Государственная безопасность

Таджикистан  на изломе

На страницах «Крим-инфо» мы начинаем публиковать книгу С. Камолова о событиях, связанных с государственной безопасностью Республики Таджикистан с 1992 года и до стабилизации  обстановки в стране, а также  о людях, причастных к ним.

 

НА ГРАНИ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ.

 В 1992 году целостность Республики Таджикистан, ее суверенитет и  государственность оказались в опасности. Возникшая над судьбой таджикистанцев угроза, казалось, неотвратимо толкала страну к страшной катастрофе. Так называемое Правительство национального согласия было не в состоянии  преодолеть политический кризис. Неясной оставалась позиция Верховного Совета республики. По-прежнему в его стенах продолжались закулисные игры.  У депутатов, представлявших разные регионы, не было единодушия. В Курган-Тюбинском регионе, ГБАО и районах республиканского подчинения царил произвол со стороны вооруженных преступных групп. Государственные, силовые, правоохранительные органы и структуры самоуправления  оказались парализованными. Многим уже стало понятно, что таджикская нация находится на краю  пропасти. В этой ситуации здоровыми силами общества была развернута борьба за спасение независимости  и государственности.

Осенью 1992 года у стен древней Гиссарской  крепости собрались представители Народного Фронта и Верховного Совета республики. На совместном заседании было предложено распустить Правительство национального примирения и созвать сессию Парламента для  разрешения создавшегося в стране политического кризиса. Не могли оставить безучастными трагические события  в Таджикистане соседние государства и мировое сообщество в целом.  Таджикистанцы глубоко благодарны Президенту Узбекистана Исламу Каримову, который обратился к руководителям Содружества  и стран мирового сообщества с просьбой не оставлять таджикский народ один на один с произошедшей трагедией.

На октябрьской встрече 1992 года в  Алма-Ате президенты Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, а также Министр иностранных дел России, обсуждая вопрос стабилизации обстановки в Таджикистане, поддержали предложение  о созыве  внеочередной сессии народных депутатов Верховного Совета республики. Местом сессии по соображениям безопасности был избран областной центр – город Худжанд, что расположен в Согдийской области.

Прогнозы вначале были весьма пессимистическими. Мало кто верил, что удастся собрать нужный кворум. К счастью, на третий день сессии из 230 парламентариев  в ее работе участвовали 193 депутата.

Судьбоносная сессия проходила во Дворце культуры «Арбоб» колхоза имени дважды Героя Социалистического Труда С.Урунходжаева. Она начала свою работу 16 ноября 1992 года.  А 19 ноября   на заседании сессии от  обязанностей Председателя Верховного Совета Республики Таджикистан был освобожден Акбаршо Искандаров. Тайным голосованием на этот пост был избран 40-летний председатель Кулябского облисполкома Эмомали Рахмон. В тот же день  он обратился к лидерам воинствующей оппозиции с призывом сложить оружие. Эмомали Рахмон сказал: «У нас с вами единая Родина, единая мать – давайте отставим в сторону взаимные обвинения и обиды, по-братски возьмемся за руки и займемся мирным созидательным трудом. Только объединившись, мы сможем вывести родной Таджикистан из-под угрозы гибели и распада и превратить его в развитое, богатое, по-настоящему независимое государство»[1].

Этот призыв с большим пониманием и надеждой был воспринят всеми участниками сессии. Представители Исламской партии возрождения также горячо поддержали этот исторически первый  призыв к миру.

Говоря о скорейшем прекращении гражданского противостояния, Э. Рахмон  подчеркивал: «Пока не будет возвращен последний беженец на Родину, я не буду спокойно спать. Я готов пожертвовать жизнью во имя установления мира в Таджикистане и возвращения всех беженцев на Родину».[2] К тому времени число беженцев и вынужденных переселенцев из Таджикистана достигло около миллиона человек.

После завершения XVI Сессии Верховного Совета вновь избранный Председатель Верховного Совета страны Эмомали Рахмон вернулся в Душанбе, куда он был доставлен вертолетом. Вертолет приземлился 12 декабря 1992 года на стадионе «Динамо», откуда в сопровождении сотрудников органов национальной безопасности  республики и 201-й Мотострелковой дивизии  России Эмомали Рахмон отправился  в здание бывшего ЦК Компартии Таджикистана.

Уже в столице 12 декабря 1992 года Эмомали Рахмон обратился к народу, представляя первую программу вывода республики из  политического, социального и экономического кризиса. В те дни такое обращение  было нужно народу как воздух, так как жители республики уже целых два года мечтали о мирной жизни. С другой стороны ходило много слухов о том, что Эмомали Рахмон и сформированное им правительство из-за опасения за свою безопасность не прибудут в Душанбе, а столица республики будет перенесена  в Худжанд. Несмотря на эти досужие вымыслы, не имеющие под собой реальной почвы, Эмомали Рахмон одним из первых прибыл в Душанбе. Через некоторое время  в столицу прибыли и другие члены нового правительства.

Основные положения программы, выдвинутой новым главой государства, сводились к следующему:

  • обеспечение скорейшего и повсеместного восстановления нормальной деятельности всех структур власти и органов управления;
  • восстановление функционирования на местах  правоохранительных органов  и создание им условий для исполнения служебных обязанностей по  защите мирной жизни и обеспечению  безопасности граждан республики;
  • возвращение беженцев в места прежнего проживания, обеспечение их жильем, одеждой, продовольствием, создание необходимых условий для их жизни деятельности и труда;
  • быстрейшее восстановление промышленных и сельскохозяйственных предприятий, учреждений и хозяйств;
  • принятие новых законов республики, способных регламентировать экономические и другие взаимоотношения общества в условиях рыночной экономики и совершенствования законодательной базы в соответствии с  международными правовыми нормами;
  • создание национальной армии, укрепление государственной границы Республики Таджикистан.

 

ЗАДАЧИ  ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

  ПОСЛЕ 1992 ГОДА

 Избранное на сессии в Худжанде новое политическое руководство страны заново сформировало правительство и государственные органы. Председателем Комитета по национальной безопасности был назначен полковник С.Зухуров. В соответствии с принятым постановлением Верховного Совета Республики Таджикистан «Об указах исполняющего обязанности Президента Республики Таджикистан А.Искандарова» среди отмененных указов, как несоответствующих закону, имелись и решения, непосредственно относящиеся к Комитету национальной безопасности республики.

Одним  из первых назначенных руководителей С.Зухуров 4 декабря 1992 года  прибыл в Душанбе. К этому времени основной состав сотрудников органов безопасности, несмотря на многочисленные подстрекательские действия оппозиционных сил, проявляя выдержку и хладнокровие, смог не поддаться  на провокации и с честью исполнил свой профессиональный долг. Подавляющей массе сотрудников органов КНБ не была безразлична судьба своей Родины и народа. Они стремились делать все зависящее от них, но ситуация, деморализовавшая все силовые и правоохранительные структуры, отражалась и на деятельности органов государственной безопасности.

В новое руководство Государственного комитета по национальной безопасности вошли полковник А.С.Купцов, полковник Б.Н.Абдуллаев, полковник И.С.Рахматов и подполковник Ш.Б.Джобиров.

Хотя органы государственной безопасности в период подготовки и проведения XVI сессии Верховного Совета республики проводили соответствующую работу, но в целом в Душанбе, Курган-Тюбинской области и районах республиканского подчинения практически все было парализовано.

В брошюре «Очерки из истории органов безопасности Республики Таджикистан» (1924-2004гг.)[3] отмечается, что «основная заслуга сотрудников КНБ Республики Таджикистан в период 1992 годов заключалась в том, что они не допустили масштабных боевых действий в Душанбе, сумели сохранить целостность своих рядов». Такая оценка неверна. Как же понимать тогда террор в отношении бывшего прокурора Республики Таджикистан Н.Х.Хувайдуллаева, массовые убийства граждан,  неугодных оппозиционным силам? Если утверждать, что в Душанбе не были допущены боевые действия, как же расценивать, что 25-26 октября 1992 года в окрестностях столицы и на её подступах происходили боевые столкновения, когда силы Народного Фронта под руководством С.Кенджаева и Р.Абдурахимова вошли в Душанбе, где позже многие из участников этих событий были убиты? Что касается сохранения коллектива чекистов, то в этом заслуга основного костяка работников органов КГБ. Однако в рядах чекистов были такие сотрудники, которые либо занимали нейтральную позицию, либо действовали на дестабилизацию.

После вступления в должность  руководству Комитета пришлось первым делом налаживать мир и согласие в собственных стенах. Новому ее Председателю были предоставлены списки лиц (в них значились 32 сотрудника), которых, по утверждению отдельных работников, надо было интернировать как активных пособников оппозиции. Времена были смутными, и непринятие мер, направленных на обеспечение безопасности этих работников, могли привести к тяжелым последствиям. Была проведена большая разъяснительная работа, некоторые из сотрудников, над кем нависла реальная угроза, были отправлены в отпуск или временно откомандированы в другие регионы, даже за пределы республики. В результате принятых оперативных мер удалось полностью локализовать внутренний конфликт. Впоследствии, многие из этих работников, в свое время,  в силу молодости и неопытности,  не сориентировавшихся в ходе вооруженного противостояния, по зову сердца и собственной воле влились в общее русло деятельности  чекистского коллектива, приняв непосредственное участие в восстановлении конституционного строя.  Отдельные из них были награждены правительственными наградами и повышены по службе и в звании. Все эти первоначальные меры были направлены на реализацию решений XVI сессии Верховного Совета республики по установлению мира, стабильности и национального согласия.                                                                                                                                                                                                           

  Естественно, что любой руководитель, особенно вновь назначенный, формирует, прежде всего,  структуры и определяет механизмы эффективного  претворения функциональных задач своего ведомства. При этом существенную роль играют правильный подбор и расстановка кадров с учетом их компетентности и действенности. Это очень сложный процесс, и от правильности его решения зависит в дальнейшем успех любого дела. В  состоянии вооруженного конфликта все действия  приобретают еще большее значение. А сама позиция – это моральное кредо:  на какой стороне находишься, в чью пользу работаешь и, наконец, какому режиму служишь. Именно в этом направлении в декабре 1992 - январе 1993 годов были произведены некоторые структурные изменения в системе органов КГБ, назначены новые руководители ведущих подразделений. Личный состав госбезопасности находился на чрезвычайном положении. Ему приходилось работать в тяжелейших условиях, проявляя при этом стойкость и мужество.

Приступая к выполнению непосредственных обязанностей после XVI  сессии Верховного Совета республики, сотрудники Комитета национальной безопасности начали претворять  в жизнь ее исторические решения.

Для этого, прежде всего, было необходимо:

  • обеспечить стабилизационные процессы в республике;
  • внести свой посильный вклад в решение социально-экономических вопросов;
  • поднять морально-политический  дух сотрудников и направить его на решение актуальных служебно-оперативных задач;
  • восстановить и расширить  доведенный практически до нуля аппарат негласных помощников;
  • взять на себя оперативное прикрытие государственной границы республики с Афганистаном и Китайской Народной Республикой;
  • во взаимодействии с Пограничной Группой  Федеральной Пограничной Службы Российской Федерации  обеспечить охрану государственной границы (силами пограничных войск КНБ  Республики Таджикистан, которые дислоцировались во втором эшелоне). Пограничные войска Республики Таджикистан были созданы уже позже;
  •  активизировать разведывательные и контрразведывательные мероприятия внутри страны и за кордоном;
  • проводить оперативно-розыскные и действенные чекистские мероприятия в отношении особо опасных государственных преступников, террористов и руководителей незаконных вооруженных формирований;
  • наладить непосредственное участие отраслевых служб КНБ в борьбе с преступностью;
  • способствовать повышению эффективности работы по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, как обязательного условия полноты реализации принципа неотвратимости наказания за антигосударственные деяния;
  • совершенствовать  формы деятельности оперативно-розыскной работы;
  • осуществлять надлежащее кадровое обеспечение структурных подразделений, улучшение подбора, повышение квалификации и профессионализма их работников;
  • заниматься  улучшением условий труда и быта
  • наладить обеспечение правовой и социальной защищенности личного состава;
  • принимать активное участие в совершенствовании законодательной базы, создании основ комплекса ведомственных норм правоохранительной деятельности;
  • поддерживать и укреплять деловое сотрудничество и взаимодействие с силовыми и правоохранительными органами других суверенных государств.

           

ЧЕКИСТСКИЕ АКЦИИ В СТАБИЛИЗАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ

Известно, что межтаджикский переговорный процесс, от которого зависело будущее страны, продолжался более трех лет. Он проходил на фоне военных действий, жесточайших террористических актов, вооруженных вылазок и провокаций на границе. Переговоры были чрезвычайно сложными, иногда приостанавливались, переносились, а порой находились на грани срыва. Оппозиция не отказывалась от прямого давления в отстаивании своих требований. В этой связи  глава Республики Таджикистан, руководство и члены правительственной делегации страны постоянно нуждались в соответствующей оперативной информации для принятия решений и выбора правильной тактики ведения переговоров. Естественно, такую информацию нужно было добывать, и она добывалась исключительно своими силами и средствами. При этом  требовалась тонкая, высокопрофессиональная работа оперативных и аналитических служб органов безопасности. С  удовлетворением можно констатировать, что с данной задачей успешно удалось справиться, о чем свидетельствовали высокие оценки руководителей правительственной делегации на всем протяжении переговорного процесса.  В интересах оказания влияния на лидеров таджикской оппозиции, склонения их к отказу от вооруженных форм борьбы,  одновременно использовались оперативные контакты среди членов руководства Афганистана (А.Маъсуд, Б.Раббани, А.Дустум и др.).  Наиболее яркий тому пример – встреча в декабре 1996 года правительственной и оппозиционной сторон на высшем уровне с участием  руководства Афганистана в  местечке Хостдех, где при посредничестве ООН был подписан важнейший документ о прекращении военных действий в восточных районах этой страны и созданы предпосылки для дальнейшего успеха на переговорах. Большое влияние на результаты встречи в Хостдехе оказала позиция высших афганских представителей и их встречи с руководством Объединенной таджикской оппозиции.

            Получаемая оперативными подразделениями Таджикистана информация  на протяжении всего переговорного процесса целенаправленно доводилась до общественности страны, международных организаций, представителей контактной группы (стран-гарантов на переговорах), а также до созданной по договоренности сторон Комиссии по наблюдению за прекращением огня. При реализации этой информации преследовались цели убедить сторонников экстремистского крыла оппозиции в бессмысленности и безысходности вооруженной борьбы с правительством республики, в необходимости быстрейшего возвращения беженцев на Родину, стремлении и решимости законно избранного руководства страны к достижению мира и национального согласия.

            Учитывая большое влияние политических оппозиционных партий на развитие ситуации в стране, в ходе оперативной работы использовались возникавшие в их рядах разногласия между членами и фракциями в интересах поддержки наиболее умеренной их части. В качестве такого примера  можно привести проводимые акции с Демократической партией Таджикистана. Хорошо понимая имевшие место разногласия  между членами этой влиятельной на тот период оппозиционной партии, а также произошедший затем раскол в  руководстве, удалось поддержать умеренное ее крыло, выступавшее за мирное решение межтаджикского конфликта. Впоследствии, в результате кропотливой оперативной работы с одним из руководителей этого крыла, оно оформилось в самостоятельную партию (так называемую Алма-Атинскую платформу). А экстремистски настроенная часть  Демократической партии была окончательно скомпрометирована и постепенно прекратила свое существование. Это явилось серьезным   ударом по оппозиции, так как тем самым были перекрыты каналы для оказания помощи ей из-за рубежа.

            В годы вооруженного противостояния в стране правительством большое внимание было уделено скорейшей стабилизации обстановки, особенно в наиболее «горячих» районах (в первую очередь, ГБАО и Каратегинской  зоне), разъяснению населению политики руководства страны, склонению к  отказу от борьбы, сдаче незаконно хранящегося оружия, переходу к созидательному труду. Чекисты активно участвовали в выполнении этих задач. Так, одним из самых неспокойных районов в разгар вооруженного противоборства оставалась территория ГБАО. Руководство страны обратилось к населению области с призывом самим, без вмешательства правительственных Вооруженных Сил, решить вопросы стабилизации обстановки, роспуска и ликвидации незаконных вооруженных формирований, сбора хранящегося оружия, обеспечения совместно с пограничниками надежной охраны госграницы и т.д. Для содействия реализации указаний главы государства в ГБАО были откомандированы из центрального аппарата и других территориальных органов ГКНБ оперативные работники, в первую очередь, выходцы из этого  региона.  Так как значительная часть населения ГБАО придерживается исмаилистской ветви ислама, по представительским каналам, при содействии спецслужб одной из соседних стран, в Таджикистан из Афганистана был доставлен авторитетный исмаилистский лидер Саид Мансур Нодири, имеющий огромное влияние среди единоверцев на Памире. В дальнейшем, после соответствующей работы, С.М. Нодири  был вывезен в ГБАО, где в течение месяца он встречался со своими мюридами во многих памирских районах и кишлаках. Его выступления с призывами к отказу от вооруженной борьбы с правительством, прекращению насилия, сдаче незаконно хранящегося оружия произвели должный эффект. Уже непосредственно на встречах отдельные вооруженные  группы начинали сдавать оружие. В определенной степени эти и другие оперативные мероприятия способствовали  стабилизации обстановки в области.

 

НА ГРАНИ ЖИЗНИ И СМЕРТИ.

 Принимая  во внимание огромную политическую важность визитов в ГБАО главы государства и его встреч с населением, на фоне заявлений международных СМИ о том, что область якобы неподконтрольна правительству и ее жители не подчиняются руководству Республики Таджикистан, чекисты в сложнейших условиях обеспечивали организацию поездок сюда и безопасность Эмомали Рахмона. Это  была, с оперативной точки зрения, очень сложная работа, так как область в то время была буквально наводнена беженцами из других районов республики, большую часть которых составляли вооруженные, агрессивно настроенные боевики. Среди них имелись и иностранные наемники, перешедшие из Афганистана.

Профессионализм и четкость работы в этот период на Памире чекистов признавали и сами боевики оппозиционных вооруженных групп в 1993 году, когда первый кратковременный (по понятным причинам) визит главы государства в Хорог явился для них настолько неожиданным, что вызвал только растерянность и ярость от своего бессилия.

 

КАК ДОСТИГАЛОСЬ НАЦИОНАЛЬНОЕ СОГЛАСИЕ.

Годы вооруженного противостояния в Таджикистане стали наиболее сложным периодом в истории молодого независимого государства и его национальных спецслужб. Внутренний  межтаджикский конфликт начал постепенно интернационализироваться, в него стали вовлекаться внешние силы. Против Республики Таджикистан действовали многочисленные радикальные экстремистские и террористические организации и группировки под руководством и поддержке спецслужб ряда государств. Соседний  Афганистан в то время был полигоном для сил международного терроризма. Таджикистан оказался, своего рода, буфером между этим очагом терроризма и странами бывшего СССР. Естественно, что в этих условиях органы безопасности Таджикистана, как и другие силовые структуры республики, главное внимание уделяли первоочередным мерам политического и военного характера, продиктованным интересами скорейшего освобождения своей территории от сил экстремистов, незаконных вооруженных формирований, прекращения кровопролития и обеспечения безопасности населения, охраны жизненно важных народнохозяйственных объектов. Вместе с тем таджикские спецслужбы активно применяли свои традиционные, чекистские  формы и методы оперативной деятельности (прежде всего, разведывательного и контрразведывательного характера). Несмотря на большой отток кадров, особенно в 1990–1992 годах, в рядах ГКНБ  Таджикистана оставалось достаточное число профессионалов, за плечами которых имелся большой опыт работы в органах КГБ СССР. С учетом военно-политической и оперативной обстановки в стране и регионе в целом осуществлялся комплекс чекистских мер, который условно можно было бы подразделить на несколько направлений:

  1. Обеспечение оперативными силами и средствами успешного проведения войсковых операций по обнаружению и ликвидации террористических и экстремистских групп и борьбе с незаконными вооруженными формированиями.
  2. Содействие прекращению братоубийственных вооруженных действий, достижению национального согласия в обществе, в том числе в рамках межтаджикских переговоров, обеспечению мира и стабильности в республике, пресечению деятельности  внешних сил и вражеских спецслужб  по разжиганию и усилению конфликта в Таджикистане.
  3. Содействие скорейшему возвращению беженцев, обеспечение их безопасности.

Понятно, что сегодня еще не обо всех проведенных чекистских мероприятиях того времени можно говорить открыто. Но хочется отметить, что они все внесли огромный  вклад в достижение мира и стабильности в Таджикистане.

            Говоря о первом направлении, важно напомнить, что на начальном этапе вооруженного противостояния (особенно 1992-1993 годы), когда люди гибли, нельзя было допустить разрастания конфликта и раскола страны, необходимо было как можно скорее очистить ее от незаконных вооруженных формирований. В составе правительственных  сил военные действия вели не регулярные армейские подразделения, каковых в республике в то время фактически еще не было, а подразделения Народного фронта. Поэтому органы безопасности спешно формировали немногочисленные оперативные группы из числа энергичных, опытных сотрудников, которые  в составе боевых отрядов правительственных сил занимались задачами проведения разъяснительной работы среди местного населения, предотвращения мародерства и грабежей со стороны бойцов Народного фронта, много сил отдавая поиску важной оперативной информации и т.д.  Наглядным  примером таких успешных действий является опыт деятельности членов групп Н.А.,  К.П., Т.А., военнослужащих спецподразделения во главе с П. Действуя в  первые месяцы 1993 года в чрезвычайно сложных условиях того времени на территории Кофарнихонского,  Нуробадского районов, городов Рогуна и Нурека, они проявляли храбрость и мужество при выполнении своих задач. Благодаря их умелым  оперативным действиям удалось сохранить в целости и безопасности многие  важные объекты жизнеобеспечения, предотвратить факты  мародерства и грабежей среди мирного населения, обеспечить понимание и поддержку мирным населением операций правительственных сил. Немало из них получили ранения. В дальнейшем их функции перешли к сотрудникам Управления военной контрразведки. Вместе с тем сама оперативная обстановка диктовала чекистам необходимость принимать в целях нормализации политической ситуации в стране непосредственное участие в боевых действиях с бандитскими формированиями.

 Наша цель – установление мира и спокойствия в Таджикистане. Даже если это будет мне стоить  жизни, я не сверну с избранного пути.  Э.Рахмон.

 

 СВОЙ СРЕДИ СВОИХ.

Беженцы… Сколько исковерканных человеческих судеб, трагедий и страданий! Сколько горя и слез!

Есть близ афганского города Мазори Шариф пустынное место, благодарно предоставленное тогда местными властями и приютившее свыше 20 тысяч таджикских соотечественников. «Кэмпи Сахи» – это вырытые в сухой земле убежища и землянки, это измученные лица женщин, стариков и детей, а рядом, среди песка и колючек, – появившееся в считанные дни огромное кладбище.

Скорейшее возвращение беженцев на Родину – это было поставлено главой государства  перед всеми структурами страны как наиважнейшая задача. К тому же не секрет, что таджикские беженцы на территории Афганистана, Ирана, Пакистана и ряда других стран явились базой пополнения иностранных спецслужб, различных экстремистских, террористических религиозных организаций.

Так сложилось, что в конце 1992-начале 1993 годов, когда кроме КНБ, другие силовые структуры были деморализованы, большим авторитетом в республике пользовался лидер Народного Фронта Сангак Сафаров. В то же время из-за многочисленных слухов о его жестокости, большинство людей, не зная его и боясь быть подвергнутыми репрессиям, бежали  на территорию Афганистана. В начале 1993 года удалось склонить Сафарова к выступлению перед беженцами, скопившимися на государственной границе в Шаартузе и на участке Нижний Пяндж с намерением перейти в Афганистан. Обратившись к людям, он просил их не покидать родные места, оставаться на Родине и жить как прежде.

Время то было смутное. Какая-то часть людей вернулась, остальные ушли за кордон. Немало лиц из числа перешедших на территорию Афганистана в той или иной степени были причастны к кровавым событиям, имевшим место в  Курган-Тюбинской области.

В целях скорейшего возвращения беженцев из Афганистана, изучения процессов в их среде и оказания позитивного влияния на них ГКНБ вышел в 1993 году с предложением в правительство Республики Таджикистан о целесообразности формирования специальной группы  по работе с такими лицами. В соответствии с этим предложением решением правительства и парламента республики были созданы две рабочие  группы  Маджлиси Оли по работе в местах размещения беженцев в поселках Хайратон и Шерхон-бандар на территории Афганистана. В состав группы были включены представители парламента, Общества «Пайванд» (по связям с соотечественниками за рубежом), ГКНБ, МИД, Хатлонского облисполкома. Руководство и основной костяк  групп составили сотрудники оперативных подразделений ГКНБ. Был проделан большой объем работы по получению  ценной оперативной информации по отношению к действиям и планам спецслужб противной стороны и руководства экстремистской части ОТО, других враждебных организаций, изучению  реальной обстановки в лагерях беженцев, оказывая положительное влияние на них. В этих целях поддерживался тесный контакт с представителями афганских властей и, в частности, с руководителем Национального Исламского Движения Афганистана (НИДА) А.Дустумом, который взял на себя функции обеспечения безопасности таджикских беженцев в самом крупном лагере – Кэмпи  Сахи.

            Впоследствии группы занимались первичной фильтрацией беженцев при их возвращении на Родину. Важную роль играли  и большую работу проводили чекистские органы по обеспечению безопасности возвратившихся беженцев.

По инициативе УКНБ по Хатлонской области весной 1993 года для работы по возвращению  беженцев в северные провинции Афганистана была направлена  делегация из числа авторитетных лиц, в основном, бывших председателей колхозов этого края. Им удалось убедить многих соотечественников возвратится вместе с семьями на Родину.

Чекисты трудились днем и ночью, чтобы внести свою лепту в дело скорейшей стабилизации политической обстановки. Иногда они прибегали к нетрадиционным формам работы. Так, в частности, использовались возможности духовных авторитетов и популярной радиопередачи «Хоки Ватан». Сотрудникам КНБ удалось оперативным путем склонить к возвращению на Родину известного ученого в сфере ислама Мулло Мухаммади, который пользовался большим уважением в населенных пунктах Хатлонской области. Это была уникальная акция, которая длилась более четырех  лет. Возвращение в этот период в Таджикистан такого лидера было большим достижением таджикских чекистов. Примеру Мулло Мухаммади последовали  200 тысяч его мюридов.

В сложнейших условиях на территории Афганистана активно работали с беженцами такие сотрудники органов госбезопасности, как: Т.Хасанов и Н. Курбонов (ныне покойные), Ф.Махкамов, Т.Ахмедов, У.Назаров и многие другие.

            Ведя основную работу по установлению мира и стабилизации обстановки внутри республики, оперативные сотрудники постоянно поддерживали контакты с различными вооруженными группами, знали обстановку в них и в нужное время вносили по своим возможностям необходимые коррективы. Так, постоянные функциональные контакты с Саламшо Мухаббатовым, лидером бадахшанского направления, и согласованные с ним действия  дали свои результаты. По сравнению с другими полевыми командирами он был более склонен к позиции по установлению мира и национального согласия. По инициативе сотрудников опергруппы г. Куляба для ознакомления с обстановкой в районах Кулябской области в  1994 году была направлена группа из числа авторитетов дарвазско-ванчского направления. Они были доставлены в Куляб, где принимали участие на различных общественных массовых мероприятиях. И везде, где бы они ни появлялись, их принимали тепло и радушно. Такая ознакомительная поездка принесла  большую пользу в среде представителей оппозиции. Многие из них убедились, что на территории  бывшей Кулябской области население также хочет мира и спокойствия. В следующем,  1994 году Мухаббатов сам вылетел через Москву  в Иран и оттуда направился в Афганистан. Основной его миссией явилось скорейшее заключение мира в  республике.

 

СРЕДСТВА, ПРИНОСЯЩИЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ.

Для установления национального примирения, наряду с оперативными методами работы, таджикские чекисты  использовали нормативы  действующих законов, с учетом эффективности и целесообразности их в экстремальных условиях. Когда в  1993 году  известный поэт Бозор Собир был заключен под стражу за соучастие в деяниях, которые совершались в период функционирования так называемого правительства национального примирения,  с  Зухуровым был обсужден вопрос о его освобождении. В результате  дворцовых интриг Рудаки был ослеплен более  тысячи лет назад, но об этом факте помнят до сих пор. Во избежание повторения аналогичного действия Зухуров доложил в Правительство, что арест Бозора Собира в обществе вызвал негативную реакцию. Тогда же была арестована и заместитель председателя Демократической партии Республики Таджикистан  Ойнихол Бобоназарова,  сам руководитель ее Юсуф Шодмон находился тогда в Иране. Одновременно с Бозором  было предложено также освободить Бобоназарову и помиловать Шодмона Юсуфа. Расчет был на то, что данным актом будут только упрочены позиции законно избранного руководства республики.

            Выслушав доводы Зухурова, Эмомали Рахмон согласился с ним  и поручил  подготовить соответствующие документы. Они были согласованы с генеральным прокурором республики  и  подписаны в июле 1993 года. Такой  гуманный акт был положительно воспринят и интеллигенцией, и оппозицией, и населением Таджикистана.

            В 1993 году Эмомали Рахмон вылетел в Кабул. В  этой поездке его сопровождал С.Зухуров. Это  была первая официальная встреча Главы Республики Таджикистан  и Министра обороны Ахмадшаха Масъуда, во время которой состоялся разговор о возвращении беженцев. Хоть Ахмадшах и поддерживал отношения с оппозицией, но он считал, что лучше их использовать у себя на родине, чем это сделает Хикматияр. В ходе встречи Ахмадшах заявил: «Сделайте все возможное и невозможное для заключения мира и согласия, иначе вас ожидает затяжная партизанская гражданская  война».

            Говоря о разрушительной силе войны, Ахмадшах  привел пример, как в свое время для взрыва годами строившегося домостроительного комбината в Кабуле он использовал всего около двадцати килограммов взрывчатки, а сейчас на его восстановление нужны огромные средства.

            Возвращаясь обратно в Душанбе, по просьбе Эмомали Рахмона и при непосредственном содействии Ахмадшаха из афганского Бадахшана в Кабул были доставлены четверо военнослужащих срочной службы и один капитан – российский пограничник, которые находились в плену у полевых командиров Бадахшанской провинции Исламского Государства Афганистан. Когда, пролетая над рекой Пяндж,  Эмомали Рахмон сообщил этим людям, что они уже в Таджикистане, русский капитан заплакал от радости.

            По поручению главы государства представитель КНБ республики  неоднократно выезжал в составе официальной делегации в лагерь  Кампи Сахи, близ Мазори Шарифа, в котором содержались свыше 20 тысяч таджикских беженцев. В ходе встреч с ними, многочисленных выступлений и бесед, проходивших в непростой обстановке, велась целенаправленная работа по  их возвращению на Родину.

            Для поиска политических путей мирного урегулирования вооруженного конфликта постепенно создавалась соответствующая почва. Вокруг лидеров оппозиции была организована хорошая опора из числа их близкого окружения, людей умных, умеренных в своих взглядах, имеющих большое влияние.

            Думается, что со временем эта сторона деятельности органов национальной безопасности будет рассекречена и станет достоянием истории.

            Органами госбезопасности республики делалось многое для установления мира, прекращения боевых действий, решения проблемы беженцев и достижения национального согласия. Для отхода демократического крыла от воинствующего ислама проводились систематические встречи с находящимися в городах Российской Федерации и других странах СНГ Д.Худоназаровым, Б.Собиром, Ш.Юсуфом,  Т.Абдуджаббором  и другими.

                        К началу весны 1994 года были созданы все необходимые предпосылки для дальнейшего проведения мирного процесса. Уже были сближены  по этому вопросу мнения с оппозицией.

            Посильный вклад в стабилизационный процесс внесли оперативные сотрудники и военнослужащие УКНБ по Хатлонской области: полковник  А.В.Азимов (ныне генерал-лейтенант), генерал-майор Х. Абдурахимов (в настоящее время генерал-полковник), генерал-майор М.Хасаналиев (ныне покойный); генерал-майор А.Сулаймонбеков, полковники Г.Аслонов, А.Парфенов, Ф.Эгамбердиев – руководители УКНБ по ГБАО; по Согдиской области – генерал-майор И.С.Полвонов, полковник И.Файзуллоев; по Гармской группе районов – полковник Д.Назаров, Ю.И.Федюшкин и Н.Саидшарипов

Еще в 1993 году было ясно, что прекращение и разрешение конфликта только вооруженным путем невозможно, необходимо искать иные, компромиссные варианты. На основе тщательного анализа общей ситуации в стране, характера, причин и масштабов конфликта, в который уже стали активно вмешиваться внешние силы и их спецслужбы, органами госбезопасности был подготовлен и представлен на рассмотрение главе государства документ с оценкой ситуации и вариантами ее стабилизации.

            Нет сомнения в том, что  позже, при принятии решения о начале межтаджикских переговоров, в апреле 1994 года, главой государства были учтены и эти предложения. Не случайно, уже в конце 1993 года  представитель чекистов  принимал участие в составе небольшой высокопоставленной группы от правительства Республики Таджикистан для выполнения поручения Эмомали Рахмона по проведению предварительной (до начала переговоров) работы за пределами Таджикистана. Впоследствии два сотрудника ГКНБ были включены в правительственную делегацию на межтаджикских переговорах и участвовали в них  до подписания Общего соглашения о мире и национальном согласии в Республике Таджикистан.

ПЕРВЫЙ ДЕСАНТ

В декабре 1992 года в восточной  части столицы,  на территории бывшего Железнодорожного (ныне Шохмансур) района, шли ожесточенные бои. В  органах государственной власти в центре и на местах, в МВД и КНБ все еще оставались приверженцы прежнего руководства. Значительное их число занимали выжидательную позицию либо сохраняли нейтралитет. Несмотря на это, абсолютное большинство, с верой и надеждой на будущее, все делало по преодолению возникших экстремальных ситуаций. Ради этого сотрудники органов КНБ, МВД, представители Народного Фронта осознано рисковали своей жизнью. В результате боевых операций в 1992 году были полностью освобождены районы Хатлонской области, и многие вооруженные группы боевиков, спасаясь, бежали на территорию Афганистана и в Каратегинскую зону.

В феврале 1993 года один из лидеров исламского фундаментализма, активный участник и член Исламской Партии возрождения Таджикистана  Саъдидин Рустамов был назначен главой вновь тогда созданного так называемого «Исламского революционного совета Гармского района». Непосредственным руководителем его был Ризвон Садиров (полевой командир оппозиционных сил.

 20 февраля на участке Сафедорак  Гармского (ныне Раштского) района был высажен правительственный десант под командованием Амиршо Хасанова. Эта группа имела мирную задачу – переговоры,  восстановление органов законной власти и т.д.

 Для ведения переговоров с десантом прибыли Н.Ходжаев – начальник  штаба оппозиционных сил Гарма, С.Рустамов и мулло Азам – известный проповедник «вахабизма»,  ранее руководивший боевиками оппозиции в поселке Асфальтный в г.Душанбе.

 

В ходе переговоров А.Хасановым было обещано, что после заключения перемирия и поездки в центр Гармского района для встречи с Р.Садировым, станет возможным переправить представителей оппозиции через Джиргаталь в Киргизию, после чего они уже сами должны вернуться в Таджикистан.

Получив согласие на эту акцию, все участники десанта были  доставлены в чайхану-мечеть в центре поселка Гарм, которая  оказалась окруженной  боевиками.

Амиршо Хасанов и его люди убедились, что были обмануты. Тем не менее, требование о разоружении ими было выполнено. В  мечети тогда  находилось очень много мирных граждан, и только поэтому десантники не оказали сопротивления, опасаясь, что в процессе стрельбы пострадают ни в чем не повинные, пришедшие на молитву люди.

В тот же вечер группа десантников в сопровождении вооруженных боевиков была доставлена в центр Комсомолабадского (ныне Нуробадский) района. Ночью, по команде Ризвона Садирова, группу разъединили на две части, а на рассвете – расстреляли.  Трупы десантников были сброшены в бассейн  во дворе районного отделения милиции. Пощадили только медсестру из этой группы. В 1993 году один из авторов этой книги был начальником следственного Управления КНБ и лично руководил расследованием этого преступления. Забегая вперед, хочется отметить, что в 1993 году все руководители Исламского революционного совета, помимо Р.Содирова, были задержаны и  привлечены к уголовной ответственности, а в конце 1993года по договоренности с оппозицией были обменены на пленных военнослужащих правительственных войск. Вскоре после обмена боевики через Ишкашимский район были выдворены в Исламскую Республику Афганистан.

 

ПЕРВЫЕ ШАГИ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОЙ ВЛАСТИ.

В феврале 1993 года наиболее сложная ситуация сложилась именно в Каратегинской зоне, где вооруженная оппозиция была наиболее активна и агрессивна и находилась под руководством Исламского революционного совета. Гарм являлся ключевым звеном региона, и от положения в нем непосредственно зависела стабилизация всей восточной части Таджикистана. В этой связи глава государства Эмомали Рахмон обратился к чекистам и поручил им возглавить и принять непосредственное участие в освобождении Гарма от незаконных вооруженных формирований оппозиции.

Собрав оперативный состав, руководство КНБ подчеркнуло важность и ответственность поставленной задачи и объявило, что группы для ее выполнения будут формироваться только на добровольной основе. Как и ожидалось, от добровольцев не было отбоя. Но всех записать в нее, естественно, было невозможно.

Из-за скопления многочисленных вооруженных формирований боевиков оппозиции под руководством Р.Содирова, Мазори и других в этом районе, было решено высадить туда десант из числа оперативных сотрудников и спецподразделения «Альфа». До этого была сформирована группа из десяти  опытных сотрудников, во главе с майором Д.Зайниддиновым для изучения обстановки на месте и соответствующей предварительной работы с населением. Но им не удалось до конца выполнить свою задачу: многие знали их в лицо… Посланные вели себя мужественно, вступив в неравный бой с противником, они погибли как настоящие герои.

Были  сформированы две группы десантников. Руководителями их были назначены полковник Файзали Саидов (ныне покойный), и подполковник Давлат Бобоев (ныне генерал-майор в отставке).

Вспоминается эпизод, когда председатель ГКНБ С.Зухуров подойдя к строю офицеров, направляемых в Гарм, объяснил им, что предстоящая задача очень опасна и предложил  тем, кто не уверен в своих силах, остаться. Никто не отказался от своих намерений отправиться  в составе десантных групп. Остановившись у одного из офицеров, стоявших в строю, С.Зухуров предложил представиться.

- Майор Ш.М. – заместитель начальника подразделения,– ответил тот.

Саидамир Зухуров трижды приказывал М.Ш. выйти из строя и отправиться для исполнения своих обязанностей в подразделение. М.Ш., как бы исполняя приказание, каждый раз выходил из строя, но стоило только Зухурову удалиться, как тут же сел в автобус и уехал вместе со всеми  в аэропорт поселка Айни. Там на указание С.Зухурова вернуться на работу, М.Ш. тоже ответил категорическим отказом, сев  в вертолет, он улетел с группой на задание.

С.Зухуров настаивал также на отстранении от участия в операции капитана Эркина Холдорова, только потому, что он был еще очень молод. Но тот со слезами на глазах умолял позволить ему не покидать добровольцев. Потом лично попал на прием к Зухурову, где заявил, что по всей вероятности, ему, как выходцу из Бадахшана, не доверяют. Зухурову ничего другого не оставалось, как включить Холдорова в состав десанта. Судьба распорядилась так, что он не вернулся из операции...

Такая же история произошла и с сотрудником Управления контрразведки Ш.Сангиновым, которого за малый рост  руководство отказывалось включать в группу десантников. Однако он настоял на своем, но также погиб…

 

ИХ ПОДВИГИ НАВСЕГДА ОСТАНУТСЯ В ПАМЯТИ НАРОДА.

Из трех групп десанта, включающих  300 офицеров и прапорщиков органов безопасности, смертью храбрых пали при проведении боевых действий в Гармской группе районов 22 человека, в их числе: подполковник Г.Х.Кодиров, майор Д.Зайниддинов, капитаны Х.А.Ибодов, Ш.Х.Сангинов,  Э.У.Холдоров, старшие лейтенанты Диловар Холназаров, Н.С.Джобиров, Ф.Ф.Нидоев, лейтенант  К.В.Мухин, прапорщики Г.Х.Давлатов, М.А. Каримов, А.А.Вайсов, Д.Р.Мусоев, Ю.А.Муродов, А.Х.Нажмуддинов, А.Р.Толибов, О.Х.Умаров, С.Г.Файзуллаев.

Чекисты  не только способствовали освобождению этого благодатного края Таджикистана от незаконных экстремистских вооруженных группировок. Ими постоянно проводилась большая разъяснительная работа с населением, общественным активом, духовными авторитетами. Сотрудники органов безопасности всемерно содействовали налаживанию мирной жизни в Гармской группе районов. Ими в корне пресекались любые попытки проявления насилия или мародерства по отношению к местному населению. Все это, естественно, вызывало соответствующую реакцию, доверие и поддержку народа.

Неслучайно, что впоследствии, когда весной и летом 1996 года военно-политическая обстановка в этой и Тавильдаринской зонах серьезно обострилась, именно благодаря содействию местного населения боевики не осмелились осуществить вооруженное нападение на Гарм, охранявшийся относительно небольшими подразделениями чекистов и работников МВД,

Благодаря действиям сотрудников органов  (начальники региональной группы по Гармской зоне районов Д.Назаров, А.Саидшарифов) удалось сохранить уникальный архив крупной сейсмологической станции, располагавшейся в свое время у поселка Гарм. Ценнейшие научные материалы многолетних сейсмических наблюдений за колебаниями земной коры, к которым, кстати, как позже выяснилось, проявляли интерес спецслужбы некоторых зарубежных стран, могли бы бесследно исчезнуть.

 Главным местом проведения торжеств по случаю празднования Дня единства и десятилетия подписания Общего Соглашения о достижении мира и национального согласия в Таджикистане 27 июня 2007 года стал Гарм Сегодня этот край существенно преобразился и на его облике не заметно  никаких внешних признаков трагических событий того времени. Жива только память – благодарная память о чекистах, отдавших свои молодые жизни за сегодняшнюю мирную жизнь.

Другим районом ожесточенных боевых действий в 1994 и 1996 годах был Тавильдаринский район. В ходе боевых столкновений там погибли 19 чекистов, в их числе подполковник С.К.Джураев, майор Б.Т.Усмонов, капитаны Д.Н.Сангов, С.Ф.Тю, С.О.Муллоев, Н.Салимов, Д.А.Каюмов, М.Г.Сатторов, А.Н. Холеев, старший лейтенант А.К.Пухаев, лейтенанты М.М.Салимов и В.Ф.Кожанов, прапорщики К.М.Каримов, К.Ю.Калинников, А.А.Алиев, М.Г.Умаров, Т.Х.Шарипов, Д.И.Джумаев, С.Д.Давлатов.

В целом, в операциях по ликвидации вооруженных бандитских формирований свои жизни отдали свыше 100 сотрудников органов безопасности страны. Все они посмертно награждены государственными наградами Республики Таджикистан.

В память о погибших чекистах во дворе служебного здания ГКНБ  воздвигнут мемориальный  комплекс. Семьи погибших сотрудников органов национальной безопасности находятся под постоянной заботой и вниманием, им оказывается посильная поддержка в моральном и материальном плане. Подвиг чекистов, отдавших свои жизни за восстановление конституционного строя, мира и согласия в республике навсегда останется в сердцах тех, кто продолжает их дело.

Вечная им память!

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ОРГАНОВ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В ОБЕСПЕЧЕНИИ МИРНОГО ПРОЦЕССА

РАЗВЕДКА В УСЛОВИЯХ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

В интересах стабилизации обстановки и прекращения вооруженного противостояния разведывательные подразделения органов безопасности республики  активно использовали и свои оперативные возможности среди находившихся за рубежом авторитетных лидеров мусульманского духовенства, выходцев из регионов, представлявших  экстремистскую часть таджикской оппозиции и бежавших в Афганистан. В частности, отдельных из них оперативным путем удавалось нелегально вывозить в Таджикистан и после соответствующей подготовки направлять обратно для работы среди соотечественников в Афганистане. Такие акции приносили положительные результаты, способствовали снижению экстремистских посягательств боевиков оппозиции, постепенному возвращению беженцев на родину.

Для  решения столь важных задач требовалось совершенствование разведки, ее структуры, организации управления и методов ведения соответствующей  работы. В 1992-1999годах была проведена структурная перестройка разведки, направленная на повышение эффективности ее деятельности и поиск оптимальных форм управления в условиях нарастания конфронтационных тенденций. Выполнять поставленные разведке руководством страны задачи приходилось в далеко не простой обстановке. Одни источники утратили свои возможности, другие отошли от сотрудничества, считая, что с развалом СССР в них отпала необходимость. Были и такие, кто не рискнул продолжить сотрудничество с разведкой в новых экстремальных условиях.

В период боевых действий положение в обществе начало резко изменяться. Тем не менее, разведка республики располагала хорошими возможностями по добыванию упреждающей  информации по многим политическим и военным аспектам, затрагивающим безопасность страны. Особенно сильные позиции у нее  были в Афганистане и Иране.

 В  немыслимо трудных условиях разведкой была проделала масштабная и сложная работа по созданию практически нового агентурного аппарата, проникновению в другие объекты, прежде всего в органы управления создаваемых против республики вооруженных блоков оппозиции, развертыванию своей сети в странах, где она ранее не работала.

На разведку было возложено информационное обеспечение руководства страны о намерениях и планах оппозиции, находившейся в дальнем и ближнем зарубежье. В этих условиях организовывались встречи с влиятельными и признанными лидерами Афганистана – профессором Рабани, Ахмадшахом, генералом Дустумом и многими другими – в целях оказания позитивного влияния на лидеров таджикской оппозиции.

Таджикская разведка была осведомлена о планах и деятельности руководящих органов оппозиции. В частности ею была получена упреждающая информация об учреждении состава оппозиционного правительства, находящегося за кордоном. Эти сведения получили высокую оценку руководства страны.

Свой посильный вклад в столь трудный процесс вносили полковники  Э.Таджибаев (начальник Управления разведки), Т.Олимов  и Т.Ахмедов (начальники отделов Управления разведки), генерал-полковник Х.Абдурахимов (в тот период подполковник – начальник отдела разведки УКНБ  по Хатлонской области), Ю.Назаров (УКНБ по Ленинабадской области), генерал-майор Р.Махмудов (Оперативная группа УКНБ по Хатлонской области в то время майор) и  многие другие.

Еще в период предвыборной кампании разведка КНБ получила информацию о том, что отдельные государства, используя все  возрастающие объективные трудности экономики Таджикистана, осуществляют целенаправленные действия на еще большее ее ослабление. В  них, по данным разведки, входили и меры по уменьшению поступления в республику зерна, муки, созданию трудностей для экспорта сырья, а также поставка заведомо устаревшей техники и технологий.

Задача разведки в тот ответственный исторический момент состояла не только в том, чтобы добывать информацию и узнавать  планы противника, но и, действуя своими специфическими средствами, оказывать противодействие этим замыслам. Так, используя свои связи с политическими деятелями и лидерами ряда стран, разведкой было сделано немало для сохранения функционирования экономики.

 

НОВОЕ ОРУЖИЕ МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ

Совершение многочисленных экстремистских и террористических акций в ходе вооруженных действий диктовало необходимость создания в системе Министерства безопасности Республики Таджикистан специального подразделения. Резкое ухудшение общественной, политической и оперативной обстановки, а также сложная криминогенная обстановка ускорили преобразование Отдела общественной безопасности в Управление общественной безопасности (УОБ) с соответствующими структурами в территориальных органах, что сыграло большую роль в деле стабилизации оперативной обстановки в республике. Впервые, еще в начале 1993 года, в ходе расследования уголовного дела в отношении бывших членов Партии исламского возрождения следственным отделением оперативной группы КНБ города Куляба по Хатлонской области были получены данные о том, что оппозиция взяла на вооружение новую форму борьбы – терроризм. Причем все трое привлеченных в этой связи к ответственности и осужденных показали, что они специально были засланы в Куляб, чтобы убить Мулло Хайдара и других активных членов Народного Фронта. Для подкупа исполнителей терактов они контрабандно переместили через государственную границу большое количество наркотических средств с целью последующего их сбыта. Тогда в мире многие еще не знали о том, что зарождается новое глобальное явление, способное истребить миллионы людей – новое оружие массового уничтожения: терроризм. Он был непосредственно связан с законспирированными преступными сообществами и зарубежными  наркоцентрами. Все эти обстоятельства диктовали необходимость изменения тактики и стратегии борьбы органов безопасности. С учетом этих факторов в ноябре 1996  года было создано  Управление по борьбе с терроризмом в составе Министерства безопасности Республики Таджикистан.

Управление смогло внести  большую лепту в борьбу с вооруженными формированиями и диверсионно-террористическими группами, а также выявления серии террористических актов. Ярким свидетельством тому является планирование и организация оперативных мероприятий в отношении международной вооруженной террористической банды Ризвона Содирова и его подельников. В период 1997 года из разных источников стала поступать информация о появлении Содирова в окрестностях города Душанбе, где членами группы под его руководством был совершен ряд терактов.  В ходе проведенных активных оперативно-розыскных, следственных мероприятий и осуществления чекистско-войсковой операции (силами контингента погранвойск Республики Таджикистан) банда была ликвидирована, а сам Содиров был уничтожен сотрудниками спецподразделения «Альфа» в подвале дома, в котором скрывался.

В этом доме были обнаружены потайные ходы, ведущие из жилой комнаты в подвал. Если бы не бдительность оперативников, возможность обнаружения тайного хода была бы чрезвычайна мала, так как проход туда был замаскирован в шифоньере. Были задержаны и арестованы 13 активных членов банды, 9 их пособников, а 5 боевиков убиты в ходе  операции. Вскоре были раскрыты преступления бандитов – 15 совершенных взрывов в Душанбе, 3 теракта, 2 диверсии, 24 убийства, 7 фактов захвата заложников, 5 угонов автомашин и ряд других. Было обнаружено и изъято большое количество оружия и взрывных устройств. Тем самым удалось пресечь деятельность созданной Содировым подпольной ячейки экстремисткой партии «Аль-Джихад».

Об активном участии сотрудников Управления «Т» в выявлении и ликвидации вооруженных формирований,  борьбе с организованной преступностью, раскрытии ряда терактов в отношении видных политических деятелей государства и  убийств мирных граждан, изъятии оружия и боеприпасов, а также наркотических средств подробно сказано в книге «Очерки из истории органов безопасности Республики Таджикистан (1924 – 2000 г.г.)», поэтому, нет необходимости  повторять известные факты.

 На таком поприще деятельности, не жалея сил, здоровья и времени трудились многие руководители, в том числе генерал-майор Э.М. Мухидинов (начальник управления «Т»), полковник Р.Махмадалиев (начальник отдела «Т» УКНБ Хатлонской области, полковник Х.Самадов (начальник отдела «Т» Управления «Т»).

Другим направлением в деятельности чекистских органов было, пожалуй, главное и наиболее сложное. Для организации работы по достижению национального согласия в обществе, обеспечению мира и стабильности, пресечению вмешательства внешних сил  и действий спецслужб иностранных государств и экстремистских международных организаций для разжигания конфликта в Таджикистане в структуре ГКНБ была создана специальная оперативная группа из числа сотрудников разведки, контрразведки, и еще некоторых оперативных подразделений, а также  Информационно-аналитический отдел. В рамках последнего было создано дополнительное, третье отделение, которое инициировало новые идеи и предложения, а после одобрения руководством, осуществляло их детальную проработку. Общее руководство осуществлялось председателем (министром), непосредственное – одним из его заместителей. Все мероприятия проводились с одобрения и при поддержке главы государства.

 

 НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ СЕТИ

 В период после 1992 года контрразведка (начальники управлений полковник Д.Махкамов и полковник А.Саидшарипов) и созданная военная контрразведка  (начальники генерал-майор Ш.Н.Шарипов и полковник Ю.И.Федюшкин), которые  прошли длительный путь своего развития, оформились в самостоятельные подразделения. Они были призваны выявлять и пресекать деятельность любых враждебных происков против республики и ее граждан, обеспечивать их безопасность, оберегать агентурную сеть от проникновения в нее представителей враждебных организаций и спецслужб. Основными средствами решения этих задач были проникновение в спецслужбы и центры противника, перевербовка агентуры, проведение оперативных игр. Оценивая работу контрразведки, можно сказать, что она была весьма эффективной.

В период вооруженного противостояния удалось выйти на обширную агентурную сеть противника, получить конкретные данные о ее действиях, определить объекты, в которые удалось противнику внедрить своих  агентов.

В соответствии с требованиями конспирации была проведена совместно с другими оперативными подразделениями КНБ широкомасштабная работа по нейтрализации вражеской агентурной сети.

            Активная работа проводилась и по оперативному прикрытию госграницы, разработке объектов, которые по указке спецслужб иностранных государств использовали этот канал для переброски в Республику Таджикистан членов террористических групп, оружия, взрывчатки, организации террористических актов. Эти задачи выполнялись непосредственно Управлением контрразведки ГКНБ (МБ).

Совместно  с другими подразделениями была проведена широкомасштабная работа по нейтрализации агентурной сети противника, обезврежен ряд террористических групп.

  Классической  формой действий Управления контрразведки совместно со следственными подразделениями КНБ могут служить оперативно-розыскные и следственные мероприятия военнослужащих 201 Мотострелковой дивизии Ш. Шарипова, занимавшегося целенаправленной переброской  через линию границы членов одной из террористических групп, а также их обустройством и снабжением необходимыми  средствами.

В конце 1994- начале 1995 годов в Душанбе участились случаи совершения тяжких преступлений. В марте 1995 года в  Душанбе, прямо на посту, были убиты сотрудники городской ГАИ  Б.Хусейнов и М.Тохиров. В ходе проведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий оперативники вышли на военнослужащего 201-й Российской Мотострелковой дивизии  подполковника Шарипова . Было установлено, что в 1994 году он состоял в преступном сговоре с так называемым «министром обороны» непримиримой таджикской оппозиции – Ризвоном Садировым, находившимся на территории  Исламской Республики Афганистан, систематически получал от того задания для совершения террористических и диверсионных актов. Для этих целей была создана вооруженная банда, в которую вошли граждане Таджикистана, всего 13 человек. На вооружении бандгруппа имела 9 автоматов Калашникова, пистолеты типа «браунинг», «Макарова», «ТТ», а также управляемые реактивные снаряды, гранатомет и глушители к стрелковому оружию.

По указанию Садирова бандой руководили Шарипов и некий «ГП», (известный как «Павлик»).

В процессе оперативной разработки было установлено, что Ш.Шарипов использовался для получения информации  Пограничной Группой  Федеральной погранслужбой Российской Федерации в Республике Таджикистан, которой была затеяна оперативная игра с Ризвоном Садировым, для того чтобы в перспективе использовать его против штаба оппозиции. По заданию Шарипов должен был внедриться к Садирову и получить нужную информацию о положении оппозиции, дислоцированной вдоль государственной границы Таджикистана с северными провинциями Афганистана. Впервые с этой целью Шарипову  удалось через созданный пограничниками коридор перейти государственную границу в Афганистан на участке ГБАО в сентябре 1994 года. Встретившись с Садировым, Шарипов получил от него указания организовать вооруженные группы и использовать их для осуществления террора и диверсий на таджикской территории. Одновременно ему было поручено подобрать в Таджикистане надежных людей и  переправить их через границу в ИГА для прохождения спецподготовки. Ему было рекомендовано осуществить все вместе с «Павликом». Впоследствии, в течение октября-ноября 1994 года,Шарипов еще дважды с ведома пограничников России  переходил в ИГА.  В  последний раз в Тахоре  Р.Садиров подарил ему пистолет «браунинг» (в ходе первоначальных следственных действий этот пистолет был изъят с шестьюдесятью патронами к нему).

В последующем было установлено, что Шарипов был неискренен с пограничниками Российской Федерации, а их расположение использовал в личных целях, получая за все от Садирова ценное вознаграждение. О том, что он ведет двойную игру, представители разведки ПГ ФПС РФ в Таджикистане не знали.

Вот неполный перечень совершенных членами этой террористической группы преступлений на территории Таджикистан в 1994-1995 годах:

  • 17 февраля 1995 года членами банды с целью завладения автомашиной  марки «РАФ», принадлежащей полигону 201-й мотострелковой дивизии, в местечке Ляур был убит ее  водитель С.Б. Кортуков;
  • членами той же группы был убит Шухрат Бозоров, военнослужащий Министерства обороны Таджикистана;
  • 5 марта 1995 года под руководством Шарипова и «Павлика» были убиты  сотрудники ГАИ Тохиров и Хусейнов;
  • 23 февраля 1995 года по заданию Шарипова и «Павлика» был взорван служебный автобус военного госпиталя ПГ РФ в Таджикистане. Погибли медсестра Н.А.Ли,  несколько человек получили ранения;
  • в  том же месяце по указанию лидера оппозиции «Павлика»  был убит советник бывшего Президента Р.Набиева по вопросам религии С. Абдурахимов

В общей численности бандитами было совершено 14 убийств и большое количество других преступлений.

   

ПЛЕЧОМ К ПЛЕЧУ

            После своего поражения антиконституционные формирования в большинстве своем нашли прибежище в сопредельном Афганистане. Обосновавшись в соседней стране, организаторы государственного переворота не сложили оружия. Они вели подготовку будущих военных действий с позиции интересов отдельных политических сил таких государств, как: Пакистан, Иран, Саудовская Аравия, финансировавших непримиримую оппозицию. Для проведения военных операций, террористических акций, контрабанды оружия и наркотиков в Таджикистан эти силы сообща должны были использовать его государственную границу. Поэтому, начиная с конца 1992 года, на южной границе республики   ими стали разрушаться и уничтожаться технические сооружения.  Охранять некоторые участки границы становилось все сложнее. Число нарушителей границы с обеих сторон увеличивалось с каждым днем.

На момент распада СССР, в декабре 1991 года, охрана границы Таджикистана была возложена на оперативную группу «Душанбе», состоявшую из четырех пограничных отрядов (Термезского, Пянджского, Московского, Хорогского) и пяти отдельных частей. К тому времени в Таджикистане начались процессы, приведшие страну к краю пропасти.

Собравшись на севере Афганистана, силы вооруженного крыла оппозиции, представлявшие сторонников построения теологической модели государства, объединились в Движение исламского возрождения Таджикистана (ДИВТ). Датой его образования считается осень 1993 года. Центральный орган ДИВТ – Совет  джихада («священной войны») обосновался в афганском городе Толукане.   А представительства  действовали в Пешаваре (Пакистан), в городах Кабул, Дубай и Шауниф (Объединенные Арабские Эмираты) и на территории СНГ. При этом штабе ДИВТ выходили  оппозиционные газеты «Садои муљоњид», «Чароѓи рўз», а также функционировали радио «Голос свободного Таджикистана» и киностудия.

В структуре ДИВТ, а впоследствии ОТО[4] имелся Комитет безопасности моджахедов Исламского возрождения Таджикистана, учрежденный в 1993 году в Толукане. В   комитете работали, в основном, бывшие сотрудники КГБ и  милиции.

ОТО поддерживала самые тесные отношения с региональными исламскими партиями и движениями Пакистана, Ирана, Судана, радикальными международными организациями «Братья мусульмане», «Тансик» («Взаимодействие»), «Маджлис ан-тансик аль-исломи» («Совет по исламской координации»). Ею были установлены и прямые связи  с движением «Талибан». Эти организации оказывали таджикскому «правительству в изгнании» финансовую, военную и моральную помощь.   Были также созданы более десяти лагерей для подготовки боевиков Исламского движения возрождения. Основное сопротивление, которое оказывала оппозиция правительственным силам, началось с января 1993 года и продолжалось по июнь 1997 года.

 Создавшаяся обстановка требовала принятия неотложных мер. В сентябре 1992 года под юрисдикцию Российской Федерации были переведены пограничные войска, находящиеся в Таджикистане. 19 октября 1992 года была создана Пограничная группа Федеральной погранслужбы России в Республике Таджикистан. Юридической основой российских пограничников, находящихся в Таджикистане, явился Указ Президента Российской Федерации «О переходе пограничных войск, находящихся на территории Республики Таджикистан, под юрисдикцию Российской Федерации» и «Об организации в составе пограничных войск Российской Федерации Краснознаменной группы  Пограничных войск Российской Федерации в Республике Таджикистан».  Порядок жизнеобеспечения Пограничной группы  регламентировался Соглашением, подписанным 25 мая 1993 года президентами России и Таджикистана «О правовом статусе пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Таджикистан».

 Начавшееся вооруженное противостояние в Таджикистане поставило перед российскими пограничниками новые задачи: им предстояло теперь не только охранять, но и защищать государственную границу от незаконных вооруженных формирований. В этих условиях было принято решение об увеличении на границе численности группировки российских войск. В состав Пограничной группы был включен Мургабский пограничный отряд, сформированы погранотряды  «Хорог», Ишкашимский и Калай-Хумбский. Так как Термезский погранотряд перешел под юрисдикцию Узбекистана, таджикский участок границы погранзастав «Новоовражная» и «Айвадж» был передан Пянджскому пограничному отряду. В годы вооруженных действий пограничники столкнулись с фактами блокирования застав, захвата оружия, разрушения инженерных сооружений,  массовых         нарушений государ-ственной границы. В  такой обстановке  российские пограничники проявляли незаурядные героизм и мужество. В условиях беспредела и анархии российским пограничникам одним было крайне сложно нести службу по охране всей границы.  Сразу же после XVI Худжандской сессии сложившаяся ситуация на границе поставила перед только что сформировавшимся правительством важную задачу – принять дополнительные меры по укреплению отдельных участков государственной границы, особенно Шаартузско-Пянджского направления, на котором нарушения носили массовый характер.

Первым юридическим документом в этом отношении стало постановление Верховного Совета республики от 18 декабря 1992 года (№ 981). В его основу было положено создание при Комитете национальной безопасности  Таджикистана Бригады специального назначения, численностью в 1200 человек. А через десять дней,   28 декабря того же года, было принято постановление Президиума Верховного Совета республики под № 989 «О создании в составе Комитета национальной безопасности Республики Таджикистан Управления по охране государственной границы Республики Таджикистан».

Эти два документа сыграли судьбоносную роль в деле создания пограничных войск страны. Спустя  два года – 30 мая 1994 года, Президиумом Верховного Совета Республики Таджикистан был издан Указ под № 273 «О создании пограничных войск в составе Комитета национальной безопасности Республики Таджикистан». В соответствии с этим документом день 28 мая ежегодно отмечается как профессиональный праздник таджикских пограничников (без выходного дня). Хотя  с точки зрения исторической справедливости следовало бы считать датой образования пограничных войск страны 18 декабря 1992 года, что имеет свое  обоснование.  До приобретения независимости Таджикистаном пограничные войска и министерство обороны в республике не существовали, поэтому они создавались при отсутствии необходимой инфраструктуры и материальной базы, можно сказать, на голом месте.

Первым командиром таджикской пограничной бригады был назначен полковник Сафарали Сайфуллоев (в настоящее время генерал-лейтенант). Первым руководителем Таджикского пограничного управления стал полковник Александр Иванович Рогов (ныне генерал-майор).

Предпринятые меры явились первыми решительными шагами в деле создания таджикских пограничных войск, их становления и совершенствования. Вместе с тем они продолжали находиться в ведении Министерства безопасности Республики Таджикистан.

Национальные пограничные войска страны, несмотря на свою малочисленность, смогли в трудный период истории государства – вооруженного противостояния – взять охрану отдельных участков границы под свой контроль.

С образованием Пограничной бригады охрана границы стала  совершенствоваться, укрепляться. Этому способствовало постановление правительства Республики Таджикистан от 5 апреля 1995 года. В соответствии с ним в составе Министерства безопасности республики было создано Главное управление пограничных войск страны.

В подчинение Главному управлению были приданы две пограничные бригады, один полк специального назначения из Кумсангирского района, комендатура Шаартузского района, а также комендатуры Калайхумбского и Рушанского погранотрядов. Кроме того, было дано разрешение  на создание специальных рот связи, строительства и транспорта, пункта пограничного перехода «Худжанд», Учебного центра подготовки младшего командного состава, базы материального обеспечения, фольклорной группы «Фалак», которые раньше находились в ведении Управления пограничных войск под командованием Александра Ивановича Рогова.

Реальность ясно показывала, что таджики сами в силах погасить пожар в своем доме, что оружие для них не является средством разрешения всех проблем в обществе. Главой государства Эмомали Рахмоном было сделано все возможное для обеспечения мира и единства в стране, сохранения целостности  Таджикистана, Его встречи и переговоры с непримиримой оппозицией настойчиво подготавливали благоприятную почву для заключения Соглашения о мире и национальном согласии. Вооруженные столкновения и разборки в республике, хотя еще и продолжались, но уже менее интенсивно. Однако на границе ситуация оставалась достаточно напряженной. Она требовала  более надежного укрепления рубежей таджикского государства. В этой связи Указом президента страны в феврале 1997 года при правительстве Республики Таджикистан был образован Комитет по охране государственной границы. В том же году был принят Закон Республики Таджикистан «О границе». В соответствии с Законом были определены государственные и  основные направления деятельности пограничных войск страны по обеспечению стабилизационного процесса и защите рубежей Таджикистана.

 

УЧАСТИЕ В РЕШЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ВОПРОСОВ

Много сил и средств в тот период направлялись на защиту экономических и торгово-финансовых интересов республики. В задачу органов госбезопасности входили отслеживание рынков стратегического сырья и ситуации на валютном рынке, выявление и предотвращение экономических диверсий, выявление и пресечение попыток иностранных фирм нанесения прямого экономического ущерба  внешнеэкономическим интересам республики. Характерной особенностью деятельности оперативных подразделений органов государственной безопасности в период после 1992 года было сочетание работы с ее «легальных» и нелегальных позиций. Для достижения мира и согласия использовались все необходимые формы деятельности, которые приносили свои положительные результаты. Эта задача была возложена на Службу по защите экономики (руководители полковник Х.К.Бобоев, полковник Н.К.Дабуров).

В конце 1992 – начале 1993 годов чекистским структурам в Душанбе, районах республиканского подчинения и областных центрах, наряду с участием в стабилизации политической и оперативной обстановки приходилось регулировать и социально-экономические проблемы. Особенно остро вопрос стоял в Душанбе. Осенью 1994 года во всех хлебопекарных объединениях столицы оставалось не более 30 тонн муки, когда городу по существующим нормам ежесуточно нужно было более 120 тонн. Эта информация, срочным образом была доведена до первого заместителя Председателя Совета Министров М.У. Убайдуллоева, курирующего силовые и правоохранительные органы. Кроме него,  эти вопросы не с кем было тогда решать. Время было сложным и неспокойным. Параллельно с законно избранными  представителями власти сильное влияние имел Народный Фронт, а после его роспуска – его вооруженные формирования в лице отдельных лидеров-командиров. Одни из них подчинялись властям, соблюдая действующие законы. Другие видели в себе лиц, представлявших власть на  местах. Несмотря на все это, чекисты совместно с сотрудниками Министерства внутренних дел смогли взять в свои руки регулирование продовольственного вопроса. Изготовление хлебопродуктов, доставка и распределение их  по торговым точкам Душанбе были возложены  М.Убайдуллоевым   на оперативные подразделения органов Национальной безопасности. В те дни, в период острого кризиса продовольственных товаров, сотрудники оперативных подразделений  «Альфа», не занятые на боевых участках, обеспечивали поддержание правопорядка в Душанбе, на его объектах. Очевидцы хорошо помнят, как в очередях за хлебом гибли люди. Тогда приходилось трудиться по 24 часа в сутки. Собирая руководство органов национальной безопасности, Убайдуллоев, являясь, по сути дела, начальником штаба по регулированию этих процессов, ежесуточно заслушивал сообщения о проделанной работе, ставил конкретные задачи.

В те труднейшие дни люди работали, не щадя сил и здоровья, никто не думал о своем благе. На одном из совещаний, которое проходило глубокой ночью в кабинете М.Убайдуллоева, встал вопрос о покупке зерна. М.Убайдуллоев был  уверен, что чекисты, используя оперативные средства, помогут в разрешении этого кризиса. Но средств для приобретения пшеницы практически не было. Заместителем  министра хлебопродуктов республики  тогда был Шариф Исамов, у которого были налажены каналы покупки и завоза пшеницы, хорошо налажены контакты и взаимоотношения с представителями, занимающимися этим делом в Узбекистане и Казахстане. Но сложность заключалась в отсутствии валюты. В этой связи нужен был человек, которому бы при подписании контрактов  доверяли  контрагенты, отпуская пшеницу без  предварительной оплаты. Этим человеком и оказался Исамов. Тогда, в 1993 году, искать кого-то другого просто  не было времени. Обстановка требовала оперативных действий.   М.Убайдуллоев одобрил предложенную ему кандидатуру Исамова. Последний улетел в Ташкент  и там, подписав контракт с представителями казахской фирмы, в срочном порядке отправил в Душанбе эшелоном 1500 тонн пшеницы. Таким образом вопрос был как-то урегулирован. Хотя и оставались проблемы, но уже острого кризиса  не наблюдалось. Оперативные сотрудники Комитета национальной безопасности всячески оказывали содействие городу в обеспечении горожан хлебопродуктами до полной стабилизации  в республике.

  [3] «Очерки из истории органов безопасности Республики Таджикистан» (1924 – 2004 г.г.), с. 99.

[4] В 1996 г.  на базе ДИВТ была образована Объединенная таджикская оппозиция (ОТО).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить