с кем-либо местом своей дислокации избрал  район зоопарка города Душанбе. Его нахождение в городе вызвало негативную реакцию. К тому же оппозиционные силы хотели использовать его против руководства МВД и быстро установили с ним контакт. Он пытался искать группу людей, которые считали, что он является идеологом оппозиции. Нами была получена информация, что он усиленно разыскивает поэтессу Гульрухсор Сафиеву. Информация была доложена С.Зухурову, вскоре было принято решение: найти поэтессу и обеспечить ее мерами безопасности во избежание неприятных случайностей.       

Саидов решил встретиться с Зухуровым и мной, а после встречи уехать. К зданию КНБ он прибыл в сопровождении более двадцати телохранителей, но, повстречав меня возле дверей, успокоился и велел всем своим подручным находиться в машинах. Сам же в моем сопровождении вошел в мой кабинет, где вспоминал о февральских событиях, и тепло благодарил меня за  поддержку, оказанную ему  в свое время. Вскоре я проводил его в кабинет к Зухурову. В процессе беседы Саидов заверил нас, что на следующий же день он передислоцируется в Курган-Тюбинскую область. Затем попрощался и, действительно, на следующий день покинул пределы города Душанбе. Одновременно С.Зухуров говорил с ним о том, что мы все встали, чтобы восстановить конституционный строй, и что недруги попытаются использовать любой наш промах в свою пользу. В итоге, привел пример с Гульрухсор Сафиевой и в доходчивой форме объяснил ему, что всем писателям и творческим работникам надо оказывать содействие. Файзали дал слово, что больше не будет преследовать Сафиеву или других писателей. Своевременно принятые меры позволили  с учетом эмоциональности Файзали убедить его вернуться на место постоянной дислокации.

Вместе с тем, несмотря на существенные свои недостатки, Саидов очень многое сделал для установления Конституционного строя. В подразделении, где он был полевым командиром, а после в структуре МО, прошли боевую закалку многие солдаты, впоследствии ставшие офицерами. Многие из них не вернулись с поля боя, отдав свои жизни за светлое будущее. Вечная им слава! Многие из них как генерал Нур Фокиров, полковник Табарали  и сейчас верой и правдой служат Отчизне

 

 

Саидшо Шамолов

 

Этот парень, несмотря на все  причуды молодости, очень предан своему делу. Его надо было воспитывать, помочь встать на ноги, привить ему чувство ответственности. Тогда он готов был пойти на любой подвиг ради справедливости. Это краткая характеристика С.Шамолова,  возглавлявшего крупную вооруженную группировку Народного Фронта. Непосредственно с ним  познакомился в декабре 1992 года в здании КНБ. Родом он из к. Лохути Ховалингского района, учился до призыва в СА в профтехучилище города Ростова РСФСР. Оттуда был призван  на действительную военную службу. Демобилизовавшись, вернулся на родину и поступил на агрономический факультет Таджикского сельхозинститута, окончив его в 1993 году. В период учебы активно занимался спортом, особенно восточными единоборствами. Был чемпионом г.Душанбе по карате. Является обладателем черного пояса. В поле зрения органов государственной безопасности попал в 1990 году, как активный пособник февральских событий в г.Душанбе, но ему удалось ускользнуть от привлечения к уголовной ответственности. В период  проведения активных оперативно-следственных мероприятий временно выехал из города Душанбе.

Уже к 1992 году был признан лидером среди молодежи г.Душанбе. Активный участник митинга на площади Озоди. В мае 1992 года с командой митинговавших из Кулябских регионов выехал в г.Куляб. Вначале состоял в штабе сопротивления, который дислоцировался в профтехучилище г.Куляба. Летом обосновал штаб Народного ополчения в Ховалингском районе и был назначен Сафаровым командиром бойцов подразделения, где находились 700 человек. После формирования Правительства на 16 исторической Сессии в Ходженте, было принято решение направить его с вверенным  ему вооруженным формированием в Термез в составе вновь организованной Бригады специального назначения за военной техникой. Подразделение, которым он командовал, было сформировано в составе БСН как войсковая часть. Войсковая часть в составе БСН  из Термез через Шаартуз выехала на бронемашинах прямо в Кумсангирский район и встала на второй линии государственной границы Таджикистана с Афганистаном. На первой линии стояли пограничники погрангруппы Российской Федерации. Параллельно еще одна войсковая часть встала на защиту рубежей границы Республики Таджикистан в направлении  Шаартузского района. Сама же Бригада дислоцировалась в городе Кулябе, а часть личного состава была отправлена в Шураабадский район. Штаб бригады расположился в самом Кулябе в здании ДОСААФа  Кулябской области. Данная бригада была создана в структуре КНБ (подробно см. кн. «Граница» , 2007 г.). Шамолову было присвоено звание капитана, и первоначально он был назначен командиром войсковой части. Часть личного состава этого полка была привлечена для участия в торжественном параде в г.Душанбе 23 февраля 1993 года. В театрализованном зрелище  выступала группа солдат и офицеров указанного пограничного полка, демонстрирующих рукопашный бой. Зрелище было захватывающим.

Личный состав войсковой части в течение 1993 г. и в последующем во взаимодействии с пограничниками РФ и местными правоохранительными структурами принимали участие в мероприятиях, направленных на стабилизацию обстановки на приграничных с Афганистаном Пянджским, Кумсангирским и Джилликульским районами.

Кроме того в 1993 году войсковая часть принимала активное участие вместе с другими подразделениями на Шураабадском направлении, где шли небольшие боестолкновения с нарушителями госграницы и вооруженными  группами контрабандистов и оппозицией. Пограничные части практически до 1998 года использовались и в вооруженных конфликтах внутри страны. Свежи еще в памяти боестолкновения с оппозиционными силами в Тавильдаре и Сагирдаште в 1994 году. Аналогичным же образом в числе других подразделений погранвойск в боях за освобождение Тавильдары  принимали непосредственное участие  и личный состав пограничного полка Кумсангира.

Мы были задействованы со стороны  к. Полезок  Ховалингского района, а другая часть  личного состава под командованием Шамолова участвовала в боевых действиях  в направлении Чилдара.

За указанные годы была воспитана целая плеяда офицеров-пограничников, которые еще в 1992 году были зачислены на службу и по сей день многие из них верой и правдой продолжают служить и обеспечивают покой наших границ. Это полковник Джафаров М., Абдулхаков Х., и более 100 офицеров и прапорщиков. В 1997 году по решению Правительства Республики Таджикистан Главное управление  ГВ было преобразовано в Комитет по охране государственной границы при Правительстве Республики Таджикистан. Это решение было продиктовано обстановкой с одной стороны и необходимостью организовать охрану внутренних границ государства, а с другой стороны – резким сокращением личного состава ПГ ФПС РФ, а также предстоящей фильтрацией вооруженных границ оппозиции в связи с их переводом из ИГА и дальнейшей их реинтеграцией в силовые структуры. Поэтому  было принято решение о преобразовании Кумсангирской пограничной комендатуры в погранбригаду. В её состав были включены погранкомендатуры Пянджа, Нижнего Пянджа и Джилльликуля. Одновременно представители бригады были включены в состав фильтрационной комиссии, которые работали до завершения фильтрационной работы вооруженных групп оппозиции и беженцев (по Ленинабаду см. книгу «Граница»).

Помню, осенью 1995 года, когда произошел вооруженный конфликт с Худойбердиевым и его бригадой, общественно-политическая обстановка в республике была доведена до крайности, я и Зухуров пригласили к себе Шамолова и других сторонников Президента, с которыми решили в противовес собраться на стадионе им.Фрунзе. Тогда собралось более трех тысяч людей, руководителем был назначен Шамолов. Оценив ситуацию, Махмуд и его сторонники отказались от своих намерений. Хочу отметить еще одно обстоятельство о мобильности и готовности бригады, согласно подписанному Указу Президента страны подразделения пограничных бригад на линии Таджикско-Афганской границы были переданы  в оперативное подчинение ПГ ФПС РФ. Это означало, что в случае победы талибов в ИГА и возможного их передвижения в сторону границы РТ наши пограничные бригады с личным составом переходят в подчинение ПГ ФПС и во взаимодействии усиливают охрану границы или отражают прорыв. В октябре 1999 года бригада была поднята по тревоге и выехала в полном составе на охрану государственной границы с ИГА. Из расположения ДШМБ города Душанбе в путь отправились 47 единиц боевой техники, два БМВ и шесть минометов калибра 120 мм. Техника заводилась за 10 минут. Когда ДШМБ встала на охрану Таджикско-Афганской границы в районе Нижнего Пянджа на противоположной стороне думали, что 201 дивизия поднята по тревоге.

 

Нурали Шералиев

 

Удивительная была судьба  Нурали Шералиева. Я познакомился с ним, когда он учился в седьмом классе  школы-интерната Ховалингского района. Он ничем особенным  не выделялся среди остальных своих сверстников. Среднюю школу закончил на год раньше меня, в 1966 году. Последующие пять лет прошли незамеченными, мы были далеко и вестей друг о друге не имели. За это время я окончил школу, был призван на действительную военную службу. Шералиев также отслужил в рядах СА, демобилизовавшись, он поступил на подготовительные курсы сельхозинститута. После сдачи вступительных экзаменов был зачислен на первый курс механического факультета указанного института. В то время я уже работал следователем в Органах безопасности. После окончания института, как молодой специалист, Шералиев был направлен на работу в сельхозтехнику Ховалингского района в качестве главного инженера. Это был период, когда Минсельхоз СССР организовывал в Ховалинге аграрно-промышленные объединения по комплексному развитию животноводства. Планировалось поголовье скота довести до 50 тысяч голов. Директором АПО являлся Петров Н.П.  На эти цели были выделены большие деньги из бюджета Минсельхоза СССР. Сравнительно за короткий срок приобретались автомашины типа КамАЗ, тракторы, сенокосилки и другая сельхозтехника. Были асфальтированы все дороги,  строились комплексы фермы. Именно в этот период Шералиев показал себя как механизатор и организатор в «Сельхозтехнике» района. Учитывая его организаторские способности, по рекомендации Петрова он был назначен начальником «Сельхозтехники» района, где проработал до 1991 года. В указанном году был избран заместителем Председателя Ховалингского района, курирующего сельское хозяйство. Гражданская война застала его в этой должности. В сентябре 1992 года военным комиссариатом он был мобилизован в Курган-Тюбинский штаб сопротивления. Он работал в штабе, а Сафаров изучал его. Видимо, его добросовестность, ответственность за порученное дело и организаторские способности понравились Сафарову и он назначил его начальником штаба Народного Фронта. С сентября 1992 года до января 1993 года он состоял в должности начальника штаба. Благодаря его неустанной энергии все средства и силы были централизованы и все большие операции проводились с учетом обстановки на местах и со знанием дела. Принимались во внимание и учитывались оборонительные и наступательные факторы. Шералиеву удалось собрать в штаб добросовестных работников. Были введены в структуры ответственные за прессу, за средства массовой информации, за связи с иногородними корреспондентами и другие. Штаб в своей повседневной деятельности старался доводить до сведения источников массовой информации  задачи  Народного Фронта, его цели по восстановлению конституционного строя. Благодаря неустанной работе руководства штаба, представления о том, что в Курган-Тюбе и близлежащих к нему районах действует бандитское формирование, были развеяны. В штаб систематически приглашались иногородние журналисты, знакомясь с обстановкой на местах.

Надо отдать должное Шералиеву, который систематически исправлял Сафарова и направлял его энергию на осознанные поступки. Были определенные успехи и  недостатки в этом плане. Но все делалось, чтобы меньше было нареканий, а больше позитивных моментов в деятельности штаба и формирований Народного Фронта.

Шералиеву удалось первым делом установить четкую связь  со всеми подразделениями НФ, в том числе с Гиссарской долиной. Все предстоящие мероприятия по обеспечению вооруженных формирований необходимым военным обмундированием, вооружением и боеприпасами согласовывались с командиром зоны, а их исполнение немедленно докладывалось. Одновременно были изготовлены удостоверения штаба Народного Фронта и его бланки, необходимые для ведения делопроизводства. Был налажен строгий учет выдаваемого оружия членам НФ, которые призывались и зачислялись в отряды НФ. Был заведен и другой порядок учета оружия и другого вооружения, определенное количество выдавалось в штаб какого-либо района, за которое нес строгую ответственность начальник  штаба. Шералиеву удалось разделять с Сафаровым неограниченную личную власть и регулировать его бесконтрольность. В то же время в ряде случаев штаб выступал в роли технического исполнителя указаний и приказаний, поступавших от руководителей НФ. За весь период работы штаба Шералиев  е навещал своих детей. Он также регулировал хозяйственную работу, возложенную на начальников штабов. Были выделены ответственные работники штабов, которые отвечали за тыловое обеспечение. После переезда Сафарова в Душанбе Шералиев продолжил работу по завершению оформления документации по передаче личного состава в силовые и другие структуры органов власти. Кстати, надо отдать ему должное, что он сразу же вынес предложение о роспуске Народного Фронта в связи с тем, что он выполнил свою миссию по восстановлению конституционного строя. Нурали Шералиеву  было предложено на выбор несколько должностей, но он от них отказался и заявил, что до стабилизации  обстановки по возможности он бы поработал в Министерстве обороны заместителем. Его мотивация заключалась в том, что многие бойцы НФ зачислены в структуры МО и им пока необходимо чувство локтя. Эта просьба была удовлетворена , и в апреле 1993 года Шералиев был назначен заместителем Министра Обороны, где прослужил до 1995 года. В то время я был Министром безопасности, а Зухуров – Министром Внутренних дел. Посоветовавшись, мы пришли к единому мнению, что Шералиев должен работать по специальности – начальником ГАИ. Его кандидатура была одобрена, и приказом Министра он был назначен начальником Управления безопасности дорожного движения.  Спустя десять лет, я думаю, что в выборе Шералиева на эту должность, мы не ошиблись. Занимая эту должность в течение десяти лет, он многое сделал в самые трудные годы для реанимации, становления и дальнейшего развития службы БДД МВД Республики Таджикистан.

 

Оборонно-патриотическая организация Таджикистана.

 

         Почти через полтора года оборонному Обществу суверенной Республике Таджикистан будет 80 лет. За эти годы оно прошло сложный исторический путь развития и с честью оправдало свое предназначение – активно содействовать укреплению обороноспособности страны, готовить граждан к защите Отечества. За указанный период сотни тысяч граждан республики  прошли и тысячи проходят школу патриотизма  и мужества, приобретают военно-патриотические знания и навыки, овладевают воинскими специальностями.

         Изучение и всемерная пропаганда этого исторического опыта в настоящее время, когда мы с уверенностью строим в республике демократическое и правовое общество, имеют колоссальное значение.

         Объединение общественных патриотических оборонных Организаций Таджикистана, как и всего союзного государства, произошло 1 апреля 1927 года. На совместном торжественном заседании президиума ОСО и АВИАХИМа было избрано оргбюро ОСОАВИАХИМа. В его сотав вошли государственные, партийные и военные деятели республики: Абдурахим Ходжаев, Нусратулло Максум (Лутфуллаев), Шириншо Шотемур, Абдулло Рахимбаев, Чинор Имонов, М.Гусейнов, С.К. Шадунц, В.Н. Герасимов, Т.Т. Шапкин и другие.

         К моменту образования ОСОАВИАХИМа в Таджикистане насчитывалось 34 ячейки, из которых – 24 были в учреждениях, 8 – в военных частях, 2 – в кишлаках. К началу апреля 1927 года эти ячейки объединяли  в своих рядах 678 членов.

         ОСОАВИАХИМ в республике начинал выполнять огромную роль в деле укрепления государственной границы, массовой подготовке населения к защите Отечества. В конце 20-х – начале 30-х годов им была развернута активная пропаганда военных знаний среди рабочих, колхозников, служащих  и учащихся. Дни стрелка, массовые тактические учения и выходы в поле для решения учебных задач, военизированные походы – вот далеко не полный перечень наиболее популярных форм работы организаций ОСОАВИАХИма республики. К концу 1928 года в Таджикистане работало более 24 кружков военных знаний различного профиля, в которых занимались 2 тысячи будущих воинов.

         Молодая оборонная Организация в Таджикистане из года в год организационно укреплялась, сеть её ячеек распространилась по всей республике, члены ОСОАВИАХИМа крепли и мужали день ото дня. Этому в значительной степени помог 1 учредительный съезд ОСОАВИАХИМ республики, который проходил 29 ноября 1929 года. В 1930 году были созданы районные и городские советы ОСОАВИАХИМа в 25 населенных пунктах страны.

         К началу войны ОСОАВИАХИМ Таджикистана имел 2994 первичные организации, в которых состояло 104189 человек.

         В июне 1936 года на базе планерной станции был создан Аэроклуб г.Сталинабада (ныне Душанбе). Через год в этом же месяце в г. Сталинабаде была открыта Кавалерийская школа ворошиловских джигитов. Школа была укомплектована тренерами и опытными всадниками. По направлению областных военных комиссариатов призывники проходили здесь курс боевой конно-спортивной подготовки. В школе готовились инструкторы для сельских конно-спортивных клубов.

         Оборонное Общество республики к началу 1940 годов имело 9 учебных пунктов, аэроклуб, кавалерийскую школу, 2 кавалерийских клуба, 59 кавалерийских кружков, 18 военизированных конюшен, стрелковую школу ПВХО, клуб собаководства, 364 стрелковых кружка, 63 стрелковых тира.

         Большая и напряженная работа велась по подготовке населения к вполне реальной угрозе противоздушной и химической обороны. В учебных пунктах были подготовлены 9886 инструкторов ПВХО, обучено противовоздушной и противохимической обороне 57974 человека, 20500 жителей республики стали значкистами ПВХО.

         В кружках военных знаний население овладевало стрелковым оружием, изучало ручную гранату, основы тактики, в кружках военно-технической направленности велось изучение артиллерийского и пулеметного вооружения, устройства танков и бронемашин, средств защиты от химического оружия.

         Достаточно сказать что только в 1940 году в школах, кружках , группах и на курсах ОСОАВИАХИМа было подготовлено 10369 «буденовских всадников», пулеметчиков, связистов и других военных специалистов.

         ОСОАВИАХИМ Таджикистана развернул свою деятельность особенно в годы Великой Отечественной войны. Среди первых, кто изъявил желание сражаться на фронтах Великой Отечественной  войны, были его штатные работники. 440 работников Общества героически сражались с ненавистным врагом. На учебных пунктах ОСОАВИАХИМ с июня 1941 по декабрь 1943 года было подготовлено более 99 тысяч военных специалистов. В том числе младших командиров, пулеметчиков, минометчиков, истребителей танков, автоматчиков, снайперов, горных стрелков и т.п.

         По инициативе Центрального Совета ОСОАВИАХИМа Таджикистана для женщин были организованы курсы, на которых за годы войны прошли обучение 3300 сандружинниц, 2000 медсестер, 5000 санитарок. Кроме  того в учебных подразделениях Общества 10320 девушек приобрели навыки радиодела, владения винтовкой, автоматом и т.д. Многие из них ушли на фронт и участвовали в боях за Родину. Организация оборонного Общества Таджикистана принимала активное участие во всенародном движении под девизом «Все для фронта, все для победы!». В республике за годы войны в Фонд обороны и помощи фронту было внесено более 125 855 тысяч рублей. Из них на танковую колонну «Колхозник Таджикистана» было направлено более 84 миллионов рублей, на эскадрилью «Советский Таджикистан» - 32, 5 миллионов рублей. На средства ОСОАВИАХИМа Таджикистана в годы войны было приобретено несколько самолетов и большое количество танков. Были собраны и сданы в Фонд обороны страны облигации Государственного займа общей суммой 187 тысяч рублей.

         Подвиги воинов Таджикистана на фронтах Великой Отечественной войны высоко ценились Правительством страны. 61 участник войны стали Героями Советского Союза, многие из которых были выпускниками ОСОАВИАХИМа республики, 55 тысяч тружеников тыла были награждены орденами и медалями за доблестный труд, обеспечивающий победу Советской Армии на Германским фашизмом.

         Победа СССР над фашизмом имела огромное политическое, социальное и интернациональное значение. Сотни наших земляков оказались в рядах активных бойцов сил  Сопротивления в Польше, Болгарии, Югославии, Чехии, Словакии, Албании, Франции и Италии, внося  свою лепту в общее дело победы над фашизмом.

         Причин победы Советского народа над Фашисткой чумой много. Но одним из главных источников победы являлась  крепкая, спаянная дружба народов. По словам поэта Абдумалика Бахори – эта дружба была сильнее смерти стократ. Вот что он писал относительно фронтовой дружбы:

                   Мне с фронта писал не вернувшийся брат

                   О дружбе, что смерти сильнее стократ.

                   Та дружба великой любовью полна,

                   И кровью ее проверяла война.

         В послевоенные годы ОСОАВИАХИМ Таджикистана получал массовое развитие. Его членами стали истинные патриоты республики. В 1947 году он располагал автомотоклубом, радиоклубом, стрелково-спортивным клубом, школой ПВХО и двумя учебными стрелковыми центрами. Эти организации готовили специалистов для нужд армии и народного хозяйства республики.

         Этот год был знаменит для ОСОАВИАХИМа Таджикистана тем, что за ратные и  трудовые  подвиги, свершенные во время Великой Отечественной войны, он был награжден  орденом Красного Знамени.

         В послевоенные годы до распада СССР ДОСААФ Таджикистана ежегодно готовил 10 тысяч военных и 30 тысяч гражданских специалистов. Значительных успехов Общество добилось в развитии технических и военно-прикладных видов спорта. В эти годы спортсмены-досаафовцы Таджикистана стали все увереннее выходить на всесоюзную и международные арены. Особенно бурно развивались авиационные виды спорта – самолетный, парашютный, авиамодельный, а также мотоциклетный и стрелковый спорт. Десятки спортсменов ДОСААФ Таджикистан, такие как В.Полосин, С.Раджабов, Ф.Курбанов и многие другие становятся мастерами спорта СССР, чемпионами и призерами чемпионов мира, Европы, Азии и СССР по авиационным, техническим и военно-прикладным видам спорта.

         Только с 1976 по 1980 годы в республике по военно-техническим видам спорта приняли около одного миллиона человек. За это время подготовлено 60 тысяч разрядником, 32 мастера спорта СССР и один мастер спорта международного класса.

         В 1980 году в спортивных секциях и кружках ДОСААФ в республике занимались 190 тысяч юношей и девушек. В оборонном Обществе функционировали 35 спортивно-технических клубов. С каждым годом возрастала массовость занимающихся техническими и военно-прикладными видами спорта, возрастало мастерство ведущих спортсменов оборонного Общества. Так, например, в 1989 году численность спортсменов, регулярно занимавшихся военно-техническими видами спорта в республике, оставляло 200 тысяч человек, в их числе 76 мастеров спорта СССР, 909 кандидатов в мастера спорта и перворазрядников. Команда ДОСААФ Таджикистана принимала активное участие во всех Всесоюзных соревнованиях, чемпионатах СССР по военно-техническим видам спорта, неизменно занимая высокие места. Она гордится своими воспитанниками, заслуженными спортсменами – мастерами спорта по пулевой стрельбе - В. Полосиным, И.Очелдиевым; по парашютному спорту – Р.Абдуразаковым; по мотоциклетному спорту С.Раджабовым; по радиоспорту – Х.Толибовым; по авиамоделизму  -  Д.Холматвым; по судомоделизму – В.Выперайленко; по ракетомоделизму – Домлоджановым и многим другим.

         Эти успехи стали возможными благодаря созданию первоклассной материально-технической базы. К этому времени ДОСААФ Таджикистана имела в своем составе более 50 учебных и спортивных клубов, в том числе Душанбинский Аэроклуб, Ленинабадская морская школа, Душанбинская техническая школа, которые были оснащены по тому времени современной техникой, сотнями учебных и спортивных самолетов, новыми марками машин: КамАЗами, ЗИЛами-131, УАЗами – 469 и другой техникой. Все учебные организации ДОСААФ республики перешли на новую программу обучения курсантов на базе современных машин. ДОСААФ являлся головной организацией в подготовке водительских кадров всех категорий.

         По итогам подготовки специалистов для народного хозяйства за 1988 год лучшими школами ДОСААФ были  признаны Ленинабадская (ныне Согдийская) и Душанбинская объединенные технические школы, Курган-Тюбинская, Дустинская, Канибадамская автомобильные школы.

         За указанные годы ДОСААФ Таджикистана организационно окрепла и  численно выросла. Так, в 1991 году она имела 5072 первичные организации, которые объединяли 1,5 миллиона человек.

         С распадом СССР и образованием независимых государств, в том числе Республики Таджикистан, на VII Съезде ДОСААФ (первом учредительном Съезде ОСО) 15 января 1991 года было принято решение о переименовании ДОСААФ Таджикской СССР в Организацию содействия оборон (ОСО) Республики Таджикистан и принятии ее Устава.

         Гражданская война в Таджикистане (1992 – 1997 года) нанесла огромный, исчисляемый миллионами рублей того времени, ущерб материально-технической базе оборонной Организации.

Погибли сотни активистов и штатных сотрудников ОСО. Угнано  и разграблено свыше 500 единиц современных автотранспортных средств.

Однако, несмотря на все трудности, работники Организации содействия обороне многое сделали для восстановления организационных структур ОСО. За период 2002 – 2005 годов восстановлены все районные комитеты в Раштской долине, вновь организованы технические школы на территории Хатлонской и Согдийской областей.

В настоящее время Центральный комитет Организации содействия обороне Республики Таджикистан объединяет 3 областных, 1 региональный, 17 городских, 49 районных комитетов и 2800 первичных организаций. Членов ОСО насчитывается свыше 500 тысяч. В состав ОСО Республики Таджикистан ходит 12 объединенно-технических, технических и автомобильных школ, около 50 спортивно-технических, технических и автомобильных клубов. В их числе республиканские спортивно-технические клубы: авиационный, стрелковый, технический и служебного собаководства.

По мере стабилизации общественно-политической обстановки в республике, достижения национального согласия возникла настоятельная  необходимость в укреплении сотрудничества между оборонными Организациями, занимающимися подготовкой молодежи к службе в Вооруженных Силах. В рамках этого сотрудничества в 2004 году в Республике Таджикистан были проведены 5-е Центрально-Азиатские игры. Соревнования по пулевой стрельбе проводились на базе Республиканского спортивно-стрелкового клуба ОСО, который оборудован в соответствии с мировым стандартами и признан одним из лучших на территории стран СНГ.

В клубе функционирует мастерская по ремонту спортивного, боевого и охотничьего оружия.

         В Республиканском спортивно-стрелковом клубе выросла плеяда неплохих спортсменов. Так, на Олимпийских играх, проходивших в Афинах, представитель клуба мастер спорта международного класса С. Бабиков вошел в десятку сильнейших спортсменов мира по пулевой стрельбе, а мастер спорта международного класса по пулевой стрельбе С. Джумаева в феврале нынешнего года заняла второе место среди женщин на Чемпионате Исламских государств в Иране.

         Спортсмены ОСО Республики Таджикистан в 2005 году принимали активное участие ещё в двух международных чемпионатах: в Исламской Республики Иран по пулевой стрельбе, и  за владение Кубком Персидского Залива. В командном выступление С. Бабиков, О. Набиев и М. Абдукаримов заняли первое место, а в индивидуальном первенстве - первое, второе и третьи места.

         На международном чемпионате по мотоциклетному спорту, проходившем в г. Чирчике Узбекской Республики, команды ОСО Республики Таджикистан заняли третье и пятое места. В Республиканском соревновании по КАРАТЭ, переходившем в 2005 году в г. Турсунзаде, спортсмен ОСО Республики Таджикистан из Согдской области Даврони Равшан занял первое место и завоевал золотую медаль.

         Исходя из указаний Президента страны Э.Ш. Рахмонова, ОСО Республики Таджикистан функционирует в постоянном взаимодействии с РОСТО. Благодаря помощи обороной спортивно-технической Организации Российской Федерации, оборонное Общество Таджикистана приобрело 12 единиц спортивных парашютов, которые способствовали новым достижениям наших спортсменов-парашютистов.

         В 2005 году мы с целью обновления технической базы Республиканского спортивно-технического клуба  (РСТК) ОСО по развитию технических видов спорта и выхода на международную арену приобрели 3 единицы мотоциклов японского производства известной фирмы Судзуки.

         В результате активного сотрудничества с Хукуматом Согдийской области в Худжанде был построен современный картодром и приобретено 6 картингов японского производства.

         Большое внимание ОСО Республики Таджикистан уделяло применению деятельности оборонных организаций республик к рыночной экономике. В течение 2002 – 2005 годов неоднократно с председателями областных, региональных, городских и районных комитетов проводились семинары, научные конференции о деятельности оборонных организаций в условиях рыночной экономики. И, наконец, мы добились того, чего хотели. В настоящее время 80% областных, городских и районных комитетов ОСО республики вошли в рыночную экономику. Только ЦК ОСО Республики Таджикистан имеет швейный цех, лимонарий, ресторан, животноводческую ферму и землю для посева картофеля, риса и пшеницы.

         Сейчас доходы от хозрасчетной деятельности превышают бюджет ОСО. Почти все организации, клубы и школы ОСО, начиная с ЦК, купили соответствующую технику и в значительной степени укрепили свою материально-техническую базу оборонных организаций.

         Большое внимание мы уделяем человеческому фактору. Для работников ЦК ОСО в долине Алмосы и в Варзобском ущелье «Гусгарф» построены летние дома отдыха, где проводят каникулы дети и отпуска работники ОСО республики. Такой дом отдыха построен и работает в г.Худжанде Согдийской области.

         За 2002 – 2005 годы за счет хозрасчета значительно увеличили заработную плату работников ОСО Республики Таджикистан. Теперь работники ОСО раз и навсегда забыли слово текучесть.

         В настоящее время ОСО республики ежегодно готовят около 5 тысяч профессиональных военных специалистов и свыше 15 тысяч кадров массовых технических профессий для народного хозяйства Таджикистана.

         В 2003-2004 годах представители ОСО Республики Таджикистан принимали непосредственное участие в заседаниях Центрального Совета СОСТО в городах Алматы и Баку.

         Большим историческим событием в жизни ОСО Республики Таджикистан и оборонных организаций Содружества Независимых Государств стал Ш Пленум Центрального совета Международного общественного объединения «Союз оборонных спортивно-технических организаций (обществ) государств – участников  СОСТО СНГ», который проходил  с 22 по 27 августа 2005 года в г. Душанбе.

         Для координации деятельности оборонных организаций государств -членов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и взаимодействия с Секретариатом ОДКБ Пленум создал Совет председателей оборонных организаций государств – членов  ОДКБ.

         Председателем Центрального совета СОСТО СНГ и председателем Совета председателей оборонных организаций государств – членов  ОДКБ пленум избрал председателя Центрального совета Российской обороной спортивно-технической организации (ДОСААФ) Анатолия Сергеевича Стародубца.

         Пленум принял решение о переименовании Международного общественного объединения СОСТО СНГ в Международное общественное объединение СОСТО (ДОСААФ) СНГ, предложив внести соответствующие изменения в Устав Союза.

         А. С. Стародубец на Ш  пленуме выступил с программной речью. Он сформулировал направления, по которым следует идти Центральному совету СОСТО (ДОСААФ) СНГ. Это - укрепление роли оборонных организаций в общепатриотическом воспитании на государственном уровне и перестройка работы  самого Союза оборонных спортивно-технических организаций Содружества.

         В завершении своего выступления на Ш Пленуме А.С. Стародубец призвал его участников зажечь сердца молодежи священным огнём к дружбе наших народов.

         «В этом, - сказал он,- стратегия нашей совместной работы сегодня, в этом мы видим основу и смысл всей деятельности Союза оборонных организаций наших государств на будущие годы».

         Таджикская оборонная Организация приложила все усилия к тому, чтобы по-настоящему зажечь в сердце каждого члена ОСО священный огонек дружбы с народами СНГ и, в первую очередь, с великим русским народом, ибо истоки дружбы наших народов имеют очень глубокие корни. Изучение и всемерная пропаганда между нашими народами этой дружбы  - священная  задача наших оборонных организаций.

 

 

                                                                  С. К. Камолов, Председатель ЦК

                                                                  ОСО Республики Таджикистан,

                                                                  заместитель председателя ЦС 

                                                                      СОСТО СНГ, генерал-лейтенант.

 

Служба во имя Родины.

Есть люди, чьи дела и помыслы без остатка посвящены Родине, укреплению ее оборонного могущества. Достойное место в этом ряду занимает генерал-лейтенант Саиданвар Косимович Камолов. Он родился 16 сентября 1950 года в Ховалингском районе Таджикистана. Рано лишился отца. Воспитывался в интернате. После окончания средней школы свою трудовую деятельность начал рабочим. Работал на стройках столицы республики города Душанбе, бетонщиком. Параллельно с работой продолжал учебу на вечернем отделении юридического факультета Таджикского государственного университета. Университет окончил с отличием и вскоре был приглашен на работу в органы КГБ. Сначала был младшим следователем, потом – старшим следователем и начальником отдела, затем – начальником следственного управления КГБ Республики Таджикистан. На всех постах служил честно и добросовестно.

После приобретения Таджикистаном суверенитета в 1991 году было организовано Главное Таможенное Управление при Совете Министров республики. С.Камолов как опытный чекист был назначен первым заместителем Председателя этого комитета. Затем в 1993 году Саиданвар Косимович был отозван в Министерство госбезопасности республики на должность заместителя Министра. В 1995 – 1996 годы был Министром госбезопасности Республики Таджикистан.

В феврале 1997 года в республике был образован Комитет по охране государственной границе при Правительстве Республике Таджикистан. Первым Председателем пограничного Комитета был назначен генерал-лейтенант С.Камолов.

25 января 2002 года VII  Пленум Центрального Комитета Общественной организации  содействия обороне Республики Таджикистан единодушно избрал Камолова Саиданвара Косимовича Председателем оборонной Организации республики. Здесь особенно ярко раскрылся его организаторский талант. Его избрание совпало с началом очередного реформирования республиканского оборонного Общества. По инициативе нового руководителя в организациях ООСО развернулось широкомасштабное капитальное строительство. За последние восемь лет в республике были введены в действие Пенджикентская, Ховалингская, Пархарская, Нуробадская автошколы. Справили новоселье аэроклуб в городе Чкаловске и ряд спортивно-технических клубов. Вместе с тем была усовершенствована материально-техническая база автошколы республики, где была заменена старая учебная техника на новую. Приобретали новые современные учебные автомашины. Самые большие затраты шли на приобретение автотоплива, запасных частей. Пришлось перестроить весь процесс обучения практического вождения, необходимо было изыскивать резервы. И они были найдены. Первое, что было сделано под руководством С.Камолова – это усовершенствована технология обучения курсантов в школах системы ООСО. Из программы обучения исключили так называемые холостые пробеги, рационально использовали элементы автодромов, усилили контроль хода обучения вождению. Затем внедрили дифференцированный подход при определении необходимого  количества часов обучения для каждого курсанта. Теперь время обучения зависит от способностей курсантов и уже приобретенного ими опыта в семьях, имеющих личные автомобили. Такой  подход дал возможность готовить курсантов с высоким качеством и с меньшими затратами.

Таким образом, оживилась работа во всех горрайкомитетах и в автошколах республики. Стали больше интересоваться работой ООСО и горрайвоенкоматы. При поддержке военкоматов преподаватели автошкол активно включились в подбор и воспитание кандидатов для последующего обучения в технических и объединено-технических школах системы ООСО и службе в рядах Вооруженных Сил республики. Кроме того, при участии председателя менялся облик районных и городских комитетов. Те комитеты, которые не имели собственных административных зданий, получили новые помещения.

С.Камолов всегда выступает как истинный организатор новых дел. В годы братоубийственной войны были разграблены имущества домов отдыха и пионерских лагерей системы ООСО. С его приходом были восстановлены дома отдыха и пионерские лагеря «Алмасы» в Гиссарском районе и «Гусгарф» в Варзобском ущелье. По предложению председателя в 2005-2006 годах были построены и сданы в эксплуатацию дома отдыха для работников системы ООСО «Сарбанд» в Хатлонской области, «Сырдарья» в Согдийской области.

Без преувеличения можно сказать, что масштабы проделанной работы С.Камоловым за период его руководства велики. Число первичных организаций ООСО и её членов увеличились в четыре раза; подготовка технических специалистов для армии (парашютистов, связистов, водителей разных категорий) – в два раза; подготовка специалистов для народного хозяйства – водителей автомобилей – в три раза; улучшилось материальное  благосостояние работников всех систем ООСО и т.д.

Саиданвар Косимович большое внимание уделяет вопросам укрепления первичных и районных комитетов ООСО. Таким образом, в практике республиканского комитета ООСО особое внимание уделяется городским и районным комитетам, первичным  организациям высших учебных заведений, школам, техникумам, организациям и предприятиям. Упор делается на обобщение всего положительного, что они накопили. Так, был изучен и распространен опыт первичной организации ООСО Турсунзадевского Алюминиевого завода, который свои девизом избрал: «Обучать и воспитывать!». Многие усилия прилагают активисты, чтобы заводская автошкола стала эффективно действующим центром подготовки водительских кадров для Вооруженных Сил и народного хозяйства. В ее распоряжении имеется лучший  в республике автодром, классы лабораторно-практических занятий, были созданы все условия для внедрения новейших методов в обучение и воспитание будущих специалистов.

С.Камолов принадлежит к той когорте руководителей, у которых слова не расходятся с делом, живущих по правилу: «Делай как я. Я плохо работать не умею. Нужно работать по чести и совести, все силы и знания отдавать Родине!». Он очень энергичен, выполнение каждого своего приказа проверяет лично. Поэтому за короткий срок своего руководства он создал боевой и работающий коллектив.

Саиданвар Косимович не любит рассказывать о себе. Но с какой теплотой он отзывается о своих сподвижниках. Это его первые заместители – генерал-майор Сафарали Раджабов и полковник Амадхон Амонов (РОТШ г.Душанбе); председатели областных комитетов ООСО: полковники Собир Шарипов (Хатлонская область), Муроджон Жамолов (Согдийская область), Солиджон Рахимов (Канибадам), председатели горрайкомитетов ООСО: Майрам Юсупова (г.Вахдат), Додарбек Рахимов (Рудакинский район), Нурулло Якубов (г.Турсунзаде) и многие другие. Все они – знатоки  своего дела, настоящие профессионалы,  на которых можно положиться в любом деле.

С избранием Саиданвара Косимовича председателем оборонной Организации республики развернулась спортивная эра в жизни ООСО. Были проведены международные соревнования по пулевой стрельбе. Культивируются и другие виды спорта, в числе которых самолетный, парашютный, мотоциклетный, военно-прикладное многоборье и т.д. Активнее стали работать мотоциклетные и картинговые секции. Традиционной  стала мотогонка в честь дня Вооруженных Сил республики. В северном регионе республики, в городе Худжанде в 2002 году был построен и сдан в эксплуатацию картодром, где проходил Чемпионат республик Центральной Азии по картингу.

Важным событием в жизни спортсменов ООСО стал Чемпионат СНГ по пулевой стрельбе в августе 2005 года, приуроченный к очередному Пленуму СОСТО СНГ, на котором Саиданвар Камолов был избран первым заместителем Председателя Центрального Совета СОСТО СНГ. В мае 2006 года команда таджикских стрелков участвовала в очередном чемпионате СНГ по пулевой стрельбе в столице Республики Беларусь городе Минске, где заняла третье общекомандное место среди 8 команд. На международных соревнованиях в Исламской Республике Иран наша спортсменка Сурайе Джумаева завоевала золотую медаль по пулевой стрельбе. Сейчас, в 2010 году на базе Республиканского стрелково-спортивного клуба ООСО Республики Таджикистан вновь проводится Чемпионат ДОСААФ СНГ по пулевой стрельбе. Заявку на участие в данном Чемпионате подали шесть республик СНГ: Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Россия и Таджикистан.

Забот у председателя много, но он главное внимание уделяет подготовке молодежи к службе в Вооруженных Силах. По его напутствию возобновили свою работу кружки по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Подготовка команд к соревнованиям – это только одна сторона военно-патриотического воспитания школьников и студентов. При оборонной Организации проводятся массовые гуляния в такие знаменательные дни как: День защитника Отечества, День ООСО, День Независимости, праздник «Навруз» и др.

С приходом Камолова ожили традиции прошлых лет. Дело сдвинулось с мертвой точки. В шестидесятых годах прошлого века по инициативе ДОСААФовцев большую популярность приобрели военизированные игры «Зарница», «Орленок», Клуб следопытов и др. По совету С.Камолова были возобновлены забытые военно-патриотические игры и походы. При пионерском лагере «Алмасы» проходили различные военизированные игры, походы по следам героев войны и труда, встречи с ветеранами ООСО и мероприятия по случаю знаменательных дат в истории  республики: выставки книг, изобразительного искусства и т.д.

Все, что имеет Общественная оборонная Организация содействия обороне Республики Таджикистан – это результат самоотверженного труда людей, определивших для себя путь служения во имя и на благо Отечества, замечательного коллектива, которым уже восемь лет руководит генерал-лейтенант Саиданвар Косимович Камолов.

 

 

Саттор Мухторов,

Фаррух Хусйнов - 

члены Союза журналистов

Республики Таджикистан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



[1] .Бунёди давлатдории нивин. Москва: Радуница, 2002, стр.286

[2] .Бунёди давлатдории нивин. Москва: Радуница, 2002,  стр. 286-287

[3] Основа новейшей государственности. Стр.288

[4] Заявление «О государственном суверенитете Республики Таджикистан» Маљмўаи ќонунњои Љумњурии Тољикистон. Љ.1. – с.10-11.

[5] Цитата из книги : «Основа новейшей государственности», стр.293

[6] См. Основы новейшей государственности.  Стр.295

[7] Цитировано по книге «Основы новейшей государственности» Стр.302-303

[8] См. «Основа новейшей государственности» Стр.307

[9] См. «Основа новейшей государственности» Стр.311

[10] См. Стенограмма XVI Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан

[11] СМ. «Садои мардум», 10 января 2002 года.

[12] См. Основа новейшей государственности. Стр.313-314

[13] См. Основа новейшей государственности. Стр.314

[14] См. «Садои мардум», 10 января 2002 года.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить